Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Картотека волшебников » Thomas Ashward, R6


Thomas Ashward, R6

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Thomas Melory Ashward
Томас Мелори Эшвард

1961-02-14 | 17 | полукровка (1) | Хогвартс/Рейвенкло, 6ый курс

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/5/151946.gif

для Бени

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/5/583906.gif


Aidan Gallagher

Внешность:
168 см, тощий и юркий, мимика за гранью приемлемой: если улыбается, то щеки трещат по швам. Глаза серо-голубые. Педант во всем: одет с иголочки, стрелки на брюках острее ножа, даже волосы всегда в идеальном состоянии. Руки пианиста, повадки шовиниста.

Лояльность:

Сфера
деятельности:

Нейтралитет

студент

Характер

В связи с постоянным патологическим невезением, мальчик впитал в себя негатива больше, чем  вся почтовая служба России, а потому и вырос продуктом соответствующей действительности: хитрая и беспринципная язва, способная втоптать в дерьмо любого из тупого желания посмотреть на результат. Не имеет авторитетов, потому что в его жизни никогда нормального лидера не было. К состраданию способен, но ровно до той минуты, пока ему не надоест быть «жилеткой», после чего может и «добить» плакальщика. Переменчив, как сердце красавицы. Упрям как осел, и не тот милаш из «Шрека», а натурально вонючий и плешивый, твердолобый, взаправдашний. Не любит махать кулаками после драки, не ищет виноватого, не занимается самокопанием, прямолинеен, за что иногда бывал бит. Однако, имеет условный инстинкт самосохранения, поэтому специально на рожон не лезет. В терминальной стадии мазафаки способен обидеть даже самого близкого, причем, отрицать свою вину будет с таким жаром и пылом, будто закончил юридический факультет Стэнфорда, а не прозябает на 6ом курсе Рейвенкло. Неприятный тип, одним словом.

Страхи:

Мечты/цели/желания:

смерть старшего брата в любой форме

собственная семья, большая и дружная

Биография

брат - Клаус Эшвард (полукровка, жив)
все серьезно - Delores Amber Reed

+

Мелори - имя бабки, папа по натуре был тот еще бунтарь.

Ирландия - это вам не Англия: здесь мало родиться чистокровным, чтобы ногой открывать министерские двери - здесь нужно набить много шишек, чтобы дотянуться до полки с треклятым пирожком. У большинства аппетит пропадает ещё на стадии торга, поэтому немногие шагнувшие в этап депрессии либо прыгают с отвесной скалы в Северное море, либо прозревают для больших свершений. Брендан Эшвард, будучи представителем местной аристократии, несмотря на пригожий вид, острый ум и внушительное состояние в банке, сиганул с метафорического утёса в самом расцвете лет, отчаянно сложив в полёте неприличный жест из трёх пальцев в адрес семейных традиций и моральных ценностей. Ушёл, не попрощавшись - весьма по-английски. Или по-французски, это ведь как посмотреть.. Малефические способности проявились в мальчике именно тогда: посланное в сердцах проклятие попало в цель, выкосив практически под ноль всех ближайших родственников за смешной отрезок времени: Брендан остался сиротой в 10 лет. Проскитавшись год по детским спальням многочисленных тёток и дядьев, он в итоге оказался в образовательной ссылке на соседнем острове, где и пустился во все тяжкие, оттачивая в книгах и собирая по кусочкам свой особенный дар к злой воле. Дело спорилось, подопытные множились, отработки назначались - ума не повторять содеянное дома Эшварду хватило навсегда. Хогвартс выплюнул его в магический Лондон едва оперившимся и весьма нестабильным богатеньким куролесом, где он ушёл в отрыв, потому как большего грехопадения, как в горячо им ненавидимой Англии сыскать было сложно: беспробудный кутёж, деньги, продажная любовь и точно такие же политики, захлебнувшаяся в нечистотах мораль и претенциозная чопорность светских персон. Раздолье для любого ирландца! Так, в одном из пабов и случилось то, что в порядочных семьях случается после свадьбы и в более подходящем месте. Клаус тоже решил не церемониться, и появился на свет на месяц раньше, подгадав дату так, что Святому Патрику икалось и на том свете. Вспомнив о приличиях, Брендан-таки сгонял к алтарю по-быстренькому, едва не перепутав девиц по дороге, но, как ни странно, семейная жизнь не задалась: новоиспеченная мадам Эшвард насмерть испарилась из такого же нового поместья, стоило молоку на губах Клауса обсохнуть. Поговаривали многое и многие. Слухи ползли и множились, да так и остались слухами, а одинокий отец, подавленный горем вдовец и завидный холостяк Брендан вновь принялся захаживать в места нравственного разложения. Народный ирландский танец на граблях он станцевал спустя 11 лет, когда очередная прехорошенькая мадам объявила ему об ожидаемом наследнике. Господин Эшвард, на руках которого уже был готовый к отправке в школу старший сын, даже обрадовался: несмотря на специфику собственной натуры, детей он любил, и в обоих сыновей вложил самое лучшее, на что был способен. Малефиция - сложный навык, которым обладать дано совсем не каждому - Клаус разочаровал отца парой лет ранее, но надежда на младшего сына все ещё теплилась в родительском сердце.

Томас с детства был вдумчивым. Не аутично-сложным мозгошмыгом с вечной загадкой в глазах, но достаточно практичным логиком, которого по незнанию легко принять за циника. Словом, полная противоположность вечно веселому и готовому на все авантюры Клаусу. Старший брат, в силу характера, нет-нет да любил подначить младшего, после чего с небывалой прытью удирал по траектории полёта чего-нибудь тяжелого. Однажды, Томас даже едва не спалил Клауса, когда накалённая старшим Эшвардом атмосфера библиотеки буквально взорвалась, разойдясь концентрическими кругами от эпицентра в лице младшего. После этого выброса магии шутить Клаус стал осмотрительнее, но ничуть не меньше.
Возлагавший на второго сына надежды, отец приложил максимум усилий, чтобы обучить его тому искусству, которое, в купе с хитрой прозорливостью, позволяло Эшварду жить на широкую ногу, не ведая забот. Вышло из рук вон плохо: первая же попытка срикошетила в мальчика так, что тот провалялся с заворотом кишок почти неделю - все как и заказывал для нагло ухмылявшегося соседского пацана.
- Дерьмо драконье, - злобно шипел  младший и стремглав летел в тайную комнату.
- Оно самое, - вздыхал раздосадованный папаша, и закуривал трубку, гадая, в чем причина полного отсутствия таланта малифика у обоих сыновей.
Семейная идиллия длилась недолго: знания, умения и навыки папеньки, которые он пользовал по любому поводу и без, дали о себе знать, когда Брендану не было и пятидесяти (смешной возраст для волшебника). Неизвестная болезнь сковала его по рукам и ногам, буквально выкачав все силы, а едва получивший письмо из Хогвартса Томас так и не успел полноценно порадоваться белоснежной сове на подоконнике: оба брата погрязли в семейном нуаре, бессонными ночами гадая о том, сколько ещё протянет славный предок. Отец, к слову, промучился недолго: однажды днём, когда оба сына устроились по обе стороны его постели, он совершенно ровным голосом вдруг заявил, что кровным братьям надлежит быть неразлучными до самой смерти. Вполне себе логичные последние слова для представителя хоть ирландской, но аристократии. Эшварды лишь успели поцеловать отцовские руки, как сердце малифика остановилось, сделав Клауса главой семьи.
Относив траур положенное время, старший Эшвард отбыл в Лондон, чтобы приступить к работе в Мунго, а дом оставил на попечение пары гувернанток, в обязанности которых входила и подготовка к школе младшего брата. Тем не менее, вернуться в родные пенаты ему пришлось гораздо раньше, чем было запланировано - с Томасом стали происходить странные вещи: он постоянно падал с лестниц, бился о выступающие предметы, рядом с ним прилетала молния, а однажды мальчишка едва не утонул в пруду - насилу откачали. Однако, стоило Клаусу приехать домой, как младший брат будто по команде прекратил попытки убиться об окружающую среду, чему сам был несказанно рад: прошедший месяц потрепал его как следует. Учитывая сложившуюся тенденцию и отмотав ход событий до отправной точки, оба Эшварда пришли к выводу, что последняя воля отца имела не самые безобидные последствия, пусть и неспрогнозированные: славный предок в привычной ему манере проклял обоих детей на пожизненное нахождение вблизи друг друга. Нарушение отцовской воли вполне закономерно оборачивалось для старшего, рождённого под счастливой звездой, брата небывалым везением, в то время как младший получал возможность быть убитым хотя бы выпавшим из стены кирпичом.
Кровное проклятие нельзя снять просто так, оно не исчезает с годами, а обойти условия едва ли получится простой хитростью. Им не смогли ничем помочь в Мунго, а те малифики, которых Клаусу удалось найти по воле счастливого случая, дружно разводили руками, говоря о невозможности устранения действия предсмертной воли отца. Научившись жить буквально «по расписанию», Клаус и Томас свели к единому знаменателю собственные жизни и, благоразумно оставив поместье близ Лондона пустовать, перебрались в съемную квартиру в Хогсмиде, которая располагалась в шаговой доступности от Школы, позволяя братьям избежать отдачи отцовского завета. К 1977 году Клаус выкупил старый дом на окраине деревни, а к 1978ому году уже преобразовал его в ирландский паб «Эшборн». Такая рокировка локации исключила даже временные отъезды старшего Эшварда, что, в случае Томаса, действительно сохраняло ему жизнь на ежедневной основе, не давая сломать шею на школьной лестнице или во время тренировки по квиддичу, которому мальчишка, словно в издёвку, отдавался всей душой.
События, связанные с политической обстановкой в Магической Британии, мало касались обоих братьев напрямую, разве что заботили их на периферии, с точки зрения безопасности: оба Эшварда не могли похвастаться чистой кровью. Более того, нападение оборотней, случившееся в Хогсмиде 23.12.1977 года убедило Томаса в том, что никакой уверенности в завтрашнем дне у него нет и быть не может, а потому лучшее, что он может сделать - развивать собственные навыки, получая знания и тренируясь, чтобы быть способным как минимум дать отпор, а как максимум - предотвратить нападение.

оставлено для Нечаевой

Пролог
В этом маленьком абзаце,
Чтоб безродным не казаться,
Вся история и действо,
Простигосподи, семейства.

Папа братьев — Эшвард-старший
Слыл ирландским патриаршим:
Много ел и много пил,
Спал, курил, бл!дей водил..

А потом, примерно в 20,
Резко вздумал оправдаться:
Деток надо заводить..
Только как же их родить?

Закрутить роман, жениться..
Проще сразу удавиться.
Папа так и поступил,
С той, что на себе женил.

Старший сын едва родился —
След мамашки испарился.
По деревне слухи плыли,
Будто тела нет в могиле.

Там, в далеком 61ом
Уже был сынок примерный,
Но папаша не хотел,
Чтоб старшой сидел без дел.

А еще разок жениться
Он никак не мог решиться:
Он ирландец и вдовец!
А не лондонский щеглец.

Потому, купив цветов
И парфюму для усов,
Он словил в дурном угаре
Мою мать в ирландском баре.

А еще спустя лишь год,
И ее списал в расход.
Потому что шлюхомать
Что могла ребенку дать?

Часть 1ая, сознательная.

Мой герой, слегка поддатый,
Не в пример другим ребятам,
Слишком рано начал класть
На физтех и на матчасть.

Потому уже в четыре,
Несмотря на срач в квартире,
Первый раз застрял в астрале
Прям через дыру в подвале.

Старший с младшим мирно жили:
Дрались редко, не тужили,
И, что очень к разговору,
По мозгам давали фору

Слугам, всем отцовским дамам,
И, что очень важно, мамам.
Книги, в доме что водились,
В двух мальчишек плотно влились.

Но умение папаши
Быть в любом проклятье краше
Не прилипло в стенах дома
Ни к тому и ни к другому.

Малифическое дело,
Чтоб насквозь пронзало тело,
Нужно высчитать по датам,
Здесь облом дегенератам.

Просчитался папа-дурень:
Ретроградный был Меркурий.
Кровных деток он родил,
Но ничем не наградил.

Часть 2ая, кульминационная.

Несмотря на сей подвох,
Папка был не так уж плох:
Сыновья его любили,
Уважали и ценили.

Эшвард долго умилялся,
Всем соседям похвалялся:
Мол, смотрите, у меня
Супер-дружная семья.

Не учел малифик старый,
Что придет и час расправы.
Время — тот еще злодей:
Бьет не в старших, а в детей.

Перед смертью Эшвард-старший,
Многих в жизни проклинавший,
Детям пожелал от сердца
Вместе быть до самой смерти.

Старика похоронили,
А его слова забыли.
Ровно до того момента,
Пока старший не уехал.

Младший, с няньками оставшись,
И в пруду раз искупавшись,
Так водицы нахлебался,
Что насилу жив остался.

А потом свалился с крыши,
Съел три камня, один вышел,
Провалился в люк в саду,
Три ребра сломал в году.

В общем, думали убьется,
Коль за бошку не возьмется.
Но едва вернулся старший —
Младший начал исправляться:

Падал реже, не ломался,
И на крыше удержался.
В общем, все пошло на лад,
Как приехал его брат.

Совпадение или нет?
У обоих был ответ:
Братья лишь переглянулись
И печально усмехнулись.

Вместе быть до самой смерти —
Не всегда дорога сердца.
Стоит жизнь того иль нет,
Чтоб сломать отцов завет?

Эпилог

Пошуршав по книгам в школе
О своей печальной доле,
Младший понял, наконец —
Виноват во всем отец!

Хренов старикашка злобный,
Чтоб ему в миру загробном
Дьявол сунул кол туда,
Чем он думал, бл!ть, всегда!

Он наслал свое проклятье
На обоих кровных братьев,
Одному всегда фартит,
А второму — минусит.

Как с такой бедою сладить,
Чтоб судьба не стала гадить?
Вместе быть до самой смерти?
Я уж лучше сдохну, верьте…

И теперь на факультете
В гордом темно-синем цвете
Постигаю все науки,
Не просиживая брюки.

Отношение к войне: Томас — ребенок. У него нет четко сформированной точки зрения по поводу происходящего вокруг, потому что всей информацией он не обладает. Он не агитирует в школе, не замышляет страшное в туалетных кабинках, не рвется в бой, потому что не за кого. Мнение будет формироваться, исходя из увиденного/прочитанного/услышанного в ходе игры. Пока — нейтралитет и своя сторона, тут семейных проблем до кучи, родину спасать будут герои.

Способности

Магические: школьная программа 6 курса, проявляет особый интерес к нумерологии и астрономии, преуспевает в чарах и ЗоТИ больше, чем в других дисциплинах (степень «продвитнутости» будет оговорена в ходе игры, в анкете сложно заранее все предусмотреть). Как и любой представитель своего факультета, тянется к знаниям, совершенно не фильтруя мораль (черное/белое - все в одну кучу). Владеет трансгрессией, патыется в парную, на метле держится более, чем уверенно - ловец Рейвенкло.
Немагические: хорошая физическая подготовка, убежит — не поймаете, рукопашным боем не владеет, но поставить фонарь под глазом или сломать ребро (запустив ведром) — может.

Артефакты

Волшебная палочка: тис, жесткая, 10 дюймов, сердцевина — сердечная жила дракона.
Артефакты: склянка с «Феликс Фелицис», используется в исключительных случаях, готовит брат.

Связь с игроком:

Через Беню Гринграсс

пост

Мужчина смотрел прямо и решительно.
Он что, слепой?
За свои пятнадцать лет Том успел повидать множество славных портретов: начиная от Макнейра, репутация которого шагала впереди него по определенным каналам, и заканчивая одним опиоманом из компании Клауса, вечно остекленелый взгляд которого проигрывал в пугающей неподвижности утреннему визитеру.
Может, искусственные?
Парнишка поборол в себе желание задать неуместный вопрос, и дело было совсем не в этикете: вошедший мужчина как-то разом заполнил собою все пространство, словно армия интервентов, раковой опухолью поглотившая чужую землю.
Чистокровный англичанин, - однозначно решил Том и пригладил вихры на свой ирландской голове, - наверняка ещё и хапуга.
Мальсибер производил впечатление. На какое-то мгновение школьник представил сжавшегося в углу Эмриса, сообщавшего папеньке о «тролль» по ЗоТИ. «Тролля» слизеринец на памяти Эшварда не получал никогда, что не удивительно: лучше зубрить до смерти, чем иметь неприятный разговор с таким родителем. Солнечный свет, ливший в окна паба, как-то резко потускнел, а воздух стал неподвижным, будто все они вдруг оказались в самом сердце бури. Том с удивлением обнаружил, что весьма негостеприимно держит руки в карманах, плотно сжав в кулаки, и тут же это исправил, приправив общую картину легкой улыбкой. 
- Взрослые?.. - рейвенкловец шагнул вперёд, жестом приглашая гостя к барной стойке и даже отодвигая для него стул, - из взрослых здесь только мой брат, но он, - сверху раздался хлопок двери и донёсся обрывок песни, в исполнении Клауса, - не фальшивит, - тихо добавил мальчик, обреченно прикрыв глаза и вздохнув, - он сейчас спустится. Вы по школьным делам или мне можно не волноваться?
Оставшиеся на столе карта и рукопись не вызывали опасений: вряд ли именитый волшебник станет копаться в учебных заметках зелёного пацана. А потому, мальчик переместился к самому дорогому, что находилось в помещении, подсознательно желая защитить любой ценой паука, притащенного им с подвала вопреки истерическим мольбам Клауса. Арахнид восседал в сооружённом специально для него террариуме, состоящем из купленного стеклянного сосуда с воздухоотводами и уложенными внутри лесными ветками, мхом и парой шишек. Наевшись до отвала на неделю вперёд, членистоногий питомец спокойно замер в одной из мховых ложбинок, периодически шевеля передними лапами. Эшвард ловко забрал любимца со стеллажа, опустив в темноту, под бар, где паук мог спокойно закопаться в гнездо, не попадаясь на глаза визитёру. Мальчик обернулся к мужчине, пытаясь понять, что именно вызывало в нем чувство тревоги: в конце-концов, к ним явился статный джентльмен, а не лесной оборотень. По школе гуляло множество слухов: факультетские гостиные, Большой Зал, раздевалки и даже трибуны квиддичного поля сплошь были заполнены озабоченными шепотками разномастной ребятни, одна часть которых трепетала от звука одного имени таких волшебников, как отец Эмриса, другая - испытывала к этой касте естественное любопытство, а третья, к которой принадлежал Том, предпочитала оставаться в стороне, занимаясь тем, ради чего они все топтали школьные ступени - учебой. Рейвенкловец нахмурился. От старой рукописи на столе пахло солнечным светом, от недопитой чашки кофе - свежими зёрнами, от господина Мальсибера - Эшвард прищурился - не пахло ничем. Совершенная пустота, лишённая хоть какого-то намёка на человечность: выпитый изнутри и заполненный чем-то инородным, сросшимся с ним настолько, что уже и не отличить - где ложь, а где истина. Ты там живой вообще, под своим восковым лицом?
- Чаю хотите? - предложил мальчик, стоя по другую сторону бара и с открытой улыбкой глядя на волшебника, - присаживайтесь, могу сделать Вам сэндвич.
Может, у него спина болит? Или жена некрасивая?

+9

2

Приветствуем тебя, волшебник!
Твое путешествие скоро начнется, осталось совсем немного:

Полезные ссылкиhttp://s3.uploads.ru/JTcr5.png

» Оформление профиля
» Выяснения отношений » Поиск соигроков » Путеводитель по матчасти » Путеводитель по игротехническим темам

http://s7.uploads.ru/Jq7Gn.gif

Тема с отношениями и хронологией создаются третьим и четвертым сообщениями после анкеты (по желанию)

0

3

H I S T O R Y

✗ квесты

✗ альтернативная реальность

Подпись автора

avatar by леди-волшебница-Осберт
сделала мне красиво

+1


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Картотека волшебников » Thomas Ashward, R6


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно