Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Завершенные отыгрыши » [15.01.1978] Пока все дома


[15.01.1978] Пока все дома

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

ПОКА ВСЕ ДОМА


супер-закрытый эпизод (кто присоединится - живым не выйдет)

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/3/560174.jpg

тизер

Участники: Лорд, Эйвери, Фенрир, Алекто, Белла, Яксли, Долохов, Рабастан, Теодор, Адемаро, Рудольфус, Розье.

Дата и время: 15.01.1978

Место: Ставка

Сюжет: игры, шарады, пунш, февральские спойлеры

За столом

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/2/886463.png

+16

2

Встреча не должна была продлиться долго, однако развитие событий внесло свои коррективы: эффект волн, набегающих на береговую линию, усиливался непрерывной деятельностью и сопровождающими ее последствиями. Море шумело за пределами Ставки, стены которой оставались непроницаемыми для внешнего мира, позволяя взглянуть на ситуацию беспристрастно. Собравшиеся Пожиратели заняли свои места за столом, и последними «дырами» в ряду английской верхушки зияли два стула.
- Господин Лестрейндж извинит нас, если начнём без него: у него особое задание, - негромкий и чуть сиплый голос пояснил сказанное, избегая подробностей о том, каким именно образом Арно планировал выцепить Грейбека среди британских лесов и притащить в урочный час по известному адресу, - практическое, - волшебник, сидевший во главе стола, учтиво прикрыл глаза, опуская взгляд и приветствуя собравшихся выверенным жестом, - добрый вечер.
После событий на вокзале Кингс-Кросс и в Хогсмиде прошло уже достаточно времени для осмысленного анализа: последствия затронули многие структуры, а кого-то из ДОМП даже лишили равновесия. Эту карту они разыграли во всех возможных вариациях, и когда из старой шляпы уже невозможно было вытащить ни одного кролика, настало время подвести итоги.
- Я хотел бы обсудить события на платформе, - темные глаза обратились к пустоте, занимавшей привычное место старшего Лестрейнджа, отвечавшего за состав операции, а потом точно так же мимолетно скользнули на единственную ведьму, что вела разработку под руководством Арно, - Беллатрикс, начни с главного, - и, предупреждая возможные порывы собравшихся, Волдеморт поднял иссушенную руку ладонью к волшебникам, - я просил бы вас об учтивости, господа. Каждый получит возможность высказаться, но первое слово - за дамой. Неправдой было бы сказать, что она не заслужила этой чести.
Сигнальная чара дала знать о визитерах, но Риддл и виду не подал, прекрасно зная, кто в эту самую минуту оббивал порог и ворот парка, мечась туда-сюда в бывалой привычке разминать кости. Практически вовремя - чудеса дрессировки.
- Эйдан, - он обратился к Эйвери, не поворачивая головы и даже не глядя, - проводи в зал нашего нового товарища - уверяю! - Риддл повысил голос на полтона, поднимая голову и обводя каждого из присутствующих острым взглядом, - уверяю, господа, каждый, получивший право знать вас в лицо, унесёт эту тайну в могилу.
Двенадцать пар глаз смотрели на него в ответ, и если бы Тому была свойственна хоть малейшая эмпатия, он многое увидел бы в этих взглядах. Однако, в распоряжении Ридлла была лишь сухая логика и львиная доля наблюдательности, которая в схожих ситуациях много раз служила ему верой и правдой. Как и теперь.
- Рудольфус, в скором времени нам понадобится определенный объём аконитового зелья, - он встретился взглядом со старшим сыном Лестрейнджа, после чего добавил, - я слышал, доктор Чан давал громкую лекцию в Университете Королевы Марии: должно быть, вирусологам из Мунго есть, чем похвастаться, раз их глава так широко открывает рот.

Основное:

1. Вокзал
2. Нападение на редакцию
3. Обсуждение Руквуда и Боунса
4. Планы на февраль
С темы на тему не перескакиваем, соблюдаем последовательность дискуссии.
Нотт, с тебя протокол.
Еще момент: на 15.01.78 рецепт аконитового ещё неизвестен ПС и есть только в Мунго, в тайне.
Ребят, я пока для удобства звал старшего Лестрейнджа Арно, потом поменяю на имя, которое возьмёт пришедший на роль игрок.

+19

3

Сидя за длинным массивным столом в полутёмной зале со стрельчатыми сводами, Эйдан с отстранённым видом разглядывал присутствующих и размышлял о том, как скоро подобные многолюдные собрания войдут у них в моду. До сих пор Том предпочитал индивидуальный подход — но до сих пор они и не устраивали столь масштабных акций устрашения. Вероятно, теперь будут. Что он сам думает по этому поводу, Эйдан уже говорил; сейчас это было неважно.

Нотт, Розье, Мальсибер — с ними всё понятно. Двое из Лестрейнджей, доставляющие отцу столько хлопот. Отдельным номером — Беллатрикс. Да, её по праву можно было считать самостоятельной единицей в этом театре. Двое Кэрроу — совсем не похожи на Лестрейнджей, но за ними тоже глаз да глаз, энергии у всех через край, попробуй только не успеть направить в подходящее русло. Ещё один Нотт, помладше, — такой собранный, деловой, этот ещё старшему даст прикурить. Гойл — спец по артефактам, но присутствовал на платформе в Рождество, к нему стоило присмотреться повнимательнее. Яксли — тут тоже всё ясно. Больше всего Эйдана интересовало, как Элфорд выдержит общество всех собравшихся буйных голов вместе с их отношением к правилам хорошего тона.

…Голос Тома обращал на себя внимание, цеплял сознание и заставлял к нему прислушиваться, этого у него было не отнять. Игры в торжественность ему удавались особенно хорошо. За долгие годы их знакомства Эйдан успел к этому привыкнуть и не удивился, внезапно услышав собственное имя, вплетённое в ожерелье слов Риддла. Том любил такие фокусы: смотреть на одного, обращаться к другому. В ряде случаев он наверняка делал это сознательно. Многих такие фортели по первости сбивали с толку, потому что интерпретировать их можно было как угодно. Некоторые усматривали в этом пренебрежение — которого, учитывая ангельский характер Тома, нельзя было исключать — но Эйдан предпочитал видеть в этом доверие. На массовых собраниях их подпольного революционного кружка всякий визуальный контакт с Лордом Волдемортом становился для второй стороны сродни испытанию. Ближний круг был лишён этой сомнительной чести в силу давности установившихся между ними связей. Сам Эйдан, впрочем, голову к Тому повернул и на него посмотрел. Отвечать он счёл лишним, кивать тоже не стал — просто тихо поднялся с насиженного места, размеренным шагом прошёлся через весь зал до двери и скрылся за ней.

«Новый товарищ» уже дожидался в назначенной точке, за пределами всех барьеров. Иначе быть просто не могло: пройти внутрь без Метки было невозможно чисто технически. Подходя к своему давнему знакомцу, Эйдан улыбнулся.
— Здравствуй, Фенрир, — сказал он, окидывая Грейбека оценивающим взглядом. — С каждой нашей встречей ты поднимаешься всё выше. Ни одного оборотня до тебя здесь не бывало, — будто бы между делом добавил Эйдан. — И вряд ли ещё будет.

Допуск в Ставку — вершина карьеры для полуволка. О том, чтобы побывать в присутствии такого числа чистокровных представителей британской магической аристократии разом при иных обстоятельствах, Грейбеку нечего было и думать. А тут такая честь — быть приглашённым самим виновником торжества лично. Но долго ли Фенрир будет её ценить? Что-то подсказывало Эйдану, что плевать их славный волчок хотел на все благородные собрания. Зверю палец в рот не клади: освоится немного — начнёт требовать крови. Но пока это была не его забота.

Эйвери оглянулся и посмотрел через плечо туда, откуда пришёл. Там, позади, в глубине особняка, Белла в это время давала отчёт о событиях на вокзале. На платформе Эйдан присутствовал и сам, поэтому ничего существенного не пропускал — кроме самой миссис Лестрейндж, разумеется, но у неё осталось достаточно взыскательных зрителей. Однако задерживаться не стоило. И забывать о защите тоже - даже здесь, в Ставке. Эйдан активировал один из фамильных перстней: лишним не будет.

— Идём, — он коснулся плеча Фенрира. — Тебя уже ждут.
Проведя оборотня под купол защитных барьеров, Эйдан убрал ладонь с его плеча. Дальше путь был свободен для них обоих.

При себе

Фамильные перстни, зачарованные на протего.
Портключ на двоих.

Отредактировано Aedan Avery (2020-11-08 09:08:28)

+19

4

Грейбек распознает эту страну по запаху.
Его изрядно помотало по графствам от берега до берега, чтобы запомнить их все, и Эссекс по его мнению, одно из самых смердящих мест на карте. Поэтому он даже не удивляется, когда волшебник по фамилии Лестрейндж, настоятельно требующий добавлять к ней слово “мистер” передает ему приглашение явиться именно сюда.
Поэтому он не удивится, если узнает, что в эти земли его позвали умереть, но выбор не велик - не прийти самому, значит подставить остальных, и недоверие к новым союзникам спотыкается об ответственность перед Стаей.

Времена непростые, решения тоже, и когда Грейбек сказал о том, что его куда-то зовут, Сэм сначала хмыкнула ему в плечо:
- Ты будто собака, - а потом, поймав его недовольный взгляд, добавила, - Иди.
Она мало говорит.
Они мало говорят, но взвешивать успевают многое: от костюмов, в которых к ним приходят те, кто заявляет о партнерстве, и до очередного доклада от караульных, что не так далеко от стоянки, снова пахло охотничьими артефактами и, сообразно, их, волчьей, тревогой.

Грейбек знал, что пойдет, и знает, когда втягивает даже зимой воняющий рыбой с моря и бензином и резиной от не столь далекого шоссе воздух графства, что Эссекс не лучшее место, чтобы умереть. Без поддержки своих волк точно наг, и январский ветер сильнее студит кожу, заставляя наворачивать все интенсивнее и шире круги вокруг точки, в которую его “попросили” явиться, рекомендуя не отвечать “нет”.
Вокруг точки, в которой не происходит ничего минута за минутой, отчего он только злится. Отчего с настороженностью встречает появишийся слишком резко для чуткого волчьего восприятия силуэт, не сразу определяя в нем старого знакомого, но быстрее, чем успеет оформиться решение его убить.
В голове созревает звук сломанных шейных позвонков, руки успевают почувствовать теплую кровь, Эссекский смрад перебивает плотный и теплый запах из вспоротого нутра, но раньше глаза смотрят в желтоватые и похожие на кошачьи глаза, звучит голос, переливаясь опять слишком долгими и цветистыми фразами, и чужая смерть откладывается и временно проходит мимо.
Встрече сквозь годы Грейбек не удивлен. Не удивлен, что его помнят по имени.
Он знает, что вся мразь в этом мире кучкуется вместе, а волшебник, который уже заключал союз с оборотнем, должен понять своего собрата по таким уникальным идеям. Слова встречающего его знакомого не значат, разумеется, ничего - Грейбек не понимает, что это за “выше”, и не знает, где это “здесь”.
Ни один оборотень, насколько ему известно, еще не был и в драконьей пасти, - и что с того?
Стряхивая чужую руку со своего плеча, на все приветствия он бросает только:
- Ты постарел, - не для досужего разговора, а просто чтобы обозначить, что видит, - поседевшие волосы, ставшее шире лицо, морщины вокруг желтоватых глаз, чуть изменившиеся движения, которые надо учитывать, если вдруг придется сделать то, что он озвучивать не стал.
Если ты еще раз прикоснешься ко мне без предупреждения - я вырву твою руку.
Грейбек, признаться, постарел тоже, - он реже говорит людям, что думает, в лицо.
За невидимым барьером, который до поры скрывал от него старого знакомого, воздух уже немного другой. Здесь совсем немного холоднее, но ветер тише и бытовой смрад сменяется иным, - искрящимся запахом близкой смерти. Дорожки, по которым они идут здесь ухожены, деревья стоят ровными, искусственными до омерзения и совершенно непригодными для прикрытия рядами, а в доме, помпезном и большом, в который они заходят, чувствуется по углам вековая пыль, которая успевает спрятаться даже от магии.
Грейбека ведут по коридорам, ведут по лестницам, проводят в двери за дверьми, за дверьми, за еще одними проклятыми дверьми, будто хотят запутать в лабиринте, карту которого он упрямо рисует в своей голове.
За очередным поворотом и очередной распахнувшейся створкой оказывается зал, и из этого зала ему в нос бьет мешанина запахов.
Тряпки, мыло, духи, кожа, пот, волосы, приглаженные, напомаженные, “крахмал” с воротничков и остатки почти переваренного обеда изо ртов, которые захлопнулись, секунду назад что-то говоря.
Разум Грейбека снова порождает ассоциации, пересчитывает собравшихся, соображает, как каждого из них убить, анализируя их положение периферическим зрением, пока хмурый взгляд исподлобья смотрит на одну единственную фигуру во главе стола, которая кажется высокой даже несмотря на то, что её обладатель сидит.
Грейбек наконец-то, не поворачиваясь ни на дюйм в сторону собравшихся, не двигаясь дальше полушага от дверного проема, игнорируя все взгляды в свою сторону, спрашивает:
- Зачем я здесь?

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+18

5

[icon]http://i.piccy.info/i9/0e3858e0f834829f72898e1371241de4/1603403380/34487/1400568/2a.jpg[/icon][status]аж два, о![/status][nick]A.Carrow[/nick]
Зал производит угнетающее впечатление. Стены давят, воздуха удушливо мало. Ощущение как при ознобе, как при болезни. Алекто хочется сжаться в комок, но здесь нельзя проявлять слабость, и она прячется за вульгарностью – передвигает предназначенный ей стул вплотную к Амикусу, нарушая идеальную, выверенную симметрию их рассадки вокруг стола, и опирается плечом на брата. Теперь они как сиамские близнецы, или как парочка, которой взбрело в голову обниматься на официальном приеме. Выглядит это совсем не по-светски, но сплетничают же, что приличные манеры двойняшкам Кэрроу выдали одни на двоих, поэтому всегда слегка не хватает, вот пусть и полюбуются на эту не хватку – вряд ли кто-то сейчас позволит себе отвлечься и читать им нотацию. Зато их благородное собрание выглядит теперь не таким уж благородным, пусть даже здесь и присутствует добрая четверть чистокровной магической аристократии.
Вот, собственно, количество присутствующих и действует на нервы Алекто больше всего, вынуждая мобилизовать чуть больше чем все самообладание и опираться на брата, в поисках сил сохранить душевное равновесие. Их здесь слишком много. Чересчур. А это значит, что шутки кончились, иллюзии разбились. Раньше они никогда не собирались все и с открытыми лицами. И все ощущалось как персональная сделка с демоном – кусочек души в обмен на метку, выполнение поручений в обмен на индульгенцию срывать свои эмоции на том, кого укажут, возможность попрактиковаться в том, что запрещено, - это было личное и потому невинно. Сейчас же они здесь все – глядят друг другу в открытые лица. Все ощущается будто ритуал жертвоприношения, на тех костях, что глодали волки в деревне. Как будто клятва на крови. На залившей всю платформу крови. Маски сброшены, они все причастны и повязаны. Дрогнет, сломается кто-то один, и потянет в могильный холод Азкабана всех. Забыть, кто именно здесь сегодня был, явно никому не дадут – им насильно прививают веру в то, что они за общие идеалы и вроде как заодно. Необходимость поверить, что никто из здесь присутствующие не предаст, - для Алекто это настоящая пытка, она умеет доверять только брату, и то не всегда. Ее знобит, она тратит слишком много сил, чтобы сохранить на лице каменную маску ледяного спокойствия и безразличия. Слова Лорда и других присутствующих и вновь вошедших звучат для нее как через толщу воды.
Амикус же наоборот чересчур весел. В его глазах блестит что-то похоже на азарт, и он скалится шальной, чуть злой, но все же улыбкой. Глядя на него, можно подумать, что он находится в казино. Так собственно он себя и ощущает. Амикус разделяет мысли сестры, что детские шалости кончились, Рождество – это только начало, дальше будет серьезнее. Но делить нервозность Алекто он не собирается. Это как рулетка. Крупная акция, открытые лица – это просто повышение ставок. Ему предлагается поставить свою жизнь и жизнь сестры на клетку, и положится на удачу. Амикус готов поставить все на красное, как чистая кровь. Не выживем – так хоть повеселимся. По костям в ад – пускай, главное, чтобы с музыкой, бренди и страстью. Еще развлечемся, так что не сходи с ума, сестренка. Амикус под столом протягивает Алекто руку и чувствует, как она вцепляется в него до побелевших пальцев, до судороги, впивается ногтями до боли и крови. Не очень светский жест получается, вряд ли он украсит их благородное собрание. А впрочем – примерно в этот же момент в зале появляется новый участник, который смотрит исподлобья и начинает разговор с вопросов. Что ж, кажется, он не зря ставил на веселый вечер.

+18

6

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/913699.gif[/icon]

На себе

Артефакты:
— Два фамильных перстня с геральдическими украшениями Блэков и Лестрейнджей, каждый из которых является многоразовым портключом на Гриммо-плэйс, 12 и в поместье Лестрейндж-Холл соответственно, способ активации — вербальный, определенной командой.
— Бриллиантовые серьги — амулет от сглазов, купленные в путешествии на материк, постоянного действия.

Тот день на вокзале, Рождество... Пятница, это была пятница.
Когда-нибудь, оглядываясь назад, я всё же что-то пойму, что-то новое и постоянно ускользающее от меня; пойму, прочувствую, сделаю выводы. Быть может, вынесу пером в фамильные мемуары последствия того дня, когда мои мысли и движения стали следствием от чистой импровизации, ветром и великолепием той магии, что я смогла тогда отдать. Стали свободой.
То была пятница…
И эта свобода – это было самое дорогое, но едва ли я когда-нибудь признаюсь, как жажду её повтора на следующих заданиях. Это случилось тогда и это “тогда” останется со мною навсегда: в скрежете сходящих с рельс вагонов, в ошарашенном взгляде женщины, что стояла в пол секунде от моего поражающего заклинания, в уверенной стойке молодого хит-визарда, что принял своим сердцем моё Смертельное проклятье и в неистовстве его начальника, старавшегося любым способом попасть в невидимую ему цель. В меня.
Это была пятница…
Такая больше не повторится, но из-за её энергии и следа, что она оставила в моей душе, я жажду, чтобы такая пятница случалась хоть в понедельник, хоть во вторник, в четверг. Не важно когда...

Последствия этого дрянного газа, что я ненароком вдохнула на пути к отступлению, кружили мне голову весь последующий день, заставляя то и дело бежать в объятия санфаянсового друга под пристальные взгляды обитателей Лестрейндж-Холла. “Ты в порядке?” – обеспокоенные вопросы давили мне горло весь день. Нет, мантикора тебя дери, я нихрена не в порядке, поскольку в этом побочном кашле я просто задыхаюсь от невозможности повторить этот бой снова!

И вот нам назначено время и место.
Ставка. Мы прибываем сюда малой семьей, одним портключом. Северное море отдается гулом в моей голове, и я с наслаждением слушаю его сильный прибой, само здания принимает меня, словно старший родственник, заключая моё сознание не в духоту и мрак, а томные объятия густого темномагического фона, так знакомого мне. Приглашает войти.
Я привычно следую на свободное место за столом под уверенность той руки, на которую опираюсь в тандеме супружества вот уже столько лет, ни слова не говоря о том, что уж здесь-то я точно чувствую себя как дома. Мне невероятна интересна тема и цель нашего собрания, но подпитываясь видимым спокойствием Рудольфуса, я держу себя в руках, не прогнозирую и не ищу глазами домовика, что помог бы мне снять верхнюю мантию и перчатки. В здании холодно, и все присутствующие остались при параде. Мы молчаливо здороваемся, - кивками, взглядами, – мой второй ментор Эйдан Эйвери, как поживаете, близкие и дальние родственники, близнецы Кэрроу, мы успеваем приглядеться до появления Милорда и… да, добрый вечер.
Предложение начать порождает на моем лице вежливую улыбку, но более, по-кошачьи, довольны миндалевидные глаза, что есть зеркало души. Они точно не будут скрывать эмоции прошедших событий, и я с удовольствием начинаю с приветствия.

- Благодарю за оказанную мне честь, Милорд, - ровно начинаю я, - Леди и джентельмены, я рада видеть вас здесь в твёрдом рассудке и полном здравии. Надеюсь, вы оценили мою шутку с поездом, и она не принесла вам ощутимых неудобств.
Здесь всего две леди и уж совершенно точно не все будут являться джентельменами, но словесная форма есть форма.
А правила есть правила.
- Старший состав офицеров Аврората, хит-визарды всех возможных рангов и даже их Глава - никто не отказал нам во внимании на вокзале. Мы достойно насладились им, но также заставили их вынуть палочки из ножен, хоть они и пытались закидать нас своими артефактами. Таким образом, на тот свет отплыли пять авроров, четыре хит-визарда и двенадцать гражданских. В свою очередь, мы потеряли пять человек с нижнего состава Организации, что официальными данными включены в группу гражданских. Жертв среди Пожирателей Смерти Ближнего и последующего кругов нет.

Нижний состав Пожирателей не имели даже метки, но уж на этом я не собираюсь акцентировать. Данные, полученные мною от Яксли-старшего говорили сами за себя: задание было выполнено с меньшей кровью и минимальным потерями. Не идеально, но с долей беспроигрышной импровизации.

- Позвольте напомнить вам как развивались события с моей точки зрения и позиции. Visum incarnatio! - я делаю взмах палочкой, и передо мною детальной иллюзией моделируется миниатюрный Хогвартс-Экспресс, рельсы, вокзал и даже часть лондонского предместья - в целом, объемная картинка очень детальная. Все левитируется в начало длинного стола и по моему невербальному посылу вся модель приходит в действие. Поезд с пыхтением и гудением едет вперед, и за ним на метле летит размытая фигура. Я. Никаких обороток, чар, только зелье Невидимости… Далее события на модели развиваются точь-в-точь, как они были в реальности, но только с моей точки зрения и для общего удобства намного быстрее. Не многим посчастливится узнать, сколько вечеров я потратила на синхронизацию магических картинок и иллюзий в этом макете, на ускорение от реального времени и на точность своих воспоминаний, а также на возможность вхождения в модель других воспоминаний - но оно того стоило. Массы гражданских и ученики показаны условно, - мне было не до них, - офицеры Департамента становятся более четкими ближе к концу визуализации, когда мне самой стало их лучше видно. Мои жертвы и соперники наиболее прорисованы, можно даже различить черты лица и форму. - Итак, свои действия считаю более-менее удачными, но завершая всем заклинанием Дьявольского Огня, я имела неосторожность попасть под дымовую завесу из усыпляющих газов. Полагаю, действуя в паре, я могла бы избежать подобного. В следующий раз мне надо обезопасить себя от такого пагубного воздействия. У кого-нибудь есть предложения, как это сделать более действующим способом, чем расшитый инициалами мокрый платочек у носа? Маверик, вы как артефактолог можете что-нибудь предложить?

И Яксли...
Мне нужен Элфорд и все его знания по министерскому курсу чар. Поможет ли или отставит в сторону мои амбиции?

- Также мне будет очень приятно, если вы дополните мою схему своими личными сценариями того события... – невербальным взмахом палочки я возвращаю модель на начало событий. - Прошу, джентельмены. Благодарю за внимание.

Дверь открывается бесшумно, и по ногам пролетает премерзкий морской сквозняк, что заставляет меня повернуть голову и всмотреться.

картинка создана помощью упорства, таланта и...

*Visum  incarnatio (лат. "visum" — образ, "incarnatio" — воплощение)
Создает в воздухе изображение, по желанию мага. Изображение может двигаться и меняться. Размер, точность и сложность деталей, время действия зависят от силы и опыта мага.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/913699.gif[/icon][status]сато[/status]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-10-23 22:55:16)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png http://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+18

7

Идею собрать всех разом Яксли мысленно одобрил. Ему любопытно было взглянуть на их маленький паучатник в общем сборе. Вместе он видел их на светских мероприятиях и официальных приемах. А как они будут вести себя, так сказать, в рабочей обстановке? Все такие... разные, окрасочки цветные и яркие, педипальпами ласково друг другу машут, так сразу и не поймешь, что это боевая стойка, и твой любезный товарищ уже прицеливается куда бы потихоньку впрыснуть яд, который превратит тебя в кастрюльку с питательным бульоном. Ах, дом, милый дом...
Яксли с ласковой полуулыбкой оглядел всех, сидящих за столом, медленно переводя взгляд и подолгу всматриваясь в знакомые лица. Молодежь нервничала, старая гвардия хранила внешнее спокойствие, за которым скрывалась собранность и готовность ко всему. От милорда нынче можно было ждать и похвалы, и авады. А юные коллеги пока не до конца понимали, что авада - это не страшно, потому что быстро и, говорят, безболезненно. Есть вещи похуже... И речь совсем не о круцио.
Беллу он выслушал внимательно, иногда едва заметно кивая. Его самого не было ни на вокзале, ни в Хогсмиде, но при этом он был одним из тех немногих, кто представлял всю картинку в мельчайших деталях. Его люди провели расследование, а сам он неоднократно общался с коллегами по их маленькому братству.
- Позвольте мне первому сделать замечание, милорд. То, что я скажу, следовало бы говорить в конце, во время подведения итогов. Но есть ли смысл ждать, если это будет относиться к каждому нашему действию? Беллатрикс права. Нашей дружной чистокровной команде не хватает слаженности. Той слаженности, которая достигается только методичными и долгими тренировками. Общими тренировками, милорд, в которых все, вне зависимости от возраста, титула и званий находятся в равных условиях. ДОМП сейчас тоже анализирует Рождество, ищет закономерности и оценивает наши действия. И скоро они придут к правильным выводам. Это первое. А второе... Над артефактами противодействующими аврорским заклинаниям надо подумать. Но, полагаю, это уже можно решить в рабочем порядке.
Яксли посмотрел на Гойла и затем слегка склонил голову, обозначая, что пока это все, что он собирался сказать.
Когда на пороге появился Фенрир, он все с той же внимательностью и любопытством, с какими смотрел на коллег, глянул на Грейбека.  А вот и наш маленький зубастый друг. Судя по взгляду, весьма своенравный и своевольный друг, на которого у Яксли уже тоже были свои планы.

Отредактировано Alford Yaxley (2020-10-25 17:54:18)

Подпись автора

Он мне поведал назначенье инструментов.
Все так не страшно - и палач как добрый врач.
"Но на работе до поры все это прячь,
Чтоб понапрасну не нервировать клиентов.

Бывает, только его в чувство приведешь, -
Водой окатишь и поставишь Оффенбаха, -
А он примерится, когда ты подойдешь,
Возьмет и плюнет - и испорчена рубаха".

В. Высоцкий. Палач

+15

8

Он всегда сидел подле Него и зачастую знал его планы. По крайней мере, предпочитал думать, что удачно предугадывает его небольшие шаги. Когда Темный Лорд сообщил об общем сборе, повестка для Антонина представлялась максимально логичной: они еще не встречались после событий на вокзале и недавнего нападения на редакцию Бэгнолд. Как минимум было необходимо обсудить произошедшее, взвесить «за» и «против», выявить сильные и слабые стороны, по необходимости — позднее провести работу над ошибками.

Как ни странно Долохов подобные собрания считал необходимыми, тем более что у них они были максимально редкими и не затягивались: Лорд не любил разговоры не по существу и совещания ради совещаний. После проделанных действий всегда необходима оценка для улучшения качества последующих операций. Теперь же, после такого громкого заявления о себе, собираться им стоит явно почаще. В общем, Пожиратель чувствовал себя максимально в своей тарелке, сдержанно и даже немного расслабленно, чего нельзя было сказать о некоторых присутствующих. Напряжение легко повисло в воздухе, а не все его соратники могли бы похвастаться хорошей игрой в карты.

Право первого слова было предоставлено любимице Беллатрикс. Конечно, ведь организацией и разработкой нападения в Рождество руководил старший Лестрейндж вместе с дочерью. Это решение Темного Лорда было для Антонина неожиданным лишь наполовину: все-таки должен же кто-то еще упражняться в стратегии, тем более что свежий взгляд иногда был полезен. Долохов, конечно же, внес бы и свои коррективы в их план, но его попросили остаться в стороне, а когда начальство просит, стоит прислушаться.

Замечания успел внести Яксли, и мысленно Антонин с ним согласился. Точнее даже, был ему мысленно благодарен. Он сам хотел закинуть идею с общими тренировками, а в тот момент даже подумал, что нашел себе сотоварища в лице Элфорда.

Но он чувствовал, что должно быть что-то еще. Что-то непредсказуемое даже для него. Более непредсказуемое, чем «позволь Лестрейнджам организовать операцию». Тем более что как раз-таки Арно на заседании не присутствовал. Намек об аконитом зелье не оставлял полутонов: к ним должен был присоединиться оборотень. После недавних событий это было в некотором роде логично, но Антонин не ожидал, что встреча произойдет настолько быстро и настолько открыто. Конечно, он был готов довериться Лорду, что в случае разглашения секретной информации Грейбека скормят его же стае (по крайней мере, Долохов хотел бы именно такого исхода), но внутреннее слегка поежился. Он не жаловал чужаков, тем более непредсказуемых волков.

Хотя, что было ожидаемо, так это проявление неуважения при появлении. Когда Фенрир зашел, он даже не удосужился поздороваться, а просто спросил: «Зачем я здесь?» Долохов посмотрел на него, чуть расширив глаза от этой вопиющей наглости, после чего снова отвернулся, устраиваясь в кресле поудобнее, и опустил руку на лицо.

Дед Мороз тебя задери. Понаберут по объявлению.

Собойка

Амулет деда на защиту от сглаза, румынский перстень, заряженный на Protego, портключ в тайную явочную квартиру в пригороде Лондона

Отредактировано Antonin Dolohov (2020-11-08 09:10:02)

+15

9

Появившись последним, Рабастан даже не смутился, проходя в помещение и уверенным шагом обходя стол. Это сборище аристократов, подобно рыцарям круглого стола, напоминали сказочных персонажей из древней истории. Подобно Артуру, Лорд пытался изменить мир. А рыцари, которых было практически ровное количество, восседали на своих стульях и наполняли помещение серьезностью, снобизмом, пафосом и аристократией. Никакой прием не сравниться с подобной встречей. На кончике языка можно было ощутить густое напряжение в воздухе. Не волнение, скорее недоверие. Кто-то удивлялся присутствующим лицам, кто-то оценивал новых «союзников», а кто-то демонстрировал свою власть.

Баст усмехнулся своим мыслям и в легкой, свойственной ему манере, опустился на стул, тут же закидывая ногу на ногу. Он выглядел так, словно пришел выпить чашечку английского черного чаю, с сахаром, конечно же, а не как революционер, готовый анализировать и строить планы. Сел юный волшебник напротив Лорда, решив, что предпочтет видеть глаза своего «наставника», а не бок или другой бок.

Ему было любопытно, и он это не скрывал. Подобно ребенку он рассматривал каждого человека, в голове прокручивая и запоминая фамилии, изучая чужие выражения лиц и мимику. Как давно эти люди знакомы с Лордом, как близки к нему и как глубоко прониклись его доверием, кто ему предан, а кто нет. Младший Лестрейндж всегда считал, что предатели садятся поближе к своим королям и правителям, чтобы давать им, а заодно себе, ложную уверенность в преданности и верности. Судя по тому, что он видел – следовало внимательней относиться к Долохову и его желанию быть так близко, практически соприкасаясь с Волдемортом плечами. Баст улыбнулся, решив, что будет присматривать за этим человеком и держаться от него подальше, а то мало ли какие сюрпризы тот может притащить. Может в следующий раз в ставку заявится ДОМП именно благодаря одному из волшебников, сидящих за этим столом.

Лестрейндж увидел за столом и семью, медленно проведя оценивающий взгляд по брату, а затем и по его жене. В этот раз он решил явиться отдельно от них, демонстрируя не то свою самостоятельность, не то упрямство.

Белла была эффектна, вырисовывая картинки над столом и рассказывая о произошедшем. Ее слова, подобно словам истинного оратора, звучали мелодично, уверенно и правдоподобно. Эта женщина всегда могла показать себя и продемонстрировать свой статус в лучшем свете. Волшебник даже заслушался, обращая внимание не на смысл ее слов, а скорее на ее самоподачу. Эстет внутри него ликовал, а хищная улыбка никак не могла сойти с его лица.

- Ох. Я бы дополнил. Мы не собраны, не знаем друг друга, не доверяем друг другу. В отличие от аврората, которые со стажерства занимаются тем, что ходят рука об руку. И разве возможно в нашем случае говорить о слаженности и обсуждать последствия того, что каждый кое как спасал себя! Давайте может ещё котят будем спасать вместо своих! – спокойно произнес парень, пристально и уверенно уставившись в глаза Лорда.

- Я согласен с Элфордом, - продолжил парень, переведя взгляд на мужчину, - простите что я так сразу на «ты», но мы же говорим о слаженности, - он улыбнулся шире.

- Но нам нужны не просто тренировки, а нечто большее. Если мы говорим о боях, о будущих возможностях, о мире, к которому мы стремимся, нам нужно нечто большее чем тренировки друг с другом. Мы не знаем ни слабости друг друга, ни силу. А узнаем об этом, когда уже поздно, когда уже кто-то попадает под дымовую завесу или в разваливающийся дом, - Лестрейндж поморщился, вспоминая уже не вокзал, а деревню, в которой оказался запертыми вместе с главой аврората и его сладким заместителем.

- Извините, но пока мне кажется, что каждый из нас сам за себя. И следует начать именно с этого. Иначе любая искра приведет не просто к пожару, а к уничтожению всех, кто сегодня сидит за этим столом. – щелкнув тонкими пальцами, демонстрируя подобие искры, Баст опрокинулся на спинку своего кресла, расслабляясь. Отчего-то сегодняшнее настроение не изменилось с завтрака, когда он на собственном балконе попивал чай и медленно разрезал бекон с жаренными яйцами. Сейчас он чувствовал себя так же, разница была лишь в том, что с утра за его столом не было такой большой компании.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2020-11-06 21:17:42)

Подпись автора

"Кровь - она не для того, чтобы ее в жареном виде жрать.
Ее пить надо. Свежую. И только из любимых."

+15

10

Тот, кто владеет информацией — правит миром.

Нотт не спешил с выводами: он слушал и собирал данные.

Как, впрочем, и всегда, c той лишь разницей, что в этот раз записная книжка, испещренная ровным почерком, осталась в тайнике.
 Он обязательно внесет в нее все необходимое, как только вернется.

А сейчас — время обратиться во внимание.

Сидя по правую руку от Милорда, Теодор слушал тех, кому дали слово, анализируя не только сказанное, но и способ и манеру подачи: даже самая незначительная мелочь может поведать о человеке куда больше его слов. А уж он, Теодор, найдёт, к примеру то, как позже, это знание применить.

При необходимости, конечно.
Цепкий взгляд немигающе следил за повисшей в воздухе проекцией — сколько времени она потратила, чтобы представить это на сегодняшнем собрании?
Немало.
Молодая Лейстрейндж умела подходить к любой задаче со всей свойственной ей фанатичностью. Будь это нападение на авроров или… презентация выполненной операции.

Состав поезда медленно поднялся в воздух и мужчина невольно поморщился, словно вновь в полной мере ощутил почти стершееся чувство унижения: тогда, в вагоне его нехило приложило о пол. Мелочь, но неприятный осадок, горчащий на кончике языка, заставил Нотта с недовольством нахмуриться, отчего брови сошлись к переносице, а на лбу отчетливее проступили морщины.

Импульсивность была ему не по душе. До недавнего времени глава департамента экономики поглядывал на Беллатрикс с толикой недоверия и сомнения, справедливо задаваясь вопросом «какой мантикоры ради она вообще числится в их рядах?»
 Однако, мнение Теодора достаточно резко сменило директиву после вполне себе успешной операции в редакции, где девушка сработала настолько чисто и грамотно, что Нотт решил дать второй шанс этой юной особе.

В том, что волшебница без проблем справится с поставленной задачей в ближайшем будущем, он больше не сомневался.
Слово взял Элфорд.

Кто бы сомневался.

Сдержанность и скромность никогда не числились среди его добродетелей.

Яксли говорил четко и по делу. И с некоторыми высказываниями Нотт был согласен, но собственные мысли на этот счет озвучивать не спешил, не находя пока особого смысла мусолить то, что уже озвучено дважды, но со своей колокольни. Потому волшебник лишь отклонился назад, упершись лопатками в высокую спинку кресла, и обвел собравшихся внимательным взглядом.

Долохов сидел напротив него, слушая говоривших и пока, как и остальные рыцари, расположившиеся по обе стороны стола, хранил молчание.

Мужчина медленно скользнул взглядом по остальным и остановился на племяннике — мальчишка молчал и слушал внимательно. Теодор был уверен, что тому было что сказать и вставить свои пять сиклей, но он хранил молчание, не встревая в разговор и не привлекая к себе излишнего внимания.
Ни к чему.
Естественно, пока к нему не обратятся.
Адемаро, прошедший через собственный ад, в своей манере отблагодарил старшего Нотта, став ему замечательным сыном, которым тот мог гордится и не испытывать стыда за неподобающее поведение. Ну, или же юноша умел отлично скрывать собственные промахи, да так, что Тео попросту оставался в неведении. Не то, чтобы в их семье принято хранить секреты друг от друга, однако Нотт не исключал того, что у мальчика есть личная жизнь, о деталях которой ему знать не обязательно.
Сдержанная улыбка на мгновение коснулась губ мужчины и так же стремительно померкла, будто кто-то вдруг погасил на его лице  свет.

Голос младшего Лейстрейнджа заставил моргнуть и отвести глаза от сына, чтобы с неприкрытым удивлением вперить взгляд в Рабастана. Если бы старший Лейстрейндж был здесь, наглец огреб в ту же секунду уже за то, что посмел влезть в разговор и в принципе открыть рот. Пожалуй, Нотт мог бы преподать юнцу урок. Но, во-первых, он ему не отец, а во-вторых — учить мальчишку манерам и банальной вежливости явно было уже поздно.

Теодор слушал пламенную речь молодчика и ограничился короткой усмешкой на замечание про котиков. Потому как если уж говорить на чистоту, Нотт и в самом деле предпочел бы спасать котят, вместо своих. Естественно, подобное никоим образом не относилось к старшим из ставки, с которыми они прошли долгий и весьма тернистый путь, прикрывая спины друга друга. И он был уверен, что в случае необходимости, каждый из них подставится под удар за другого. Чего нельзя сказать о тех, кто присоединился относительно недавно. Ради них Нотт рисковать отказывался, но несмотря на это сделал бы все, от него зависящее, если провал одного, повлечет серьезные последствия для сюзерена или ближнего круга.
Теодор промолчал, вытянув перед собой руки и положив на стол, сцепил их в замок, глядя на молодого волшебника немигающим взглядом. Чувство самосохранение у мальца отсутствовало напрочь, и это было проблемой.

Для всех.

Иногда складывалось впечатление, что он толи слишком глуп и в самом деле не понимает, когда надо промолчать и постоять в стороне, или же слишком самоуверен. В последнем случае Теодора искренне интересовал источник подобной уверенности в собственной силе и правоте. Потому как там, где здравомыслящий человек будет медлить, выбирая слова, высказываясь в диалоге осторожно, словно делая пробный шаг, ступая на покрывшуюся льдом гладь озера, проверяя, не проломиться ли лед, Рабастан влетал с разбегу, выплясывая чечетку или отбивая цыганочку.
И, даже пару раз нырнув под лед, он неукоснительно продолжал подобные финты ушами.

Немыслимо.
Куда только смотрит Рудольфус? Неужели репутация собственного брата нисколько не заботит будущего главу рода?
Тяжелая дверь нервно скрипнула и распахнулась, точно ставя точку в монологе младшего из Лейстрейнджей и впуская в помещение новое лицо… или морду, это уж кому как удобно.

Мужчина повернул голову и с легкой толикой интереса уставился на возникшего на пороге Эйвери в компании оборотня.

«А я говорил, надо было твоей супруге согласиться на кота. Теперь собаку завел. Надеюсь, его покормили» — мысль скользнула по периферии сознания, а взгляд темных глаз на короткий миг встретился с глазами волка.

Животное.

Пусть тот и был сейчас в облике человека, все в нем буквально кричало о зверином начале и на какое-то мгновение, Тео вполне себе красочно представил, как Грейбэк вцепился в ближайшего к нему волшебника. По скромным расчетам Нотта им мог оказаться Гойл или же симпатичная шейка Кэрроу.
Говорят, собаки чувствуют страх, а от Алекто им буквально разило.

Да, пожалуй именно на нее он бы и поставил.

А собрание только началось.
То ли еще будет!

Волшебник повел плечом и вернул свое внимание молчавшему все это время Милорду. Трудно было сказать, выражало ли его лицо недовольство или напротив, удовлетворение от происходящего. Нотту порой все чаще казалось, что лицо Тома давно потеряло хоть какой-то намек на эмоции и носилось исключительно в качестве маски — чтобы народ не распугать. Только глаза оставались живыми и время от времени опалялись багровым, зажигаясь где-то там, внутри, тлеющим огнем, готовым превратится в настоящее пламя.

И спаси вас Мерлин, если в этот момент вы окажетесь рядом, если и вовсе явитесь причиной этого огня.

инвентарь

Фамильное кольцо (Предупреждает о непосредственной опасности), Порт ключ в поместье (наручные часы), запонки зачарованные щитовыми чарами Protego.

[icon]https://i.imgur.com/GL400qT.png[/icon]

+17

11

Сейчас в свете их собрания в одном месте на манер почти круглого стола, ладно… будем честны ни черта не круглого, треугольного уж скорее, пирамидного, где во главе сидел лорд и руководил всем, а по мере удаления к основанию ценность кадров падала, но всю фигуру было трудно оценить сейчас, потому как присутствовала только верхушка, всё отчетливее ощущался вкус войны, которая с каждым днём лишь набирала обороты, дразнила рецепторы, обещая больше крови, боли и смертей.
Но раз уж они планировали что-то обсуждать, значит, война переходила в более масштабный и тактический режим и скорее всего их ожидала командная работа.
От этого Адемаро был не в восторге, но давно уже умом начал понимать, что по одиночке крупные войны выиграть невозможно, как бы ни были они хороши каждый в отдельности, но без слаженности и усиления полезных качеств друг друга… это всё будет не настолько эффективным.
Но, соплохвост их дери, Маро ненавидел чье-то присутствие рядом, предпочитая всегда и всё держать под собственным контролем.
Слишком много противоречивых мыслей терзали его, пока он в образе скопы приближался к месту Ставки, обычная радость от полета и бьющего морского ветра, сейчас мало спасали от внутренних клокотаний вулкана замедленного действия.
И в этом была его ошибка, утратив концентрацию и внимание он не смог вовремя среагировать на слишком сильный порыв ветра и где-то на границе его изрядно швырнуло прямиком на землю ещё и прямиком на камни. Рефлексы сработали быстрее всего, и он трансформировался обратно в человека, шипя сквозь зубы на досадные ссадины и распоротую от бедра до самого колена ногу, а после его недовольный взгляд серых глаз столкнулся с изумленными глазами… скорее всего маггла, явно не местного, судя по одежду и наличию карты в руке.
Мерлиновы яйца, почему сегодня?
- Avada Kedavra! – немедля ни секунды сразу же перешел в атаку, не давая несчастному ни единого шанса, не то что убежать, даже закричать.
Тело он благополучно сбросил в море, привязав к нему груз. Так что найти его вряд ли найдут. Без вести пропал.

Добравшись до места назначения, успев лишь поверхностно себя подлатать, потому что без зелий целительская магия, которая была практически на нуле, давала мало эффекта.
Ничего говорить он не стал и молча прихрамывая на левую ногу занял своё место.
— Рудольфус, в скором времени нам понадобится определенный объём аконитового зелья.
Конечно, понадобится, Рудольфус. И я даже знаю, кто его будет варить.
Скептично так подумал, добавляя для себя ещё одну задачу. И нельзя было сказать, что неинтересную.
Эйдан в паре с оборотнем выглядел занятно. Это явно несколько оживляло атмосферу, особенно первые нотки чужого непонимания того, что он здесь делает… действительно что может забыть оборотень в кругу чистокровных во главе с лордом? Должно быть теряется в догадках, может его пригласили сюда, чтобы ритуально принести в жертву.
Жаль было, что веселье с поездом он упустил, зато теперь имел возможность вникнуть во всё, любуясь работой Беллатрикс. Впрочем, к данному семейству он всегда был лоялен чуть более, чем к остальным, сказывалась дружба. Но не менее интересным было наблюдать и за другими. Без масок.
И Рабастан, как всегда, рвался в бой темпераментно и эмоционально, это почти заставило улыбнуться, впрочем, то, что он сказал было отчасти правдой.
Перехватив взгляд своего отца Адемаро застыл, размышляя над тем как он отнесётся к подобной оплошности, ведь куда безопаснее было бы просто каскадом аппарировать и дойти пешком, а он в угоду своей любви к полётам чуть всё не испортил. Но в любом случае он знал, что отец его поддержит, даже если и узнает, а если не узнает, то тем более, ибо доверие у них всё же было на первом месте и за это Нотт младший был ему благодарен, едва уловимо улыбаясь в ответ, но после возвращаясь к исходной маске абсолютно нейтрального выражения лица. Всё же как ни крути они были не на светском рауте. Да и чем сильнее пульсировала боль в ноге, тем важнее было оставаться максимально бесстрастным, не смотря на то, что мантия уже насквозь была пропитана кровью.
Хорошо ещё, если обойдется без поучительных смертей и травм здесь.
А может и не обойдется…

Отредактировано Ademaro Nott (2020-11-08 21:14:59)

+13

12

Взгляд его бледно-зеленых в приглушенном свете свечей глаз, зацепившись за хрупкую фигуру Алекто, увяз, что ж, ну и пусть. Рудольфус чуть склоняет голову на бок и тянется пальцами к серебряному кубку, наполненному не так важно чем, куда важнее терзающая пересохшее горло жажда. Девушка, сидящая на него, по своему прекрасна, а ее нервозность буквально чувствуется на языке. Будь они в коридорах Мунго, он бы позволил себе чуть большее, чем просто ощутимо теплеющий мягкий взгляд. Когда все повязаны на крови, нервничать нет никакого смысла. Знать друг друга в лицо сродни гарантии неприкосновенности, когда провал одного потянет за собой многих, когда компромата на тебя в чужих головах достаточно на добрый десяток пожизненных в Азкабане, стоит ли сильно париться…

Окружающий их антураж не то, чтобы сильно располагает к комфорту. Рудольфус не очень любил чужих, присутствие же полукровки и вовсе казалось оскорбительным. Что бы в такой ситуации сказал его отец? Пренебречь, обратиться вслух, не вмешиваться?.. Если Милорд счел присутствие чужака уместным, кто он такой, чтобы брезгливо воротить нос?.. Мысок его начищенных до блеска туфель издает приглушенный хлюпающий звук. Старший Лестрейндж чуть отодвигает стул назад, и, стараясь не привлекать особого внимания, заглядывает под стол. Когда его глаза фокусируются на чем-то мокром, Рудо замирает, рассматривая лужу, которая медленно растекается по натертому полу, не сразу понимая, что это кровь. Она кажется такой густой и черной в приглушенном свете свечей. Взгляд практически нежно проходится дальше, поднимаясь по чужой ноге, и Рудольфус встречается взглядом со своим другом, в какой-то момент совершенно иронично приподнимая бровь. Пальцы левой руки, действуя словно бы сами по себе, находят в кармане нужный бутылек и мужчина ненавязчиво передает его Адемаро, пока правая чертит незамысловатое заклинание, очищая пол.
Закончив, Рудольфус откидывается на спинку кресла и расслабленно опускает ладонь на плечо леди Лестрейндж, чуть склоняясь к ней и с одобрительным восхищением рассматривая изящное творение ее руки. Не то, чтобы он не видел эти картины в ее исполнении ранее, всего лишь не переставал восхищаться. Вступительное слово Беллатрикс… Ты, должно быть, польщена и гордишься собой?.. Взгляд с картинок перепархивает к темным завиткам ее волос, отражающим свет свечей. Рудольфус ненавязчиво спускает ладонь ниже к ее спине, прихватывая одну из прядок пальцами, и медитативно перебирает.

Тьма притягивает тьму. Тона цвета Блэк всегда пробуждали в нем аппетит, но он забывает о голоде с той же легкостью, с которой вспомнил. Стоит Милорду произнести его имя вслух, как внимание переключается, словно по щелчку. Рудольфус поворачивает к нему голову с хищной заинтересованностью.
- С этим не возникнет проблем, мой Лорд, - Лестрейндж встречается взглядом с его тёмными глазами, прикидывая, в какое время у вирусологов утренняя пересменка, чью “шкурку” будет не так трудно достать, и с кем стоит лишний раз перетереть языками… Был у них кто-то весьма говорливый. - Если у них действительно есть рецепт, я достану его. И, думаю, Адемаро не откажет мне в помощи с его приготовлением, - Рудольфус обращает взгляд к своему другу. Как бы хорош в зельеварении не был я, мы прекрасно знаем, у кого в этой сфере заслуженное “золото”.

Когда речь заходит о тренировках, мужчина качает головой и вскидывает голову, направляя долгий взгляд новому оратору. Действовать слаженно им, может быть, и не помешает, только вот привитые с детства привычки полагаться только на себя, максимум - на ближнего своего, с возмущением взрычали где-то внутри, когтящим касанием отзываясь под ребрами. Работать в паре было несложно, но вот полагаться на других, более того, доверять им свою спину. Рудольфус обводит взглядом присутствующих, насчитывая как минимум половину, кому бы он ни при каких обстоятельствах не доверит свою жизнь. Признаемся честно, он не может винить никого в своем недоверии. Если их судьба - смерть, он давно готов встретить ее с ласкающей улыбкой. С гранатом в руке на той стороне завесы - ты король положения, с Азкабаном же было гораздо проще - он нисколько не сомневался, что Милорд способен вытащить их и оттуда. Через год, через пару лет, Министерству Магии стоять не так долго, куда важнее было пережить допрос.

- Общность? Тренировки? - Он негромко хмыкает, выражая свое к этому отношение. - Сопротивление Веритасеруму и Легилименции - вот то, над чем стоит поработать каждому. Ходят слухи, что Аврорату разрешили применять непростительные. Мне просто любопытно, сколько минут под Круцио протянет любой из нас, перед тем, как расколется и подведет под дементорский поцелуй остальных. Оставьте прелести командной работы боевым ангелам ДОМПа. Наша непредсказуемые действия они никогда не смогут предугадать. Командная работа не убережет нас от возможного прокола, который так или иначе случиться. Именно к нему стоит быть готовым каждому.
Рудольфус обращает свой взгляд к брату. Горячий, прямолинейный. Нда, вряд ли я доверю свою жизнь кому-либо, кроме тебя, моей бесценной супруги и Маро.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2020-11-09 01:14:12)

+12

13

Их слишком много, но это решение Тома, с которым всё таки стоит считаться.
Собрание ставки более не будет напоминать встречу старых школьных друзей, но совсем не это тревожило Розье, привольно расположившегося недалеко (хоть и на разумном, в отличие от некоторых фанатиков) от Риддла. Нет, волшебник опасался бардака, даже некоторого хаоса, что привнесут в сонный мирок ближнего круга новые и не в меру активные лица. Вот только ни волнения, ни недовольства он не проявлял, позволяя себе лишь скучающе, с неизменным насмешливым прищуром, разглядывать всех этих доморощенных революционеров. 

Наивные идеалисты с маниакальной жаждой нести в мир боль и страдания. Смешные, Мерлин их побери, смешные и жалкие, но при этом - опасные. Опасные для себя, для окружающих и для Дела, затеянного Темным Лордом.
Хотя, далеко ли от них ушел он сами и те школьные товарищи, что еще в Хогвартсе поверили в Риддла?
Ответ - да. Очень. Но отчаянные времена требовали отчаянных мер и работы бок о бок со всеми, кого избрал Лорд. Да и на лишних или особо ретивых всегда можно найти лишнюю аваду.

Хотя и от молодежи может быть толк. Не зря всё же Риддл выделял старшую дочь обожаемой сестрёнки Донала. Беллатрикс, при всей своей импульсивности и непредсказуемости была одной из немногих, кто заслуживал права находиться среди лучших. А вот те же братья Лестрейнджи... впрочем, что поделать, если природа сыграла с этой семьей злую шутку, но хоть одного наделила умом и терпением, четким видением когда следует говорить, а когда молчать (хоть со старшим отцу относительно повезло), но другой... Рабастан был, как выражались некоторые клуши, "тоже хороший мальчик". Только наглый, но могущий ляпнуть весьма примечательные вещи. Например о спасении котят. А ведь некоторые последователи Лорда, из старой гвардии, имели честь это делать. Правда то был не кот, а Донал (но имеющий именно кошачью анимагическую форму!), что сути в общем-то не меняло.
Как и не отменяло мысленной пометки Розье. Этакое видимое лишь ему "Nota Bene",  "Обрати внимание".

- В слаженной командной работе есть определенная польза, - Розье был человеком спокойным, но не совсем уж молчуном и порой всё же озвучивал вслух собственные мысли. - Но мы не ДОМП. Большие и хорошо обученные отряды хороши для больших сражений, но малые могут нанести куда больше урона хотя бы за счет большей мобильности. И возможности эффективнее использовать индивидуальные сильные стороны каждого. Да и в малой группе проще вычислить, а затем и устранить ненадежный элемент... либо же всю группу, если чувства иные, кроме преданности делу, внезапно возьмут, да перевесят.
Намёк на то, что за этим столом могут находиться те, что ставят жизнь собрата выше идеалов Лорда? Отнюдь, просто мысли в слух. И проверка на вшивость ибо реакция некоторых присутствующих на эти слова могла бы быть весьма примечательна.

- Однако если и формировать подобные группы, то с оглядкой. Мы ведь, все здесь присутствующие, во многом индивидуалисты, где-то гордецы и далее по списку.
А кого-то и вовсе надлежит держать на коротком поводке, в наморднике и строгом ошейнике...
Например блохастое, наверняка страдающее вспышками бешенства и прочих животных болезней создание, что ныне пригласили в ставку.

Отредактировано Donal Rosier (2020-11-08 21:02:21)

+12

14

Стройную речь скрадывала атмосфера помещения: темная и глухая, она будто впитывала в себя звуки, лишая голоса привычной глубины, а слова - должной значимости. Шаги Эйвери растворились в отдалении, и Том посмотрел на проекцию, созданную Беллатрикс: теперь, со стороны и в самом деле куда отчетливее были видны ошибки, допущенные обеими сторонами - он внёс свои коррективы в изображение, обозначив достаточно активную группу ДОМП, таким образом обращая внимание всех собравшихся на несколько отдельных фигур, что в этой партии из привычных пешек вдруг стали конями. Всего на мгновение, но и его оказалось достаточно: непозволительная роскошь, стоившая кому-то с периферии жизни, а ему самому - пары рёбер. Приведённая ведьмой статистика была уже известна Риддлу, потому он не обратил внимания на ее слова, погруженный в иную цепочку мыслей, разорвав ее, лишь когда женщина обратилась к артефактологу. Взгляд темных глаз замер на Белле, безмолвно давая одобрение на высказанное ею предложение. Министерский блок и в самом деле обладал куда большей базой всевозможных разработок, которая их ячейке общества была недоступна в полной мере. Это могло иметь значимый вес. Где-то слева сверкнул круглыми линзами очков глава Отдела Контроля.
- Всё так, Элфорд, - кратко прошелестел Том, - однако тебе стоило бы быть осмотрительнее: два аврорских дела гремели в прессе на всю Британию, как и твоя фамилия, - он отстранённо повёл рукой, обращаясь к Яксли, - едва ли Крауч не отметил похвальное рвение Отдела Контроля к исполнению служебных обязанностей. Передохни. Отвези баронессу в горы. Позволь молодым проявить свои таланты.
Столь ценные кадры необходимо было беречь, и Риддл действительно предпочел убрать старого вояку с передовой на антресоли, пока в ДОМП не осядет пыль от скандалов - иной раз наблюдение из тени приносило не меньшие плоды, нежели активная деятельность, которой у Яксли за две январских седьмицы было предостаточно.
Прямой взгляд с противоположного края стола заставил Тома обратить на себя внимание - Рабастан фонтанировал идеями, подобно разбитому когда-то давно школьному унитазу. Даже щёлкал аристократическими пальцами, будто сливной бочок пустым поршнем.
- Petrificus. *
Спина юноши выпрямилась по стойке «смирно», заставив тело волшебника буквально подскочить на стуле, замерев с идеально ровной осанкой.
- Рудольфус, ввиду отсутствия здесь твоего отца, я прошу ТЕБЯ заняться воспитанием брата, - Том не смотрел на старшего сына Лестрейнджа, глядя на пустовавшее кресло Арно, - его плебейские манеры могут оскорбить почтенных гостей моего дома, а это, - голова Риддла вдруг повернулась к колдомедику, прицельно вперившись в него взглядом, - непростительно. Для человека, - добавил он, глядя на вошедший дуэт.
- Ты здесь для того, чтобы избавить меня от необходимости повторять дважды, Фенрир, - рука Долохова прошуршала по лицу, скрыв глаза мужчины в красноречивом жесте, - прошу, - кресло рядом с Антонином услужливо отъехало в сторону, предоставляя оборотню место за общим столом, - слухи о легализации применения непростительных заклинаний сотрудниками ДОМП при исполнении - вовсе не слухи, Рудольфус, - потеряв, казалось, всякий интерес к ликанту, Риддл полноценно направил его на Лестрейнджа, - это закреплено на законодательном уровне уже более двух недель, - он вдруг замолчал, не сводя внимательного взгляда с волшебника, - не спеши с рецептом. Начни с малого - мне нужна точная информация о группе разработчиков, которым известен состав: имена, должности, адреса. Госпожа Кэрроу окажет тебе содействие при необходимости, - завершив мысль легким кивком Алекто, Том обратился в слух: Розье, несмотря на внешнюю мягкость, мыслил вполне прагматично.
- Мобильность - наш приоритет ровно до тех пор, пока мы действуем локально, - волшебник выглядел отстранённым, словно мыслями витал где-то далеко: там, где точечные удары сменялись полномасштабными операциями, требовавшими иного уровня буквально во всем, - вы все правы, господа: нам нужны тренировки, - тонкий змеиный нюх уловил, как понемногу начал растворяться металлический запах крови, что пропитывал мантию Адемаро и расплывался безобразным пятном под столом - старший Нотт с каменным спокойствием наблюдал за собравшимися, не выказав ни одним жестом своей озабоченности состоянием племянника, - и ясное понимание того, что чистая кровь слишком дорога в качестве декора чужих интерьеров.
С сегодняшней встречи у каждого из присутствовавших действительно не было обратного хода, кроме как по ту сторону Арки Смерти, и эта безысходность в общечеловеческом понимании слихвой покрывала риски ходивших по лезвию ножа бойцов ДОМП.
- Антонин, - Том обратился к вынужденно соседствующему с Фенриром Долохову, - ты возьмёшь на себя практическую отработку атакующих заклинаний, - взгляд темных глаз замер на фактурном лице волшебника всего на мгновение, тут же молнией метнувшись к другой фигуре, - Эйдан, ты хорош в обороне, - Риддл не лукавил - со школьной скамьи Эйвери не знал проигрышей ни в дуэлях, ни в словесных перепалках: изворотливость, железная хватка и дипломатический склад ума сделали его гарантом неприступности, чего так не хватало многим рабочим единицам в структуре их организации, и даже некоторым присутствовавшим здесь, - Элфорд, - голова волшебника едва заметно склонилась, - нам не хватает теоретических знаний об оснащении ДОМП, более того, твои навыки бывшего мракоборца могут быть незаменимы в бою. Я говорю не только о сопротивлении сыворотке правды и непростительным чарам, - он выждал мгновение, окинув всех взглядом, а затем продолжил, - как вы уже поняли, теперь наши ряды охватывают ещё одну структурную единицу, - белая, бескровная рука открытым жестом обратилась к Грейбеку, - я озвучу это только здесь и сейчас: в моих словах нет ни одного намёка на перемену устоявшейся модели общества, однако я искренне надеюсь, что видовые особенности наших новых сторонников будут отныне браться во внимание исключительно при планировании боевых операций. Если у кого-то имеются возражения, прошу озвучить их незамедлительно.
Том умолк, погружаясь в ожидание и глядя на чёрное, идеально ровное полотно столешницы, в котором размытыми силуэтами отражались все собравшиеся.

* беспалочковый petrificus на спину :-*

+15

15

Фенрир был в своём репертуаре. Подозрительный дерзкий волчок, зубами прогрызший себе путь в вожаки стаи, он едва ли ощущал себя уютно в обществе, в которое столь триумфально загремел. Здесь привычные для него методы не работали. Или, может быть, работали, но не для него. Своим звериным чутьём Фенрир наверняка это чувствовал. Вообще-то, Эйдану было весьма любопытно, каким образом Том собирается держать оборотней в узде. Они же как застрявшие в пубертате бунтующие подростки, только ещё более обозлённые, обиженные на весь мир и, вдобавок, наделённые когтями и клыками, притом, что манеры у них — примерно как у Рабастана. Только инстинкта самосохранения побольше.

К слову о Лестрейндже: было очень неумно с его стороны занимать место напротив того, кто сидел во главе стола. Сделай это кто-нибудь другой, это можно было бы счесть вызовом. Рабастана спасало только одно: он никак не годился на роль того, кто мог бы бросить перчатку Тёмному Лорду. Его «великое сидение» напротив непререкаемого лидера всего честного собрания не могло сойти даже за попытку уравновесить баланс сил за столом: пёрышку никогда не подвинуть гору. Цыплёнок может сколько угодно строить из себя петуха, но это не прибавит ему шансов против дракона.

«Дракон», надо сказать, обошёлся с Рабастаном великодушно… если принимать во внимание только физическое воздействие. Последовавший акт прилюдного порицания оказался менее милосердным. Если послушать Тома, можно было подумать, что поведение молодого аристократа могло оскорбить оборотня из лондонских трущоб. Очаровательно. И Рудольфусу теперь придётся при всех извиняться за брата, что вдвойне унизительно. Бедная Белла, и надо же ей было выбрать себе фамилию Лестрейндж.

По приглашающему волеизъявлению Лорда кресло возле Долохова, явно не обрадовавшегося появлению оборотня в их компании, отъехало в сторону, указывая на отведённое Фенриру место за общим столом. Шутник. Эйдан оставил волка на попечение высших сил и занял своё кресло рядом с Теодором. Выразительный профиль Нотта выглядел сегодня мрачнее обычного, что вряд ли можно было считать удивительным: его драгоценный племянник явился, прихрамывая на одну ногу, в числе последних, не говоря уже о том, что Теодор с самого начала не пришёл в восторг от идеи общего сбора с открытыми лицами. Удовольствие и впрямь было сомнительным, но, очевидно, обходиться без этого дольше было нельзя. Хорошо хоть по этому поводу никто из присутствующих высказываться не спешил.

Эйдан слушал выступления собравшихся, скользя по их лицам, как могло показаться, почти отрешённым, равнодушным взглядом. Как им всем хотелось вставить свои пять сиклей, показать себя, продемонстрировать свою важность и инициативность. Смешно. Всё, что требовалось от присутствующих, — молча соглашаться, пока их ни о чём не спрашивают, и говорить «да, мой Лорд» во всех остальных случаях; если приспичит выразить своё несогласие — смотри пункт первый. Но не все здесь успели дозреть до такого уровня понимания. Эйдан мысленно пересчитал тех, кто пока помалкивал, обратив внимание на то, что оба Кэрроу оказались в их числе, хватило ума. Выражение его лица при взгляде на Амикуса и Алекто, впрочем, ничуть не изменилось. Он чуть дёрнул уголком губ, обозначая усмешку, лишь когда заговорил Розье — вот кого хлебом не корми, только дай запугать тех, кто кругом пониже, угрозой массового уничтожения при выявлении недостаточной преданности общему делу.

Последующие слова Милорда были не совсем тем, что могло обрадовать Эйдана, и дело было не в необходимости тренировок, которую мог оспаривать только очень недальновидный волшебник, а в отдававшем тревожными предчувствиями замечании о временном характере локальных действий. Значит, вокзала было мало. Значит, будут и другие «показательные выступления». Однако комплимент из уст Тёмного Лорда оставался комплиментом, даже когда содержал в себе едва завуалированный приказ.

— Благодарю, мой Лорд, — безукоризненно ровно откликнулся Эйдан. За это искреннее, пусть и корыстное, признание, оказанное доверие и высочайшую честь обучать выводок спесивых Рабастанчиков в перерывах между министерскими баталиями с Краучем, препирательствами с Минчумом и чаепитиями с Дамблдором, заседаниями Визенгамота и Попечительского совета школы, а также милыми семейными скандальчиками с моей слегка беременной мегерой. …Спасибо, Том, я оценил. Он бы улыбнулся, возможно, не будь это сборище таким до оскомины официозным. Никакой иронии или, упаси Салазар, сарказма на лице Эйдана не отразилось. Всё это отчасти даже забавляло. По большому счёту, пожаловаться было не на что: его устраивала любая форма признания его заслуг, кроме посмертной, а быть полезным для общего дела — лучшая гарантия сохранения своих позиций.

— Мы готовимся к войне? — только уточнил он — непринуждённо, будто бы между делом. Эйдан имел в виду не эти спорадические вспышки в стиле Кингс-Кросса, а большую войну. И, возможно, не настолько уж хотел получить ответ. Это был лишь дипломатичный способ высказать свои сомнения в целесообразности развязывания полномасштабного силового конфликта. Потому что витиеватое заявление Лорда на тему «оборотни — наши лучшие друзья» прозрачно намекало на то, что их акции устрашения отныне будут только набирать обороты. А ему с Долоховым при поддержке Яксли предстояло муштровать аристократическое собрание и, по-видимому, если особенно повезёт, чудесным образом отладить взаимодействие гордых волшебников с не менее гордыми волками.

Эйдан последовательно встретился взглядом с Антонином и Элфордом и едва заметно кивнул. В общем-то, не повезло здесь не им, а в первую очередь тем, кому предстояло в ближайшее время стать объектами их повышенного внимания и заботы. Вот пусть они и задумаются о своём поведении.

+14

16

Стены эти его выдавливают. Воздух здесь становится только гуще из-за одновременного дыхания более, чем дюжины глоток, и льющиеся над столом слова вязнут, как мошкара в смоле. Грейбек их едва ли понимает, слишком сложно, витиевато и голословно. Слишком много звуков там, где, очевидно, надо принимать решения и соглашаться с приказами, а главное, все еще непонятно, зачем здесь оборотень. Под него есть свободное место за столом и это, признаться, удивляет.
С этого места ему видны лица, которые он запоминает так же, как запоминает запахи, препарируя общую массу на индивидуальные оттенки, так же, как рассматривает тела, чтобы суметь прикинуть их слабые места. Пока непонятно понадобится ли это ему в дальнейшем, но инстинкты работают безукоризненно, а в окружении своих природных врагов они еще и имеют свойство включаться непроизвольно.
Грейбек садится на предложенный стул, складывает на столешнице руки с заточенными когтями, смотрит на всех исподлобья. Он уверен, что если не сумеет выйти из этого особняка, то Сэм должна справиться с тем, чтобы увести Стаю, а это, пожалуй, ключевое. Его даже забавляет тот факт, что, оказывается, те, кого он столько лет пожирал и кого считал ключевым источником опасности, на самом деле организованы хуже, чем их немытая, собранная по всей стране, кое-как объединенная вместе группка оборванцев.
Пока по нему не то пренебрежительно, не то по-вежливому коротко скользят чужие взгляды, он рассматривает всех подолгу и пристально. Не только потому, что ему тоже интересно, как они все отреагируют на пожелание того, кого называют Своим Лордом, не выделять оборотней и считать их сторонниками. Грейбеку еще и важно знать у кого какой длины шея, чтобы суметь, если что, в нее вцепиться.
Несмотря на внешность подскочившего с дальнего края стола волшебника, сук за столом всего две. Несмотря на лоск и изящество фраз, в воздухе чувствуется отчетливый запах вкусной, чистой крови, от которого сворачивается голодно желудок, наполняется слюной рот, а еще что-то внутри шевелится и подзуживает напасть, намекает на чужую уязвимость.
Грейбек не двигается. Он давно не ребенок, чтобы всякий раз поощрять зверя в себе, когда тот дает о себе знать. Более того, он и сумел дожить до своих лет, скорее всего, именно благодаря такому вот умению терпеть.
Хватило же ему ума когда-то не убить волшебника, который сидит напротив него через стол. Возможно, теперь он отвечает ему тем же. Надо бы выучить его имя, раз все здесь знают, как зовут оборотня. Надо выучить их всех и, вероятно, начать вычленять из общей массы магического мира.
Грейбек продолжает запоминать все то, что валится на него со всех сторон и пытается пробраться через вязкую смолу красивых фраз и множественных подтекстов.
Теперь он знает, что по правую руку от него сидит Антонин, по левую - неаппетитный с виду из-за возраста Элфорд, а того самого знакомца из прошлого - Эйдан. Он учится и уже решает, что Волдеморта, вероятно, уместнее будет называть, как все, “Лордом”, чтобы не стоять позорно вытянувшись, пока остальные делают уважительные и бесстрастные лица. Впрочем, лично он такие методы воспитания одобряет.
Если бы кто-то в Стае дерзил ему в лицо, он бы придавил ботинком шею и ждал, пока информация о неверном поступке не закрепится в голодающем от нехватки кислорода мозгу. Это, в его системе координат, нормально. Бережет силы тогда, когда их есть куда действительно использовать.
Грейбек по-животному чувствует иерархию среди собравшихся, слушает и молчит.
Молчит.
Молчит.
Молчит, пока его старый знакомый Эйдан не заговаривает о войне, в которой у самого оборотня вообще-то не было никакого выбора - вступать или нет. В этот момент нечто темное и страшное ворочается в волчьем нутре и напоминает о том, что все собравшиеся здесь - ему не ровня и таковыми себя не считают. Пока они рассуждают о подготовке, ты - воюешь. Ему начинает отчетливо казаться, что его позвали сюда, чтобы закрепить согласие истечь за них кровью. Пока они будут дальше строить планы, думать и разговаривать, оборотни будут умирать и то, что для них являет вопросы развлечения, для него останется принципом выживания.
Грейбек поднимает лицо на Эйдана. Снова смотрит, не мигая, как тогда, когда много лет назад объяснял, что не против сожрать его печень.
- Готовитесь? Для подготовке к войне у вас что-то уже солдаты ранены, - он медленно переводит взгляд на дальний край стола, на очередного тощего и холеного молодчика, от которого как раз и прет запах крови. Смотрит. Сглатывает подступившую слюну.

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+13

17

[nick]A.Carrow[/nick][status]аж два, о![/status][icon]http://i.piccy.info/i9/0e3858e0f834829f72898e1371241de4/1603403380/34487/1400568/2a.jpg[/icon]

Аттракцион невиданной щедрости. Старые снобы поразительно единодушно рвутся щедро делиться своими знаниями и опытом с неотесанными юнцами.
Чудеса терпимости. Приказ – и грязный пес оборотень из средства превращается в достойного занять место за одним круглым столом с чистокровными, причем все как на подбор священные двадцать восемь.
И с чего бы это? Хотя, ответ перед глазами. Тщательно и скрупулезно сотворенный Беллатрикс макет событий на вокзале. Вот даже исключительно из любви к магическому искусству Амикус готов им полюбоваться, да и с практической точки зрения – достойная внимания картина. Древним рептилиям магического мира прищемили хвост, или просто старых снобов щелкнули по носу, и им это не понравилось. Они – весь этот проклятый первый круг - слишком привыкли командовать из мягких кресел, загребать жар чужими руками и ценить репутацию больше жизни, что явно не готовы еще раз и еще пережить стычку с аврорами масштабов как на вокзале. Вот они и щедры на слова. Говорят «научить», умалчивая, что лишь с одной целью – делегировать право действовать, чтобы уйти с переднего края за чужие спины. Не кривятся признать оборотня, потому что им слишком нужно свежее мясо, готовое умереть вместо них. Прагматично и смешно.
Парад лицемерия. Когда компания выкидыша магического мира уже нормально, а вот манеры Рабастана еще нет.
Забавный нынче вечерок. Вот только вряд ли кто-то оценит шутки по этому поводу. И Амикус стискивает зубы, убивая в зародыше ухмылку и оставляя свои мысли при себе. Он предпочитает не высказывать, что думает, что затевать обмен опытом поздно. Они уже вышли на поле бое без генерального смотра и парада. Теперь отойти и замереть – это дать больше времени аврорам на ответный маневр. И вот зачем? Лучше продолжить движение. Пусть с жертвами среди своих и ошибками, полный вперед, пусть Рождество будет каждый месяц и не по одному разу. Время теорий прошло - пришло время убивать. Да, и тренировки сейчас, когда все уже ощутили вкус крови - это как пытаться притормозить извержение вулкана, дуя на лаву и ограждая ее рамками. Никакого толка, только потеря сил и самоистязание, и лишь усугубление проблем. Амикус в этом не сомневается, у него персональное стихийное бедствие, то удушенное рамками условностей, то катастрофическое, - сидит вот рядом, нервно и намертво вцепившись в его предплечье, будто бы желая дотронуться ногтями до кости.
Алекто воспринимает происходящее как сквозь толщу воды. Вроде бы и слышит слова, вроде бы улавливает смысл. Но стряхнуть с себя удушливый ужас ситуации, она не может. И от разговоров о том, что они должны учиться дополнять друг друга и быть одним отрядом – становиться совсем дурно. Научится действовать вместе, понимать друг друга и даже иногда доверять – да, только пытками и заклятиями подавления воли такое достичь хоть каплю реально. И не для всех. Некоторых, наверное, проще убить, чем научить доверять. А значит, ее скорей всего убьют, - с обреченным признает Алекто. И от этой мысли становится спокойно, потому что это твердый факт, на который можно опереться. А когда есть точка опоры, камушек, за который можно ухватиться в потоке мироздания, всегда легче. Алекто чуть успокаивается, и делает это как раз во время, чтобы выцепить из общего потока фраз прямой приказ – помочь при необходимости достать зелье. Вот проклятие – в памяти всплывает конференция – неужели ей теперь придется извиняться – вот кошмар, и все ради чего? Ради здравого рассудка их  местных комнатных оборотней? А не слишком ли много внимания? И в такт ее мыслей – слово желая доказать, что внимания много не бывает – гость из полусвета вдруг заговаривает о раненных среди волков.
- Это призыв заняться благотворительностью, - чуть шевеля губами, едва слышно фыркает Алекто. И тут же ощущает, как в одно движение Амикус выворачивает предплечье из ее костей и сам хватает ее за руку, выкручивая кисть. Брат предлагает ей заткнуться, и Алекто прикусывает язык.

+10

18

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/913699.gif[/icon]

На себе

Артефакты:
— Два фамильных перстня с геральдическими украшениями Блэков и Лестрейнджей, каждый из которых является многоразовым портключом на Гриммо-плэйс, 12 и в поместье Лестрейндж-Холл соответственно, способ активации — вербальный, определенной командой.
— Бриллиантовые серьги — амулет от сглазов, купленные в путешествии на материк, постоянного действия.

Очень горжусь... Ты даже не представляешь, как.

Я действительно жду добавлений и одобрений, и мне нравится практически все слова, что касаются моего слуха после - какие звучат идеи о совместных тренировках и дополнениях, как меня поддерживает мистер Яксли, как дополняют или опровергают его идеи остальные собравшиеся. В этом и дискуссия, и диалог. Нет, я не считаю бредом брошенные всем в лицо слова о проблемах нашей слаженности, что птицей-воробьем слетают с уст моего деверя - по крайней мере проблема поставлена ребром, а её форма подачи... Впрочем, за форму уже высказали. Я никогда не замечала от него таких порывов в Лестрейндж-Холле, да и сам Рабастан вот уже восемь лет не живет вместе с нами, поэтому мне стоит просто отвести от него взгляд и всмотреться в лица за столом. Как серьёзен старший Яксли, как невозмутим Долохов, и хоть мне из-за расположения стульев полноценно не видно его лица, но нутром я чувствую одобрение к словам Яксли и одновременно скепсис к новичку...

Каблук резко проскальзывает по дубовому полу, и запах крови ударяет мне в нос. Я чувствую, как под красным бархатом подошвы моих высоких сапог сгущается вязкая краснота, ловлю глазами движение сбоку - Рудольфус реагирует быстрее, ведь первым и замечает её. В моей голове назревает ряд вопросов, но я не уверена, что имею право их сейчас задавать - Адемаро Нотт, старый друг моего супруга по школе, остается беспристрастным. Я считаю, мы могли бы составить неплохой квартет на задании, не привлекая никого из старших. Олицетворяя собой все четыре стихии в плане темперамента, едва ли наша операция была бы сразу обречена на провал. Меня подпитывает поддержка Рудольфуса по всём, дает стимул и свободу к действиям уже столько лет, и моя сила распускается всё новыми ядовитыми соцветиями Древнего Дома, который когда-то отдал меня в семью Лестрейндж. На деле же мы с благоверным можем расхлестаться в пух и прах из-за какой-то мелочи, - которая, конечно, же не будет ею являться для тебя, - не в этом ли причина, что нас не ставят в пару на операциях? Отнюдь, ведь я знаю лишь двух волшебников, которые могут быть в курсе того, что происходит за стенами Лестрейндж-Холла - одного из них сейчас нет за столом, второму же слишком низменными могут показаться наши семейные проблемы. Впрочем, у меня есть время подумать надо всем этим и выйти на правильное решение... Окклюменция мне поставлена достаточно неплохо, а вот Веритасерум. Испить его ради сопротивления было бы интересно и необходимо, ведь следует на практике узнать, как он сочетается с теми зельями, что я пью каждую неделю – усиливается ли его действие или же наоборот, притупляется. Я бы выбрала второе. Тем не менее, при возможном фиаско мне хотя бы законом можно не свидетельствовать против мужа. И на том спасибо Министерству.
Типичные провокации Рабастана всегда побуждали во мне спонтанность решений, там, где было необходимо так поступать, и я вовсе не жалею тех моментов прошлого и уж точно бы не провернула бы время вспять, будь у меня такая возможность. Стремительность и мощь тех деяний оставила приятное воспоминание в моей душе, поэтому я уверена - мы и здесь сработались. Адемаро же... мы не столь близко знакомы, но огню всегда нужен воздух, чтобы разгореться, более того - ему доверяет Рудольфус. В любом другом случае, я бы обратилась к мистеру Долохову, хотя в своих мыслях уже давно называю его просто по имени.

Речь родного дядюшки заставляет меня задуматься, ведь не имея проблем для формирования небольших групп и точечных ударов, для больших отрядов нам нужны куда более масштабные ресурсы, и в таком случае отдел по вербовке должен работать как проклятый, круглосуточно, наблюдать, принимать и отсеивать ненужных. А ещё их нужно учить... Порою мне кажется, что поднять толпу Инферналов и отправить их первой волной устрашения куда менее ресурсозатратный план, нежели работа с живыми людьми. Я совершенно не скрываю свои мысли, и уверена, что все, о чем я думаю станет известно Милорду.

Моя проекция циклично повторяется, но спустя некоторое время и она медленно начинает блекнуть, едва мне самой становится понятно, что материал принят и дополнен по желанию. Я с интересом отметила для себя, как развивались события с участием Милорда на самой платформе, каким изначально было расположение группы сотрудников ДОМП и их действия. К слову, порою тоже не слишком слаженные. По сути, что авроры, что хит-визарды из одного большого отряда разбились на мини-группы и уже так вступали в бой. Ситуация заставила их поступить именно так. А мой соперник и вовсе был один, а не летел в авангарде на белом коне, не раздавал указания за спинами своих бойцов. Тоже одиночка.
Едва очередной изумрудный всполох моей Авады замыкает круг показа, проекция исчезает со стола и настает время прямых указаний Милорда, и одно за другим звучат имена.

Тебе дается задание, - при необходимости, вместе с Кэрроу, - но я не верю в ваш тандем прямо от слова совсем. Едва ли она в состоянии эффективно помочь тебе, когда для быстрого результата ей всегда нужно чувствовать поддержку собственного брата - рядом, за спиной, на плече. Или его плеть на собственной пояснице... видимо это под настроение.

Финальным именем Милорд представляет нашего нового соратника, и пока он не занимает своё место, я не свожу с него взгляда. Высокий и жилистый, но в каком-то старом маггловском тряпье он начинает в Ставке с игры в контрасты. Опасная, опасная стратегия, скажу я вам. Даже несмотря на то, что мой второй учитель приводит его с подобающей дипломатической лёгкостью, будто бы он не представитель клана вонючих изгоев, а недостающий элемент нашей мозаики.
Я ничего не говорю, но перевожу взгляд на супруга.

Смотри-ка, новенький. И вервольф даже. Фенрир, значит... - я улыбаюсь уголками губ, в поисках краткого диалога с супругом, - мимикой, глазами, - мне интересно его мнение и реакция. На вот это… - Интересный, как думаешь? Дерзкий такой.
Задерживаю взгляд на Рудольфе ещё буквально на несколько секунд и вдруг смаргиваю, отворачиваясь, но ему хватит, чтобы сполна понять меня.
А можно?.
Нельзя.
Я замечаю по одной лишь складке между его бровей. Вот так всегда. Тем не менее, у нас здесь другая иерархия, отличная от традиций нашей семьи, и мой заработанный потом и кровью статус позволяет мне спросить нашего великого Лорда весьма открыто.

- А что буду делать я, Милорд?

Моего имени не слетело с уст Тёмного Лорда, поэтому мне вообще не ясен вектор собственного направления, ведь Он сам знает, что любое обучение я в состоянии совместить с основным заданием, и оно вовсе не перекроет его, не измотает меня и, в целом, всегда будет влиять на результат только лишь с положительной стороны.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-11-27 18:00:29)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png http://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+10

19

Очередь Яксли пропущена по согласованию с АМС.

Антонин не любил молодых представителей британских чистокровных семей. Еще больше он не любил молодых чистокровных Пожирателей Смерти. Возможно, повлияло его собственное воспитание, ведь его отец и дед были «самых честных правил», как завещал Александр Сергеевич. В его семье право носить чистокровное имя надо было заслужить, и то было не право по крови, а по воспитанию, поведению, собственному представлению в обществе. Скорей всего, именно эти особенности и помогли им так легко влиться в не такой уж и новый мир во Франции после побега из Российской Империи, ох нет, простите, Советского Союза.

В Англии такого воспитания не было. По крайней мере, Долохов с иным пока не встречался. Они называли себя «священные 28» и вели себя так, словно мир лежит у их ног именно из-за этой приписки в документах. Какой вздор. Его не учили «говорить тогда, когда позволят», открывать рот стоило только тогда, когда следует, и на освоение этого искусства уходило немало лет, у самого Антонина — примерно тридцать.

Чему учили в таких семьях, как Лестрейнджи, Долохов даже боялся представить. И это при том, что их старший представитель был вполне себе адекватным и казался способным вырастить не менее адекватное потомство. Однако маг никогда не обсуждал это с ним, ибо это не касалось его никоим образом.

До того самого момента, как это зачем-то стало касаться всего ближнего круга Темного Лорда. Возможно, зерно правды на удивление было в словах Рабастана, но что ж ты за коза такая драная, прости, козел, что лезешь не по рангу.

Реакция Лорда не заставила себя ждать, и златовласке пришлось сесть по стойке смирно и замолчать. Наверное, методы воспитания младшего поколения и стали той основной точкой соприкосновения Тома (тогда еще Тома) и Антонина, и последний не переставал этому радоваться.

Он мысленно про себя усмехнулся, понимая, что сколько бы все ни высказывались, все забывали об одном: Лорд уже давно принял какое-то решение, и если бы он хотел его обсудить, а не выслушать выкрики из-за парт, то он бы так и сделал. Но ведь Лорд уже давно все за всех решил. И Долохов лишь посмотрел ответно в его сторону и коротко кивнул на указание проведения практических тренировок совместно с Эйвери и Яксли.

— Принято, мой Лорд, — ведь больше говорить и не следовало.

В любом хаосе можно найти порядок, а под видом хаоса можно спрятать упорядоченные действия. И пока нас всех или хотя бы большинство из нас не столкнуть лбами, нам не понять, как эту комбинацию сложить.

Но для него самым главным было услышать решение Лорда касательно оборотня. Непросто же так они решили завести себя стаю вовсе не ручных собак. И это было интересно. Про себя Антонин уже начал прикидывать, как можно было бы использовать оборотней, но пока лишь придумал, что можно было бы их вежливо попросить за кусок задницы одного из братьев Лестрейнджей погоняться за Пожирательским молодняком. Не факт, что кто-то бы согласился, но идея была неплоха.

Однако сам факт использования оборотней говорил о том, что Рождеством все не закончится. Это говорило о том, что Лорд хочет большего, чего-то более масштабного. И это было словно на него непохоже. Что Долохову нравилось в нем, так это способность действовать глобально, но аккуратно. Не как Гриндевальд. И его мысли словно прочитал Эйвери, задав короткий вопрос о готовности к войне. Четко и не оставляя недомолвок. Однако было ощущение, что погружаться в это обсуждение стоило не здесь и в этом составе.

+11

20

Ход собрания медленно, но верно набирал обороты. Вносились предложения, задавались вопросы — в целом, это ничем не отличалось от еженедельных сходок в стенах Министерства. С той лишь разницей, что отсутствовала симпатичная секретарша из транспортного отдела, на которую, в силу привычки, не иначе, поглядывал Эйвери.
Прохвост.
В силу той же самой привычки, Нотт даже допускал мысль наведаться к Эйдану в гости в ближайшее время, пообщаться с Магдой. Чудо-женщина, как еще не прибила мужа - непонятно.
Любит, наверное.
Но идея обсудить дела насущные за чашечкой чая или чего покрепче, попутно нервируя друга детства неуместными вопросами, душу грела и очень прельщала.
Должен же и он как-то отдыхать!
Если задуматься, Тео и впрямь давно не гостил у четы Эйвери. Досадное упущение, которое он дал себе обещание исправить, как только представится возможность.
Волшебник выпрямился и повел плечом, разминая порядком затекшую спину - старость! - и возвращая свое внимание к собранию. К слову, весьма вовремя — в разговоре их новоявленного представителя породистых и борзых он уловил прямой намек, даже не намек, а констатация факта — среди них раненный.
«Да кто в своем уме…?»
Он за взглядом оборотня, и к своему немалому удивлению, уставился на не в меру бледного Адемаро.
Выяснять что-либо сейчас казалось абсурдным, но и оставлять мальчишку с очевидно серьезной раной там, где присуствует ликант, было еще более неуместным, если не глупым. Нотт сложил руки на стол перед собой, сцепив их в замок, и едва заметно кивнул племяннику в сторону двери.
Ему не пришлось ничего говорить, привлекая ненужного внимания остальных.
Теодору хватило одного лишь взгляда.
Адемаро же достало сообразительности.
Юноша бесшумного отодвинул высокий стул и неспешно встал из-за стола. Он коротко извинился перед Лордом и собравшимися, после чего так же бесшумно покинул собрание.
Нотта такой расклад вполне устраивал. Как и устраивал вытянувшийся в струнку Рабастан, все еще обездвиженный заклинанием.
Любопытно, Милорд собирается продержать его в таком состоянии до конца собрания?
Он бы мало удивился, если бы в целях профилактического воспитания Риддл оставил младшего Лейстрейнджа отсиживать наказание пару дней.
Или неделю.
Если не выспался - то и все две.
Собрание продолжалось.
В разговор вновь вступила Белла, а следом отрапортовал Долохов.
Интересный человек.
Немногословный, что весьма ценное качество. Теодор вообще не очень-то жаловал болтливых. Ему хватало одного Эйвери на все жизни вперед. Может, потому и не жаловал.
Нотт слушал внимательно.
Украдкой наблюдая, как попытку юной Алекто подать голос, пресек Амикус. Девушка, казалось, немного поморщилась, но Тео не заметил, как именно старший брат приструнил ее.
Теодор отодвинул стул и поднялся с места.
- Позволите, Милорд? — он завел руки за спину, сжимая пальцами одной кисти, запястье другой, несильно сдавив и ощутив пульсацию под подушечками пальцев.
Ровный.
— Операция в редакции прошла без потерь с нашей стороны, если кто-то что и заподозрил, то никаких доказательств, способных подкрепить эти подозрения, нет, — Теодор не сводил глаз с Тома, однако словно кожей почувствовал, как притихшая Алекто затаила дыхание.
Ее выходка в «Ad Notam» была рискованной. Да, им удалось избежать косых взглядов и добиться желаемого результата, однако, по мнению Тео, им просто повезло. А везение - это не то, на что следует расчитывать.
Однако, Нотт принял решение не озвучивать о промахе младшей Кэрроу на общем собрании, хоть и без внимания  волшебницу не оставил, навестив ее вечером того же дня.
Дружески побеседовал за с чашечкой чая и угостил «круциатусом» на прощание.
Тома подобный расклад  более, чем устроил.
Остальным же знать детали совсем не обязательно.
- Как и было запланировано, попавшие под подозрение авроры и хит-визарды, сейчас находятся под следствием и временно выведены из строя. Бэгнольд - в Мунго и, полагаю, под надзором ДОМП. Журналисты разве что из каминов не лезут, чтобы написать разгромную статью о превышении служебных полномочий Авроратом, — мужчина намеренно выдержал паузу, прежде, чем продолжить, — Также, хочу отметить, что после недавних событий через мой отдел были сделаны значительные запросы на финансирование новых разработок и исследований. Они внушительные и это серьезно.

+11

21

И вновь расширение числа собравшихся перед Лордом всколыхнуло в душе Розье вполне серьезные сомнения в обоснованности такого шага. Да, Риддл держал присутствующих в ежовых (что было четко видно на примере зарвавшегося Рабастана) рукавицах, но это и замедляло ход планирования. Вызывало... опасения? По крайней мере сам Донал не горел таким уж желанием ударяться в серьезное планирование в присутствии стольких посторонних. Юнцы слишком горячи и используют палочки первее мозгов, а их новый союзник-оборотень...
Лорду виднее.
Но кошачье нутро Розье уже успело тревожно возопить. И нет, дело было не в животных инстинктах, но в осознании того факта, что теперь они лишь более играли с огнём.
Оборотни - это уже точка невозврата. Мерзкие блохастые твари, невоздержанные и неконтролируемые. Салазар вас побери, это как слепец, крутящийся волчком и палящий вокруг круцио.
Продолжая внешне демонстрировать спокойную, уверенную с легким легкомыслием улыбку, внутри мужчина разве что не шипел от досады. Как Лорд представлял себе взаимодействие оборотней и Пожирателей? Тут перед глазами, как на зло, появлялся образ двойняшек Кэрроу или же Лестрейнджей, летящих в бой с клыкастыми союзничками на поводках.
Неужели вскоре аваду заменит команда "фас"? Иронично...
Но, если серьезно, пол жизни потративший на проблемы магических перемещений, волшебник теперь ломал голову, как наладить действительно рабочее взаимодействие с новым союзником. И не потерять при этом эффективности жестоких, но при этом неожиданных ударов. Их козырь был в мобильности, в "везде и нигде". Прежде был, вернее.
Порталов на них явно не напасешься, да и это же оборотни, о чём я, - продолжал, меж тем, размышлять Розье. - Персональные артефакты - слишком затратно для такой швали, разве что заговоренные уничтожиться вместе с неудобными помощничками в момент отступления с поля боя? Нет, эти обычно не доверяют волшебникам, да и Том едва ли решил использовать их одноразовым пугачом для обывателей и Министерства. Самостоятельные удары оборотней? Может быть. Да, знать бы, что задумал Лорд...
Хотя, если уж не кривить душой, знать хотелось не особо. А, тем временем, Риддл уже раздавал указания и, хвала Моргане, не упомянул при этом Розье. Всё правильно, ему и без того работы вдосталь, да и светить перед оборотнем своей специализацией - рискованно. Эта тварь сдаст с потрохами, как и любая ему подобная... собственно да, невоспитанная и не идейная тварь. Правда, к таковым Донал относил практически всех знакомых волшебников, не только проклятых существ, но это уже лирика.
Но не все были рады отсутствию заданий. Беллатрикс, его через чур вдохновленная идеями Лорда племянница, просто таки сгорала от желания послужить своему господину. Похвально, но неосмотрительно. Впрочем, осмотрительность еще могла прийти к ней, со временем. Конечно, если девчонка хоть что-то унаследовала от матери. Или от папаши... хотя этого волшебника Донал знал демонстративно плохо, много чести слишком уделять внимание тому, кто ошивался подле его драгоценной сестрёнки. Правда, поимка Беллы грозила бы раскрытием их маленькой группке по интересам лишь в случае особо крепкого допроса племянницы да и то, если бы та далась живой. Это ли не спокойствие, пусть и небольшое?
Ключевое слово - небольшое, но пресловутое спокойствие уже давно стало для многих волшебников недоступной роскошью.
А всё таки, как использовать вервольфов в полной мере? Если стая может контролировать свой голод и, перемещаясь незамеченной, наносить удары в оговоренное время и в нужном месте. Это рассеет крепкие отряды авроров, распылит их по всей Британии и, что немаловажно, окончательно подчеркнет неспособность Министерства защитить рядовых волшебников. Это будет фиаско для легитимного правительства и полный карт-бланш для Лорда.
Если... опять это если...

+10

22

Рудольфус не произносит ни слова в тот момент, когда младший Лестрейндж выпрямляется на стуле, а сидящий во главе стола волшебник обращается к нему. Воспитателную лирику он также пропускает мимо ушей, делая лишь сухие выводы о том, что Рабастану пока рано посещать подобного рода собрания. Что ж, все познаётся эмпирически. Убивать брата в отсутсвие отца Лорд не станет - это было бы импульсивно, а то, что с ним позже сделает Арно - вопрос семейный, который сейчас актуальным не является. Колдомедик коротко кивает, переключаясь на действительно важные вещи:
- Господин Долохов, не поймите меня неправильно, но любого формата тренировки не должны каким-либо образом влиять на нашу с госпожой Кэрроу деятельность в Мунго, - целитель смотрит на коллегу, прекрасно осознавая, что Антонин со схожей проблематикой работать способен без урона для дела. - На днях ко мне заглядывал старший аврор, - эта информация уже не обращена к русскому - она касается каждого из присутствовавших, - с протокольной беседой о событиях в Хогсмиде, ничего любопытного. Однако, - Рудольфус умолкает, словно подбирая верное слово, - насколько я могу судить, в ДОМП ничего не делается «просто так». Иными словами, - он ловит взгляд Нотта, направленный на изрядно бледного племянника: Адемаро держится молодцом, хоть то количество крови, что он теряет, приближается к критическому, - я не могу отрицать возможности того, что мое имя в приоритетном списке интересов аврората. Прошу меня извинить, - он поднимается на ноги вслед за младшим Ноттом, стремительно и легко возвращая стул на место и безукоризненно шаблонно склоняясь над головой супруги, - ты будешь лучшей в любом деле, - ответ на обращённый не к нему вопрос перекрывает невесомый поцелуй в висок, отягченный прямым и жестким взглядом на Фенрира, чьё высказывание смердит Ист-Эндом и тем самым душком босоногих мальчишек, которые дохли десятками в работных домах конца девятнадцатого века. Интересно, как выжил этот? Милостью благодетеля? Чудом? Сожрал более слабых собратьев? Вопросы роятся пчёлами, и у него наверняка найдётся возможность рассмотреть прелюбопытнейшие детали их теперешнего делового партнёрства, раз уж данное Милордом задание непосредственно касается волков. Аконитовое зелье - жемчужина в послужном списке Белби, подарившая ему академическое бессмертие и похоронившая прижизненный покой. В голове Лестрейнджа мелькают фамилии, звучавшие на пятиминутках, и ярче всех из них подсвечено китайскими фонариками имя доктора Чана, дававшего открытый ликбез по ликантропии в начале месяца. Такого аншлага Университет Королевы Марии не видел давно. Алекто, кажется, заглянула на мероприятие - стоит обсудить с ней некоторые идеи. Но сначала - дела текущие. Тяжёлые двери зала закрываются за ним неожиданно мягко, и Рудольфус легко нагоняет младшего Нотта, жестко и безапелляционно взяв его за плечо.
- Сюда. Тебе нужна перевязка, после - свободен, - одна из комнат дома Эссекса ничуть не отличается атмосферой от той, что они оба только что покинули: темно и пусто, разве что пространства гораздо меньше. Минимализм в деталях одновременно радует глаз и вызывает раздражение за неимением, казалось бы, самого необходимого: пациенту приходится стоять, пока лекарь колдует над вспоротой плотью. Не проходит и четверти часа, как территорию парка один за другим покидают оба волшебника, выйдя за ворота и направляясь каждый по своим делам.
Здравствуй, Лондон!
Для визита в Мунго ещё слишком рано, а для возвращения домой - слишком поздно: вечная периферия красок ночи, в которой он заперт по собственному желанию и без какой-либо цели.
Игры со зверьем до добра не доведут.
Он закуривает, стоя перед Иглой Клеопатры, и глядя на подсвеченный ночными огнями мост Ватерлоо, считает столетия, соединившие в себе языческие традиции его семьи с христианским обликом современной матушки Англии. В эту лицемерную картину красивой лжи ни при каких раскладах не вписывается отверженный и никому не подотчётный взгляд Грейбека. Чужие игрушки верхов всегда аукаются низам, и эта шваль, притащенная в дом черт знает для каких увеселений, рано или поздно взбесится. С другой стороны, речь о волках - такие твари метят в глотку, туда, где бьется пульс и не приходится сжимать челюсти дважды.
Аконитовое зелье.
Рудольфус фыркает и отбрасывает окурок точно в стоящий неподалёку контейнер для мусора.
Здесь нужен строгач понадёжнее киселя из лютиков.

+11

23

Все шло своим чередом: Эйвери свёл вербализацию к минимуму, одним взглядом решив все вопросы с Яксли и с принявшим новые указания Долоховым. Едва заметный шорох со стороны обоих Кэрроу отвлек на долю секунды - достаточный задел, чтобы тяжёлый запах свежей крови достиг ноздрей сидящего за столом оборотня: Фенрир отпустил точечный комментарий, и младший Нотт среагировал раньше, чем старший успел наградить его «отеческим» взглядом. Том впитывал каждое произнесенное Теодором слово, отмечая про себя достойные внимания факты. Может быть, Эйвери и прав - нужно готовиться к войне.
- Донал, будь добр предоставлять отчёт об использовании министерских путей сообщения не только в ДОМП, - он кивает Розье, полагая что уточнять детали - излишне. Сокурсник легко может отделить зерна от плевел самостоятельно и предоставить необходимую выжимку из официальных и не очень путешествий каждого служебного лица из пункта А в пункт Б, четко по траектории. Значок, камин или зарегистрированный порт-ключ - вариантов масса, и учесть необходимо каждый. - Займитесь этим с Эдвардом, одному тебе явно будет скучно.
Дотошность Розье кого угодно выведет из себя, а дальновидность Мальсибера вполне способна посчитать дважды два, чтобы отмести недостойные внимания варианты.
Старший сын Лестрейнджа покидает зал вместе с Адемаро весьма кстати - им тут делать решительно нечего: оба получили свои инструкции, а для более сложных дискуссий останутся единицы постарше. Собственно, лишние теперь здесь не только они.
- Белла, твой вклад в последние операции неоценим, - Том замолкает на мгновение, переключая внимание с горящих огнём глаз Грейбека на такой же тлеющий взгляд ученицы, - полагаю, прогулка в Дорсет послужит тебе хорошей практикой. Возьми с собой новенького - ему нравится бывать на свежем воздухе. Загляните ко мне по возвращении, я хочу знать о положении вещей незамедлительно. Вы можете быть свободны.
Ещё один укомплектованный дуэт: их нравы различает только социальный статус, на деле же - оба дикие звери, способные уравновесить друг друга, став сбалансированной командой, или убить. Занимательный выйдет эксперимент.
- Амикус, если ты ещё не доломал руку кровной сестры, я бы попросил тебя отложить это до ее следующего необдуманного слова или действия, - оба Кэрроу прекрасно осознают, о чем идёт речь - оброненная чара в журнальной редакции слетела с губ девушки раньше, чем в ее голову пришла мысль о рациональности использования подобной магии. Что ж, мы все совершаем ошибки. Какие-то оборачиваются капитуляцией, а какие-то - имеют менее катастрофические последствия. Главное в подобной ситуации - мораль, вынесенный урок, который Теодор преподал юной Кэрроу в личном порядке. - Алекто, мне хотелось бы иметь более подробные сведения о статистике пациентов ДОМП: кто и насколько выведен из строя физически и ментально. Расширь полномочия за пределы своего отделения, вылези из-под юбок Антонина и Рудольфуса, они не станут ругаться, - красноречивый взгляд на Долохова дал понять, что за каждый шаг молодой коллеги он несёт личную ответственность. А мог бы пойти гулять собаку.
Темнота становилась прозрачнее с каждой минутой - чёрные фигуры собравшихся методично растворялись в глубине интерьеров дома, отбывая по своим маршрутам. Всем им теперь было, о чем подумать на исходе этой ночи. Всем, кроме одного.
- Рабастан, ты слишком тихий - я позабыл о тебе, - Том буквально встрепенулся, вперившись взглядом в юношу на противоположном конце стола, так и сидевшего неподвижно, с идеально ровной спиной, - ты слышал господина Нотта? Внушительное финансирование - не волшебная палочка, такое не спрячешь в складках мантии. Сегодня ты доказал всем, что хорошо умеешь работать языком, - тонкие губы растянулись в кривой улыбке, - давай-на попробуем совместить со смекалкой. Ты юн и привлекателен, богат и чистокровен - словом, приятная компания и отличный собеседник для любого уважаемого волшебника. Уверен, найдётся несколько стажеров да секретарей из СБНИМ или Отдела Тайн, которые с удовольствием поделятся с таким очаровательным юношей своими успехами и разработками.
Спина младшего Лестрейнджа вернулась в привычное состояние с последними словами Тома - ему наверняка понадобиться какое-то время, чтобы восстановить дыхание, однако это механические проблемы, которые не касаются дела. Теодор, сидевший по правлю руку, догадался без слов о том, что министерское соло Рабастана курировать придётся именно ему. И тебе. Тяжёлый взгляд темных глаз замер на Эйвери.
Заложенное на встречу время подходило к концу, и, судя по лицам оставшихся за столом Пожирателей, конкретные директивы к действиям имелись у каждого. Этап планирования переходил в фазу реализации, и любые возникшие в ее ходе вопросы уместнее было бы обсуждать в частном порядке и в подходящее для этого время. Спустя четверть часа Эссекс уже погрузился в привычную для него тишину.

+10


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Завершенные отыгрыши » [15.01.1978] Пока все дома


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно