Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Альтернативная реальность » Божественно, но не сразу


Божественно, но не сразу

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

БОЖЕСТВЕННО, НО НЕ СРАЗУ


закрытый

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/376606.jpg

Участники: Лилит, Энлиль

Дата и время: наши дни

Место: где-то в Америке

Сюжет: О трудностях переговорного процесса между дьявольски божественными мошенниками с тысячелетним стажем

[nick]Enlil[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/264102.gif[/icon][info]<b>Энлиль</b>
<br>верховный бог шумерского пантеона[/info][status]hurricane[/status]

+6

2

[nick]Enlil[/nick][status]hurricane[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/264102.gif[/icon][info]<b>Энлиль</b>
<br>верховный бог шумерского пантеона[/info]
В жизни всякого эгоцентричного ублюдка с гибкими моральными принципами рано или поздно наступают моменты, когда приходится встретиться лицом к лицу с плодами своих неправедных трудов. В особенности верно это правило работает для эгоцентричных ублюдков божественного происхождения, которые коптят небо на протяжении тысячелетий и, следовательно, обладают избыточным количеством возможностей наследить, где можно и где нельзя. Впрочем, никакого «нельзя» в картине мира верховного бога шумерского пантеона не существовало в принципе, кроме того, которое устанавливал он сам для других. Таких «нельзя» в арсенале Энлиля имелось множество. Адресаты с подобной постановкой вопроса соглашались не всегда, но это были уже их проблемы. По большей части. К сожалению, иногда чужие проблемы бумерангом возвращались к своему источнику, обеспечивая тем самым круговорот божественных трудностей в человеческой вселенной. Примерно так всё было и на этот раз.

Столь же безукоризненные, сколь и бесполые представители небесного воинства современных «молодых» религий и, в первую очередь, христианства в последнее время слишком уж активизировались на вкус древнего шумерского бога. Их кипучая деятельность вкупе с привычкой представать перед простыми смертными в образе белых и пушистых ангелов небесных грозила уже не только изрядно потеснить, но и подчистую стереть с лица земли всех некогда могущественных языческих богов, и Энлилю это совсем не нравилось.

Неприятное развитие событий в мире подталкивало к поиску неожиданных союзников, и в роли одного из возможных шумеру виделся, как ни странно, Сатана. Люцифер, конечно, принадлежал той самой конфессии, с которой боги постарше сейчас — как и всегда — были не в ладах. Но здесь срабатывал принцип о «враге моего врага», поэтому как временная мера такой союз вполне годился. А самым естественным и надёжным способом подобраться к Князю Тьмы, свести знакомство с которым за последние пару тысяч лет Энлиль так и не удосужился, была и оставалась Лилит. К счастью или к несчастью, её шумер знал даже очень хорошо. Найти её тоже было несложно.

Долететь из одного американского мегаполиса в другой можно было и на собственных авиалиниях Enlil Airlines, но Энлиль решил сэкономить время и использовал для перемещения свои же божественные силы. Это, однако, не помешало ему заскочить в местный филиал одной из своих компаний, забрать со стоянки давно заскучавший Харлей и домчаться до клуба Лилит уже на нём. Разумеется, он приехал ночью — в районе полуночи. Наличию солнечных очков это никак не мешало. Вместо полюбившегося ему делового костюма на Энлиле сейчас были тесные джинсы, простая светло-серая футболка в стиле миллионеров, маскирующихся под нищих, и металлический браслет на руке. Артефакт, разумеется. В клуб он прошёл беспрепятственно — и, конечно же, без очереди: небольшого воздействия на сознание вышибалы на входе было для этого вполне достаточно.

Закурил он ещё перед входом. Внутри было многолюдно и темно, а в лучах прожекторов танцевали обнажённые красотки. Чего ещё можно было ожидать от Лилит, если не соблазнов со всех сторон? Энлиль прошёл к бару, добыл себе два напитка за счёт заведения и благополучно проскользнул к охраняемой очередным бугаём двери, ведущей во внутренние помещения клуба. Беседовать с перекрывшим вход «шкафом» он не стал — просто внушил смертному, что тот обязан его пропустить, и просочился внутрь. Лилит, вне всякого сомнения, должна была почувствовать его божественную ауру ещё до этого момента. Естественно: ведь она сама несколько лет назад стащила у него артефакт, позволявший верховному шумерскому богу скрывать свою сущность от себе подобных.

Толкнув ногой нужную дверь, потому что обе руки у него были заняты бокалами с коктейлями, Энлиль без приглашения ввалился внутрь.

— Здравствуй, ма шери, — с порога провозгласил он. Как будто бы они в последний раз виделись пять минут назад, когда он отправился за напитками. Как будто не было никакого совместного визита в египетское царство мёртвых. Как будто он не оставил Лилит там, предаваться любовным утехам с Осирисом, свинтив оттуда в гордом одиночестве с его посохом. Посох Энлиль, к слову, использовал для дела, вернув с его помощью божественные силы своему другу и внучатому зятю Сету, но сейчас всё это были мелочи, не имевшие никакого значения. В отличие от декольте Лилит, выглядевшего весьма выразительно.

— Принёс тебе твой любимый коктейль, — возвестил Энлиль и пыхнул зажатой в зубах сигаретой. Сизый дымок полетел прямиком к демонице, принимая форму сердечка — не зря же верховный шумер считался божеством воздушной стихии.

— Выглядишь сногсшибательно, — заявил он, глянув на Лилит поверх тёмных очков, и оскалился в широкой улыбке счастливой акулы — его нынешний облик это позволял.

+4

3

[icon]https://i.yapx.ru/JgBTS.png[/icon][nick]Lilith[/nick][status]fire and blood[/status][sign]https://i.yapx.ru/JgBWr.gif[/sign][info]Дьяволица. Первая жена Адама, единственная жена Люцифера.[/info]
Десятки, сотни лет, тысячелетия проходили, а в подлунном мире ничего не менялось. Все так же людьми правили алчность, похоть, жажда власти и денег. Даже самый захудалый человечишка мнил себя богом в своём захолустном мирке, считая, что ему подвластно все, не осознавая, что он всего лишь марионетка в руках тех самых бессмертных, которым раньше молились все люди. И сейчас молятся, но это скорее уже осталось на уровне рефлекса, унаследованного от далёких и не очень, предков. Стало ещё удобнее управлять мыслями и сознанием некоторых ущербных созданий, потому что они не верили, что перед ними вполне мог сидеть сам Сатана, а та самая коварная Лилит могла быть одурманивающей танцовщицей или симпатичной барменшей, подливающей незаметно уже которую по счёту порцию алкоголя.
Лилит нравилось нынешнее время. Правда. Ведь можно было творить все, что угодно, но никто тебя даже не выведет на чистую воду. Да и попытался бы кто-то противостоять ей или Дьяволу. Интересно было бы посмотреть... В средневековье, правда, были такие безумцы. В основном, представители церкви. В то время было сложнее, конечно, когда просто за обычную красоту тебя могли сжечь на костре как ведьму. Не говоря уже об умственных способностях или действительно каких-либо сверхъестественных. Но в итоге все эти преследователи получали по заслугам и сейчас молили самого Сатану выпустить их из Ада. Какая ирония...
Лилит наблюдала за беснующейся толпой внизу с небольшого балкона, который примыкал к внутренним помещениям клуба и куда был доступ только у неё и Люцифера. Только по их разрешению внутри святая святых мог появиться кто-то ещё.
Улыбка тронула губы демоницы, когда она обвела взглядом всех этих смертных, передающихся экстазу, каждый своим любимым способом. Ее клуб был самым лучшим в городе, потому что здесь не было чего-то недозволенного. Все виды греховных услад только приветствовались. Наркотики? Легко. Алкоголя здесь хватило бы на столетие вперёд. Кто хотел - получал лучших девушек или лучших мужчин, а некоторые всех и сразу. Здесь не было границ, люди могли чувствовать себя свободными хоть на этой территории, а на завтра могли снова становиться примерными семьянинами, офисными работниками или влиятельными политиками. Но в темной глубине их сознания грязные секретики прошедших ночей тешили их самолюбие или же терзали совесть. Только это было неважно, они даже не сознавали, что их души были уже в нежных ручках Лилит и крепких руках Люцифера. Они сами шли к ним снова и снова, летели как мотыльки на это адское пламя, даже не нужно было идти на какие-то дополнительные ухищрения... А все проблемы с представителями закона решались легко и просто, ведь они такие же люди как и все остальные.
Лилит задумчиво покрутила в пальцах массивное кольцо, которое носила на цепочке уже неизвестно сколько сотен лет. Она всегда так делала, когда думала о чем-то, какой-то непонятный рефлекс, от которого она бы хотела избавиться, но не могла. Люцифер каждый раз недовольно просил его снять и каждый раз забывал о своей просьбе, когда Лилит искусно убалтывала его и переводила все на другую тему. Сатаны сегодня не было в клубе. Улетел по каким-то важным политическим делам в самую столицу. Хочешь быть среди людей, значит нужно заниматься и человеческими делами, но используя свои дьявольские возможности.
А политика была огромным полем для деятельности всех уровней тёмных сил. Правда, Лилит туда никогда не тянуло, поэтому она не вмешивалась в эти дела, но пристально наблюдала и могла давать дельные советы своему благоверному.
Ее пальцы снова коснулись кольца и вдруг оно едва заметно завибрировало, от чего дьяволица вздрогнула и посмотрела на украшение. Такого не случалось уже очень долго, но она не ошиблась - кольцо дрожало в ее пальцах. Лицо Лилит исказила гримаса недовольства.
Нет, он же не посмеет заявиться прямо сюда после того, что он вытворил?!
Но кольцо упорно извещало ее о появлении своего настоящего хозяина - Энлиля. Этот древний шумерский кретин был последним кого бы хотела видеть Лилит. Кольцо в виде головы быка, принадлежало ему и было своеобразным «плащом-невидимкой» для бога, так как с ним почувствовать приближение Энлиля было невозможно. Оно скрывало Божественную суть своего хозяина. А сейчас Лилит ее прекрасно ощущала, благодаря артефакту Энлиля. И если поначалу она чувствовала некоторые сомнения по поводу того, правильно ли она поступила, стащив кольцо у шумерского бога, то когда последний поступил с ней в десятки раз хуже, всякие сомнения отпали.
Было время, когда они с Энлилем были в хороших отношениях, даже очень, но все пошло наперекосяк, когда они вместе решились на авантюру - выкрасть Воскрешающий посох у Осириса, дабы быть защищёнными в неспокойной обстановке междубожественных войн. Задачей Лилит было ослабить бдительность египетского бога и дать возможность тем самым Энлилю стащить посох. Кто бы сомневался, что у Лилит получиться склонить на свою сторону любого бога, даже Осириса, хотя по правде говоря, тот не сильно и противился. Но на следующий день, когда под покровом ночи Энлиль и Лилит должны были бежать домой с посохом, демоница обнаружила, что шумерский бог уже давно сбежал! Прихватив, конечно же, посох! Ярости Лилит не было предела, к тому же она еле выкрутилась, когда Осирис заподозрил ее в сговоре с Энлилем. И потом ещё пришлось оправдываться перед Люцифером, которому был рассказан совсем иной план овладения посохом, к тому же Лилит вернулась без него. С тех пор Энлиля никто не видел и как бы кто его ни искал, ничего не получалось. Хотя Лилит готова была его испепелить, только попадись он ей на глаза. И вот сейчас... Сейчас он сам пришёл в ее логово и она уж постарается отомстить ему, но сначала вдоволь поиграет с ним как кошка с мышкой.. Хотя Лилит понятия не имела, что за событие привело его сюда, к ней.
Она резко развернулась на каблуках и направилась в комнату, по пути бросив взгляд в зеркало, оценивая свой наряд, состоящий из обтягивающих черных кожаных брюк, короткого топа с экстремальным декольте и накинутой поверх короткой кожаной куртки. Лилит отбросила назад тёмные волосы и уже сделала шаг к двери, намереваясь выйти в здание клуба, но тут в помещение бесцеремонно ввалился Энлиль собственной персоной!
-Поаккуратней с дверьми, они стоят больше, чем все твоё малюсенькое царство. - ядовито произнесла Лилит, когда Энлиль с ноги открыл дверь.
Будто бы ничего не случилось! Будто бы не он бросил ее одну на растерзание всем египетским богам и собственному мужу! Будто бы они виделись только вчера и посохом владели они вдвоём!
Она отмахнулась от дымного сердечка, пущенного в ее сторону, усмехнувшись.
-Да ты просто сама вежливость! Ты забываешь, что я никогда не покупалась на эти дешевые трюки. Коктейль, комплименты... Теряешь хватку, дорогой!
Лилит злобно улыбнулась, проигнорировав принесённый ей коктейль, затем обошла небольшой стеклянный стол и прислонилась к его краю, скрестив руки на груди.
-Что ты здесь забыл? Захотелось окончить своё бессмертное существование в ночном клубе?
Она вопросительно вздернула брови, продолжая улыбаться, испытывая дикое желание придушить его тут же, собственными руками. Кожу ладоней даже начало покалывать, когда она представила как ее руки смыкаются на его шее. Ярость и горечь, которые Лилит испытала сотни лет назад вспыхнули внутри с новой силой. И лучше было этому мерзавцу убраться отсюда поскорее, потому что она не могла сказать, к чему может привести эта встреча...

Отредактировано Lily Evans (2020-11-10 00:19:37)

Подпись автора

https://i.yapx.ru/LqCUA.gif
одел Ванечка :*

+4

4

[nick]Enlil[/nick][status]hurricane[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/264102.gif[/icon][info]<b>Энлиль</b>
<br>верховный бог шумерского пантеона[/info]
Энлиль не покривил душой — или той субстанцией сомнительного свойства и происхождения, которая заменяла ему душу — когда сказал, что Лилит выглядела сногсшибательно. Именно так оно и было, поэтому великий бог воздушной стихии и плодородия и глава могучего древнего пантеона по совместительству элегантно рухнул на ближайшую и единственную посадочную площадку, напоминавшую нечто среднее между вращающимся креслом и барным стулом. К тому же, с этого ракурса он её ещё не рассмотрел.

— Спасибо за приглашение чувствовать себя как дома, я ценю твоё неземное гостеприимство, — невозмутимо изрёк Энлиль, с комфортом расположившись на местном стуле-кресле, и снова окинул фигуру Лилит оценивающим взглядом с ног до головы и с головы до ног. Зрелищем он остался удовлетворён в достаточной мере, чтобы нисколько не расстроиться из-за не самой тёплой встречи и совершенно непонятного нежелания Лилит вкушать коктейль из собственного бара. Остановив взгляд на больше обнажённой, чем прикрытой, груди женщины как на наиболее приятном объекте в зоне видимости, Энлиль закинул щиколотку одной ноги на колено другой, лихо опрокинул в себя содержимое конического бокала для космополитена, в последний момент поймал зубами черенок болтавшейся в нём вишенки, зацепил её языком и с самым похабным видом затолкал в рот. Опустевший бокал после этого был поставлен тут же на пол, а шумер безмятежно занялся следующим — правда, второй коктейль он решил посмаковать. Для разнообразия. Нагар с сигареты, зависшей в воздухе на то время, пока Энлиль был занят первым напитком, абсолютно самостоятельно сорвался вниз и приземлился точно в освободившийся бокал.

— Я, между прочим, соскучился, — поведал владыка воздуха Лилит, изобразив улыбку блудливой версии кота Базилио, и кивком указал туда же, куда почти неотрывно пялился последнюю минуту сквозь стёкла солнечных очков: на упругую грудь супруги Люцифера. — По своему кольцу. Не хочешь мне его вернуть? Не припоминаю, чтобы я тебе его дарил. Не делал таких глупостей с тех пор, как женился.

Этот золотой перстень с головой быка, украшенной россыпью чёрных бриллиантов и парой рубинов на месте глаз, был дорог ему как артефакт, и стащила его Лилит самым бессовестным образом — зато и носила на видном месте. А ведь она вряд ли ожидала его визита сегодня и, значит, не могла надеть цепочку с кольцом специально по случаю его прибытия. Как трогательно.

Однако Лилит, похоже, была не очень рада его видеть. Улыбка у неё была какая-то недобрая, а в глазах плясало пламя адских костров, да ещё и эти намёки на желание убить его на месте — это вообще к чему? А потом она и вовсе пошла на беспрецедентный шаг и совершила преступный манёвр: скрестила руки на груди. Впрочем, как оказалось, грудь от этого стало видно только лучше, поэтому Энлиль передумал сокрушаться. Но очки пока не снял.

— Да брось, Ли, нельзя же дуться столько времени из-за какого-то посоха! Даже моя жена так со мной не поступает, а она та ещё зануда, — верховный шумер оскалился в улыбке Чеширского кота. — Кстати, как тебе Осирис? У него вообще всё на месте? А то слышал я одну историю.

История была о том, как в один из не самых славных моментов биографии египетского царя загробного мира его дражайшая супруга Исида слепила ему фаллос из глины взамен потерянного при печальных обстоятельствах, и этот миф был известен всем богам без исключения, кроме, может быть, отдельных азиатских уникумов, не интересовавшихся жизнью соседей.

— И, если уж на то пошло, как поживает твой неблаговерный? Я всё надеялся, что ты нас однажды познакомишь.

Разгневанная женщина — это всегда страшно, и, возможно, кто-то сказал бы, что не стоило так старательно нарываться в присутствии Лилит, но чего бояться закалённому жизнью богу, на шее у которого тысячелетиями сидит целый выводок вечно чем-то недовольных шумерских богинь? Одна только Иштар чего стоила. А когда они начинали воевать с Эрешкигаль! А если за дело бралась ещё и Нинлиль! А он всегда оказывался в центре этого треугольника гремучих змей, и доброжелательное «девочки, не ссорьтесь», почему-то, до сих пор ни разу не срабатывало. Так что Лилит, конечно, могла попытаться его удивить — но бояться Энлилю точно было нечего. К тому же, он уже сказал, что пришёл по делу.

+4

5

[icon]https://i.yapx.ru/JgBTS.png[/icon][nick]Lilith[/nick][status]fire and blood[/status][sign]https://i.yapx.ru/JgBWr.gif[/sign][info]Дьяволица. Первая жена Адама, единственная жена Люцифера.[/info]
...память терзается алыми псами, насмешливо-злыми.
я обещаю забыть, только звери внутри
с ночи бесцветной до бледной зари
мне шепчут твое темно-красное имя...

Она уже и забыла каким наглецом всегда был Энлиль. Лилит даже поражалась насколько он был похож с Люцифером во многих своих повадках, жестах, взглядах. И хотя взгляд бога был скрыт под солнцезащитными очками, она с уверенностью могла сказать, что тот сейчас скользит по ней, отмечая каждую деталь или какие-то изменения. Хотя какие, к черту, могут быть изменения, когда ты бессмертна и вечно молода и прекрасна? Пройдет еще несколько тысяч лет, но на ее лице не останется и малейшего напоминания об этом. Интересно, его жена так же красива или он все-таки ее довел до того, что даже не лице бессмертной богини появился нервный тик? Лилит усмехнулась про себя, так как было жаль эту божественную супругу, у которой был всего лишь статус самой главной, но по сути... Люцифер если и изменял Лилит, то она этого не видела, да и не было у нее никаких конкуренток. Земные женщины? Всего лишь, если грубо выразиться, мясо. Как и земные мужчины для нее. А в целом Лилит была единственная у Сатаны, а он был единственным у нее. Хотя о той интрижке с Осирисом он долго не мог забыть, хоть и знал, для чего это все было устроено.
- О, а я разве позволила тебе чувствовать себя как дома? - Лилит снова вопросительно изогнула бровь. - Я тебе не Гестия, которая привечает у своего очага всех и вся...
Лилит фыркнула, а затем снова натянула зловеще-милую улыбку, уже садясь на стол и закидывая ногу на ногу, так как разговор обещал быть не пятиминутным, судя по тому, как вальяжно и по хозяйски расположился в кресле Энлиль.
Демоница посмотрела поверх его головы, едва кивнув одному из вышибал, стоявших у двери.
- Принесите бутылку виски, два бокала и затем ждите снаружи. - отлично вышколенные амбалы в одну секунду исполнили просьбу хозяйки, а затем исчезли из кабинета. Она разлила по бокалам янтарную жидкость, краем глаза отметив так хорошо знакомую ей похабную улыбочку Энлиля, а затем это движение языком, которым он затолкал вишенку из коктейля в рот. Он был чертовски хорош в этом жесте, но на нее это не произвело ровным счетом никакого впечатления или, по крайней мере, внешне на ее лице ничего не отразилось. Возможно, раньше она бы отреагировала по иному, но точно не сейчас. Лилит только едва заметно закатила глаза - самовлюбленность шла всегда впереди Энлиля. Еще одна черта, в которой они удивительно схожи с Люцифером.
- Я между прочим соскучился, - можно было подумать со стороны, что он говорит о Лилит, тем более кивком головы он совершенно конкретно указал на ее грудь. Но дьяволица безошибочно точно знала, что притягивает его взгляд - кольцо. То, которое она стащила без зазрений совести. Разве что совсем чуть-чуть. Так и было, он упомянул про колечко.
Она изящно соскользнула с края стола, взяв в руки бокалы и прошлась мимо шумера, поставив на столик рядом с ним один из них.
- Да ты что? А это твое, да? Я и правда думала, что ты мне его подарил... - ахнула Лилит, изображая на лице невинное и крайнее удивление, а затем ее голос снова стал обычным. - А я вот, знаешь, соскучилась по посоху, которого я даже в руках не держала и в глаза видела всего лишь мельком.
В ее тоне зазвенели гневные нотки, потому что если уж он хочет обратно кольцо, то пусть предложит что-то не менее ценное взамен. А самым ценным был как раз посох. Демоница вернулась к стеклянному столу, но села теперь в кресло напротив Энлиля.
- А я не твоя жена, милый, - проворковала Лилит, откидываясь на спинку кресла и скрещивая ноги, глядя на бога темными глазами, в которых явно полыхнуло что-то жарко-красное. Она покрутила бокал с виски в тонких пальцах, а потом сделала небольшой глоток, прежде, чем снова заговорить. - Все у Осириса на месте, и он шикарен, а вот всякие грязные истории сочиняют завистники, наверняка, вроде тебя...
Дьяволица снова мило улыбнулась, покачивая слегка ножкой и неотрывно глядя на Энлиля поверх края бокала. Он был настолько уверен, что она отдаст ему кольцо? Что она простила эту выходку с посохом? Лилит еще никогда в жизни себя не ощущала настолько преданной, как тогда. Этот шумерский прохвост слинял сразу же, как только получил желаемое, а ее оставил на растерзание всем богам.
- Дуться? О, я не дуюсь.. Я в ярости, мой дорогой, - рассмеялась Лилит, но смех был недобрым. - Я должна тебя простить за твое гнусное предательство? За то, что ты получил посох и, несмотря на наш договор, смылся вместе с ним? Что мне пришлось наврать с три короба Осирису и всем египетским богам? Что пришлось выкручиваться перед Люцифером?
Лилит наклонилась чуть вперед, сверля Энлиля глазами. Кольцо сверкнуло в приглушенном свете ламп. Ей вдруг адски захотелось, чтобы он снял эти гребаные очки, чтобы посмотреть в его глаза напрямую.
- А потом ты заявляешься сюда как ни в чем не бывало и ожидаешь, что я тебя прощу и отдам кольцо, едва ты улыбнешься и сделаешь свои позерские выкрутасы с вишенками?... А я думала ты меня неплохо знаешь. - она усмехнулась, а затем чуть сузила глаза. - Надо было сразу самой отправляться к Осирису. Так же переспала бы с ним, зато посох был бы точно у меня.
Лилит и правда злилась на себя за то, что доверилась шумерскому богу. Она то думала, что ему можно верить, к тому же они были даже в чем-то схожи, но это сыграло с ней злую шутку. По плану демоница должна была соблазнить Осириса и таким образом выманить посох. И с ее стороны часть сделки была выполнена, даже перевыполнена, так как Осирис никак не соглашался на игру в одни ворота. Но когда оказалось, что посох исчез вместе с Энлилем, она почувствовала себя какой-то божественной проституткой, еще и не получившей свою плату.
Дьяволица скривила губы в саркастичной усмешке и снова сделала глоток обжигающего виски. А потом расхохоталась в ответ на фразу Энлиля, чтоб она по возможности познакомила его со своим мужем.
- О, не переживай, поживает он прекрасно. Но знакомить с тобой я его не буду, не хочу потом отмывать тут кровь с пола и стен... - она брезгливо сморщила носик, обводя рукой просторный кабинет. - Мне жаль этот прекрасный паркет и дорогие обои. Люцифер не меньше зол за историю с посохом, чем я, а может даже и больше... Ведь его жену подло обманули, грубо обменяв как товар, на посох. Думаешь, после этого он захочет иметь с тобой дело?
Именно поэтому Лилит и спросила шумерского бога, неужели он хочет окончить свои дни в ночном клубе? Сатана был готов разорвать любого, когда она вернулась из этого путешествия. Он сотню раз напомнил, что этого не стоило делать с Энлилем и еще сотню раз съязвил в ее адрес по поводу Осириса. Но найти шумерского бога было гораздо сложнее, чем казалось на первый взгляд, поэтому Люцифер несомненно обрадуется, если ему представится возможность отыграться на виновном, который еще и сам пришел к нему.
- Так что тебе лучше уйти, пока он тут не объявился. - бросила Лилит прохладно, на автомате проводя пальцами по цепочке и кольцу. Она даже не заметила, когда у нее появилась эта чертова привычка.

Отредактировано Lily Evans (2020-11-11 18:54:25)

Подпись автора

https://i.yapx.ru/LqCUA.gif
одел Ванечка :*

+3

6

[nick]Enlil[/nick][status]hurricane[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/264102.gif[/icon][info]<b>Энлиль</b>
<br>верховный бог шумерского пантеона[/info]
— Лилит, ты прекрасна, — от всей своей божественной души ухмыльнулся Энлиль. — Но не очень последовательна.
Он чуть опустил солнечные очки рукой с зажатой между двумя пальцами сигаретой и посмотрел на демоницу поверх оправы, пронизывая её взглядом светло-голубых глаз.
— Сначала говоришь, что не рада мне, потом велишь принести своим верзилам два бокала, — пояснил свою мысль шумер. — Я понимаю, законы гостеприимства святы, но мне казалось, что для тебя ничего святого нет.

Он выразительно хмыкнул и сделал очередной глоток из расширявшегося кверху бокала, задумчиво взболтал остатки коктейля и допил его одним махом, после чего поставил опустевшую ёмкость по другую сторону от своего кресла, которое и его-то стало лишь потому, что Энлиль вовремя подсуетился, чтобы его занять.

Лилит, между тем, была настолько любезна, что сама разлила по бокалам виски и даже принесла один из них к нему поближе, оставив его на стеклянном столике в зоне непосредственного доступа главы шумерского пантеона. Это был хороший знак. Она, конечно, всё ещё злилась — женщины вообще обладают удивительным свойством вспоминать старые обиды, как только их обидчик появляется в поле зрения — но всё-таки не отказала ему в выпивке и даже сделала это вполне миролюбиво. Можно даже сказать, по-дружески.

— Кстати, если следовать этой логике, Гестия вообще должна меня ненавидеть, — вполне довольно заметил Энлиль. — Хорошо, что она не знакома с моей женой. Я надеюсь, не знакома.

Нет, на самом деле, ничем особенно страшным это ему не грозило, но он всё же предпочёл бы, чтобы его многообожаемая супруга воздержалась от таких неуместных контактов, которые могли бы натолкнуть её на ещё более неуместные идеи относительно их затянувшегося брака. Лилит с Люцифером, кстати, тоже состояли в семейном союзе уже на протяжении довольно долгого времени — хотя и не столь продолжительного, как у них с Нинлиль, и владыке воздуха было даже любопытно, в какой фазе их отношения пребывают на данный момент. Причём двигал им, в первую очередь, прагматический интерес. Впрочем, когда бывало иначе.

— Вообще-то, этот перстень я тебе не дарил, — с готовностью «напомнил» Энлиль грациозно воссевшей напротив него дьяволице, движением указательного пальца вернул очки на переносицу и углубился в рассмотрение нынешнего облика Лилит в очередной новой позе, которая шла ей ничуть не меньше, чем все предыдущие. — Между прочим, как твой супруг относится к тому, что ты носишь кольцо от другого мужчины?

Шумер, улыбнувшись, отправил окурок в пепельницу, в которую окончательно превратился один из бокалов из-под космополитена, и дал себе труд потянуться за порцией виски, которую Лилит заботливо поставила рядом с ним.

— Подумаешь, какой-то посох. Его сила преувеличена, уверяю тебя. Но если ты согласна считать моё кольцо платой за него… что ж, пожалуй, я готов принять эту сделку к рассмотрению. — Энлиль приподнял бокал с плескавшейся в нём янтарной жидкостью и отсалютовал им хозяйке заведения. Он мог бы согласиться с ней. Мог бы даже сказать, что ей в самом деле стоило отправиться в Дуат самой и договариваться с Осирисом своими силами. А мог бы напомнить, что пропуск в египетское царство мёртвых им обеспечил именно он — стараниями того же Сета, которому необходимо было восстановить собственные силы и свести счёты с Осирисом. Но всё это сейчас были такие пустяки, что, возможно, размениваться на них не стоило вовсе. С другой стороны, было бы грешно не позволить женщине, тем более такой, как Лилит, выплеснуть своё негодование и хоть немного выпустить пар — не зря же она копила его в себе на протяжении стольких лет! Энлиль даже готов был предположить, что она в самом деле не совсем забыла эту историю и, возможно, приберегла для их встречи часть давнишних эмоций, чтобы высказать ему всё, что о нём думает. Хотя, по-хорошему, им обоим было прекрасно известно, что они думают друг о друге. Но почему бы немного не поиграть в эту милую маленькую игру? Боги только и делают, что непрерывно играют в игры.

— Только не говори, что ты в самом деле злишься, — хмыкнул Энлиль и помолчал несколько мгновений, смакуя предложенный напиток. — Неплохой виски, между прочим. Напоила бы таким Осириса — не пришлось бы идти дальше. Никто тебя не заставлял ложиться с ним в постель, или где там этот напыщенный старый пень дрыхнет в своём Дуате, — с опасной беспечностью заметил шумер и тут же сверкнул беззастенчивой улыбкой.
— Извини, дорогая, ты сама провоцируешь меня и заставляешь быть последним мерзавцем, — пояснил он. — Я же знаю, тебе нравятся плохие мальчики — иначе ты не связалась бы с Люцифером. Да, как насчёт того, чтобы перевести наш разговор в чуть более конструктивное русло?

Энлиль чуть приподнялся, выуживая из кармана примявшуюся сигаретную пачку, которая в его руках моментально приобрела первозданный вид, и вытянул одну сигарету.
— Будешь? — предложил он. — Мои смертные вырастили новый сорт табака. Не совсем божественно, но ведь и мы не в раю.
Он поскромничал: табак был лучшим, чего можно было добиться в этих широтах. Это был просто удачный момент, чтобы плавно подойти к основной теме разговора.
— Огонька не найдётся?
Двусмысленный вопрос, когда он обращён к женщине, которая сама — сгусток живого пламени. Но именно это Энлилю и было нужно.
— Полагаю, ты, как и твой сиятельный супруг, в курсе, что затевает этот ваш ангельский курятник? Всё-таки, эти пернатые — сородичи твоего Лютика. И не такой уж он должен быть страшный, если ты столько времени терпишь его возле себя, — отшутился шумер.
Гнев дьявола против не-того-бога — это было бы даже забавно, но Энлиль считал Сатану настоящим бизнесменом, а опытный делец не станет давать волю чувствам, если это может помешать сделке.
— И, в конце концов, для ангельской тусовки все мы — демоны и бесы. Я бы, кстати, сказал, что это расизм, — внезапно закончил он. — Как ты думаешь, их можно за это засудить?..

+3

7

[nick]Lilith[/nick][status]fire and blood[/status][icon]https://i.yapx.ru/JgBTS.png[/icon][sign]https://i.yapx.ru/JgBWr.gif[/sign][info]Дьяволица. Первая жена Адама, единственная жена Люцифера.[/info]
Лилит смотрела куда-то в сторону, но когда Энлиль сказал что-то о ее непоследовательности она резко перевела горящий взгляд на него. Вот же невыносимый нахал! Он чуть опустил очки и темные, как глубины ада, ее глаза встретились с обманчиво наивно-голубыми глазами шумера, не менее рьяно пронизывая его насквозь.
-Кто бы говорил о последовательности! - фыркнула Лилит, делая новый глоток виски и покачивая ножкой, что выдавало немного ее раздражение. - Сначала обещал, что мы вместе похитим посох, а потом попросту слинял..
Лилит до сих пор пыталась понять, что же вдруг заставило Энлиля нарушить своё слово и бросить ее. Ведь они очень хорошо ладили друг с другом, в отличии от всех остальных, пытавшихся сблизиться с шумером или дьяволицей. Поэтому она и доверилась ему, зная, что между ними есть какое-то взаимопонимание, но в итоге Лилит жестоко ошиблась и от прошедших лет ее обида не уменьшилась. Пусть она и дружелюбно его приняла, поставила перед ним выпивку... Это был всего лишь отголосок тех тёплых эмоций, которые когда-то она к нему испытывала. Лилит считала его близким к себе, хотя и держала всегда ухо востро, но почему-то в том путешествии что-то пошло не так и она слишком расслабилась.
-Святое для меня - выпить виски в конце дня,- ехидно улыбнулась Лилит. - Что же поделать, если ты вдруг появился здесь именно в это время? Мне не жалко лишним стаканчиком угостить заблудшего гостя...
Демоница допила свой бокал одним махом и потянулась к бутылке, стоявшей на столике сбоку от неё, грациозно плеснула себе ещё немного и с наглой улыбкой произнесла.
-Так я могу познакомить твою жену с Гестией, почту за честь! - Лилит знала, что для Энлиля это не угроза, но досадные последствия эта встреча вполне могла бы ему принести. Напакостить шумеру из-за своей обиды?.. Оо, как бы сладко это было! - Уверена им будет о чем поговорить..
Дьяволица была немного в курсе того, что Нинлиль частенько может пилить мозг супруга, что конечно же не нравится ни одному мужчине - земному или же божественному. Той же проблемой страдали Гера и Зевс, но последний получал зачастую по делу. Похожая история была и у неё с Адамом. Почему-то Адам мог делать все, что захочет, а Лилит, как покорная жена, все должна была терпеть. Вместо того, чтобы пилить Адама она просто ушла от него, чем и вызвала гнев всех ангелов и Бога, зато теперь у неё был Люцифер, а к чему привела история Адама и Евы и так все знали.
Энлиль докурил свою сигарету и наконец-то соизволил взять бокал с виски, будто делал ей одолжение. Это его ленивое движение вызвало в ней глухое раздражение.
-О, я сказала, что забрала это кольцо у тебя в счёт посоха. Пусть это и ерунда, но тебе без него некомфортно, ведь так? А чтобы с кольцом ничего не случилось и никто его не украл, то надёжнее всего носить его на себе.. - Лилит склонила голову набок, по прежнему сияя наглой улыбкой. Но она бы ни за что не призналась, что носила она кольцо скорее из тех соображений, чтобы не забыть об Энлиле и о том, что он сделал, чтобы в нужное время, как сейчас, вспомнить все и отплатить.
-Только не говори, что ты в самом деле злишься, - если б он не сказал этой фразы, Лилит, возможно бы и не вспыхнула, но все вышло с точностью наоборот.
-О да, конечно же я не злюсь!- Лилит выпрямилась в кресле, отставив стакан в сторону. - И о какой сделке, интересно, ты говоришь? Посох отдашь за своё кольцо? Сомневаюсь... Скорее всего посох ты уже сбыл кому-то за хорошую цену, если его сила преувеличена, как ты сказал. Либо он нужен тебе самому, а он подороже будет, чем твоё кольцо.
Она встала и прошлась вокруг его кресла, глядя чуть прищуренными глазами на шумера.
-И я злюсь не из-за посоха, а из-за того, что ты меня там бросил! Одну! Какого черта, Энлиль?? Если бы я так поступила, уверена, ты бы меня испепелил как только нашёл бы, а я ещё какого-то дьявола тут с тобой разговариваю! Мне пришлось подбирать хвосты и заметать следы за тобой! Я сделала тогда огромную глупость, что подумала, будто бы тебе можно довериться.. Но.. Неужели посох был тебе настолько важен, что ты решил подставить меня? - ее голос не срывался на крик, но в нем слышалась едва сдерживаемая ярость и ее глаза сверлили Энлиля. И его следующие слова вывели ее из себя так, что она наклонилась к нему, вцепившись в ручки его кресла и ее глаза полыхнули ярко-красным, глядя в его, голос понизился до угрожающего шепота.
-Тебя там не было! Ты не знаешь, что другого способа не было, ты же уже бежал с посохом куда подальше и на все остальное тебе было плевать!
Дьяволица выпрямилась и вернулась в своё кресло, будто бы и не было только что никакой вспышки гнева. Она снисходительно кивнула.
-Да, нравятся, но плохие мальчики плохим мальчикам рознь. - губы коснулись бокала, она сделала небольшой глоток виски, думая о том, что Люцифер, будучи плохим мальчиком, все же не поступил бы с ней так подло, попытавшись бы вытащить ее из той ловушки. Осирис не пьянел, хоть они и пили в тот вечер вино. Лилит не оставалось ничего другого, кроме как усыпить его бдительность своими чарами, так как она думала о том, чтобы максимально дать возможность Энлилю украсть посох. Она думала о посохе и о чертовом шумере, а тот лишь об одном посохе! Лилит сейчас не понимала как она могла быть настолько наивна и слепа...
Энлиль же спокойно предложил ей сигарету, но Лилит совершенно не хотелось сейчас курить, зато вот на просьбу об огоньке она отреагировала моментально.
-Для тебя всегда найдётся, душа моя..
По щелчку пальцев в ее ладони завертелось маленькое адское пламя и она легким движением руки отправила его в сторону Энлиля. Огонь метнулся прямо в грудь божества, оставив небольшой ожог на коже, но и заодно поджег кончик сигареты. Лилит усмехнулась: да, ожог сейчас заживет на шумере, но ему так же больно как и любому человеку.
-Ангельский курятник совсем разошёлся...- небрежно заметила дьяволица. - Но это их обычное состояние, в тысячный раз собираться уничтожить всех «низших» по их мнению, божеств. С какой стати именно сейчас это тебя взволновало?
Лилит вопросительно изогнула бровь, потому что ситуация с недовольными ангелами была привычной.
-Мой Лютик,- едко передразнила Энлиля демоница, - Страшен в гневе и не со мной.. И с чего ты взял, что я его именно терплю? Не у всех такие «высокие» отношения как у тебя с Нинлиль..
Лилит пожала плечами, усмехаясь. Люцифер был достаточно эмоционален, но знал когда и где эти эмоции проявлять. Иногда, конечно, ему сносило крышу, но это было чаще в их общей спальне, чем в других обстоятельствах.
-Я думала, что ты, как и многие другие привыкли к тому, что ангелы те ещё фанатики и расисты. Неужели для тебя это сейчас вдруг стало чем-то удивительным? Ты так мило переживаешь за меня? Или это повод, чтобы явиться за своим кольцом?
Она с насмешливым интересом посмотрела на шумера.
Лилит не понимала сейчас цели визита Энлиля, потому что давно была известная позиция ангелов насчёт всех богов и божеств. Они вечно что-то замышляли, но это всегда было только на уровне разговоров, так что все уже перестали обращать на это внимание.

Отредактировано Lily Evans (2020-11-15 15:18:29)

Подпись автора

https://i.yapx.ru/LqCUA.gif
одел Ванечка :*

+2

8

[nick]Enlil[/nick][status]hurricane[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/264102.gif[/icon][info]<b>Энлиль</b>
<br>верховный бог шумерского пантеона[/info]
Пламя плясало в глазах Лилит, и как же ей это шло. Можно было дразнить её вечно уже хотя бы ради удовольствия созерцать этот адский огонь. Жаль, терпение дьяволицы вечным не было, и это накладывало свои ограничения. Но идти у неё на поводу верховный шумер тоже не собирался.

— О, милая, ты на моём месте поступила бы точно так же, — хмыкнул Энлиль. — Или что, я должен был торчать посреди египетского загробного мира, дожидаясь, пока ты натешишься там с Осирисом и отбиваясь от местных стражей? Им, знаешь ли, не очень понравилось моё присутствие. Видимо, они посчитали, что для их царства я слишком живой, и всеми силами пытались исправить это прискорбное для них недоразумение. Так что прости, дорогая, но я счёл за лучшее убраться вместе с посохом, вместо того чтобы божественно сдохнуть в пропитанных кровью песках Египта. Мне больше по душе кровь праведных поклонников шумеро-аккадских религий, знаешь ли.

Завершив это многословное объяснение, в котором под конец проскользнули раздражённые нотки, Энлиль изобразил вполне доброжелательную улыбочку и отсалютовал Лилит бокалом виски.

— Но против такой формы святости я тоже не возражаю, — примирительно закончил он, прежде чем отпить пару глотков из своего стакана.

На колкость демоницы и стремление познакомить Нинлиль с греческой богиней то ли счастливых свадеб, то ли домашнего очага — эта тема всегда казалась Энлилю чрезмерно, невыразимо скучной и слишком унылой для того, чтобы разбираться в деталях — верховный шумер отреагировал небрежным движением руки, говорившим о том, что он понимает: Лилит ухватилась за эту возможность не так чтобы всерьёз, исключительно от не нашедшего должного выхода негодования и желания его позлить. Вряд ли она действительно стала бы так заморачиваться, разыскивая и сводя вместе греческую и шумерскую богиню ради сомнительного результата — а это по итогу означало, что можно не париться из-за таких пустяков.

— Ты сказала? — брови владыки воздуха приподнялись над дужками тёмных очков, когда его прекрасная собеседница, полыхающая гневом, как огнедышащий дракон, положила на разные чаши весов посох Осириса и его собственное кольцо. — Нет, не припоминаю такого. По-моему, ты как-то забыла об этом упомянуть. Но я весьма признателен тебе за то, что ты его сохранила.

Признаваться, что колесить по миру без своего перстня ему уже осточертело, глава шумерского пантеона, разумеется, не собирался. Возможность скрыть от себе подобных свою божественную ауру при помощи этого артефакта могла показаться мелочью, но на деле её отсутствие доставляло кучу проблем. Время от времени просто необходимо остаться для всех «невидимкой», но без перстня Энлилю постоянно приходилось обставлять своё появление с пафосом и помпой и делать вид, что всякий встреченный им представитель божественной братии должен был непременно уловить его приближение заранее, чтобы подготовиться к высочайшей чести общения с прекрасным.

На него самого, между тем, наконец, излился горный поток адского негодования, закономерно завершившийся самой настоящей вспышкой: небольшой сгусток пламени сорвался с ладони Лилит и влетел ему в грудную клетку. Запахло палёной тканью. Энлиль, как водится, и бровью не повёл — а его глаза всё равно оставались скрыты за стёклами солнечных очков. Ткани тела восстанавливались практически мгновенно, в отличие от задымившейся футболки, на которой осталось прожжённое «пятно». Зато и кончик сигареты полыхнул красной искоркой. Верховный шумер невозмутимо сделал затяжку, как будто Лилит дала ему именно то, о чём он просил. Выпустив облачко сизого дыма, Энлиль небрежно отправил недокуренную сигарету в один из пустых бокалов, вальяжно поднялся с места и приблизился к дьяволице. Подойдя к ней практически вплотную, шумер, тонко улыбнувшись, зашёл ей за спину и положил ладони Лилит на плечи, мягко погладил их и сначала легонько надавил, начиная их разминать.

— Полегчало? — осведомился он, имея в виду не то выброс энергии через отправленный в него комочек огня, не то этот зарождающийся сеанс массажа. — Не злись, Лилит, обстоятельства сложились так, что я не мог задержаться. И потом, я же знал, что ты выберешься. Обвести вокруг пальца пару древних богов для тебя раз плюнуть, а с Люцифером ты всегда договоришься.
Ладони Энлиля ласкающе заскользили к шее дьяволицы и снова от неё, к плечам.
— Да, ты права: этот небесный птичник в полном составе спит и видит, как бы изжить со свету и нас, и вас. А ведь мы были здесь раньше них, и этот мир должен принадлежать нам. И тебе не хуже меня известно, что это противостояние длится уже не первую тысячу лет, но сейчас… Ходят слухи, что архангелы создали оружие, которое уничтожает богов. Не развоплощает их на время, не лишает божественной сущности, оставляя людьми, а просто отправляет в небытие, сразу, целиком и полностью, окончательно и бесповоротно, — рассказал Энлиль. — Ты, конечно, скажешь, что такого не может быть. Я бы и сам в это не поверил, но мой ацтекский приятель Тескатлипока недавно клятвенно заверял меня, что видел, как это произошло с его соседом из майя Кавилем. И был достаточно напуган, чтобы я предположил, что он не врёт.

В этом свете возвращение перстня представлялось шумеру ещё более уместным, хотя он уже почти смирился с мыслью, что проще будет найти в одном из пантеонов бога-мастера, у которого ещё хватит сил на создание другого подобного изделия, и уломать его на столь ценную услугу.

— Не могу поверить, чтобы ты и твой ненаглядный Люцифер до сих пор ничего об этом не слышали, — промурлыкал Энлиль, склонившись к затылку Лилит так близко, что смог вдохнуть пряный запах её волос.

Отредактировано Aedan Avery (2020-11-20 02:03:33)

+4

9

[nick]Lilith[/nick][status]fire and blood[/status][icon]https://i.yapx.ru/JgBTS.png[/icon][sign]https://i.yapx.ru/JgBWr.gif[/sign][info]Дьяволица. Первая жена Адама, единственная жена Люцифера.[/info]
Он просто издевался над ней. Лилит завидовала иногда Энлилю, равно как и Люциферу, потому что они прекрасно умели сдерживать свои эмоции и играть на нервах других. Лилит тоже была мастером по игре на чужих нервах, но сдерживать эмоции она не умела так отлично. Если что-то ее злило - она впадала в ярость, если что-то нравилось - она выражала открыто свой восторг, если кто-то ее раздражал - по возможности убирала этот раздражитель.. Но сейчас этот раздражитель был бессмертным, так что она могла только причинять ему физическую боль, но не уничтожать. В этом была своеобразная прелесть - этакая живая кукла вуду, которая все равно смерти не приносит.
Лилит чуть не взвилась, когда услышала его слова и то, что в них проскользнуло некое раздражение. Злиться тут была ее прерогатива, чего ему жаловаться-то?! Дьяволица вновь метнула в бога пронзительный взгляд и он снова полыхнул красным. Отблеск ада в глубинах ее души. Если она у нее вообще была.
- Я бы нашла способ вытащить и твою древнюю задницу из того египетского пекла! Я бы не бросила тебя на растерзание стражникам и всем богам!  - конечно, Лилит в тот момент, когда узнала, что Энлил сбежал с и ее призом тоже, она впала в дикую ярость и единственным ее желанием было испепелить его на месте или же просто сдать всем, кто жаждал когда-либо расправы над шумером. Но по прошествии времени она понимала, что если пришли вместе, то и уходить нужно вместе. Откуда у нее была эта глупая сентиментальность к этому подлецу, она понятия не имела. Почему она вообще ему поверила, тоже было неясно. Но зато обожглась в очередной раз на хороших чувствах.
- Дожидаясь пока я натешусь? - ее глаза опасно сузились. - А ничего, что мне пришлось это делать ради нас двоих? Ради посоха? Но ты почему-то решил, что все призы тебе, а расплачиваться только мне! Умно, умно..
Лилит хмыкнула, делая большой глоток виски и со стуком поставив стакан на стол, по которому едва не пошли трещины.
- Хотя, впрочем, почему я сомневаюсь.. Ты же всегда думаешь только о своей выгоде. Для тебя сделки пустой звук. Ты спокойно можешь пообещать что-то, а затем развернуться и сделать по-своему. Это я дурочка, что поверила тебе..
Лилит фыркнув, закатила глаза, злясь сейчас больше на саму себя. Люцифер ее предупреждал, она не послушалась. Ну не могла она признаться даже самой себе в том, что ей импонировал шумер и именно поэтому она ему доверяет, равно как и доверяет своему супругу. Но все ее искренние чувства обернули против нее же и еще теперь этот божок сидит и насмехается над ней!
- Я его сохранила, потому что боялась, что оно попадет не в те руки, или обратно в твои. - она ядовито улыбнулась, перекатывая в пальцах кольцо и глядя, как Энлиль выпускает облако дыма из сигареты, которую она подожгла пару минут назад, вместе с его одеждой.
Это доставило ей маленькую, но радость.
Спалить бы его к чертям собачьим... Тогда никакой наглой ухмылочки я больше не увижу на его лице...
Тем временем, Энлиль, выпустив пару раз клубы дыма, отправил недокуренную сигарету в один из бокалов. Затем зашел за спину Лилит и положил ладони на ее плечи. Какой-то легкий разряд  тока пробежал по коже, но дьяволица не подала виду. Даже дернула плечами, словно хотела сбросить его руки с себя.
- Не злиться? О да.. Ты знал, что я выкручусь, а если бы твое знание тебя обмануло в тот раз? - она невольно прикрыла глаза, руки шумера заскользили к ее шее и обратно, к плечам. Лилит хотела по прежнему говорить раздраженно, но ее голос зазвучал мягче и глубже, что ей совершенно не понравилось, но она все же ничего не сделала.
Энлиль продолжил говорить, на этот раз о том самом оружии, которое якобы создали ангелы для уничтожения всех богов. Лилит об этом не слышала. Вернее, ангелы каждый год, а то и чаще объявляли о том, что необходимо уничтожить всех божеств для того, чтобы воцарилась единая власть на небесах, в аду, и на земле. Но эти байки звучали так часто, что Лилит уже перестала их воспринимать всерьез. А теперь к ней заявляется Энлиль, и под страхом быть убитым, все же рассказывает о том, что замышляет армия ангелов. Люцифер об этом пока не обмолвился ни словом, поэтому Лилит даже не знала верить ли шумеру или все это была уловка для того, чтобы вернуть свой перстень?
Лилит ощутила дыхание Энлиля совсем рядом с собой, от чего у нее побежали мурашки по шее. Но она внимательно слышала каждое его слово.
- Может быть Люцифер и слышал, но пока мне ни о чем не говорил.. - зачастую Сатана конечно делился с Лилит почти всем. Но были вещи, от которых он желал ее оградить, считая это ненужной чепухой. Поэтому возможно и этот слух он счел ерундой. Может, это так и есть.
Демоница мягко подняла руку, завела назад и скользнула пальцами по шее Энлиля, притянув его чуть ближе, а затем, когда его лицо оказалось почти вплотную к ее, сжала пальчики в коротких волосах. Она видела свое отражение в его очках, когда ее глаза снова подозрительно сузились.
- Твоя история очень занимательна, дорогой, но почему я тебе должна верить... после всего? - губы Лилит очень тихо произнесли эту фразу, но так как они почти касались щеки Энлиля он прекрасно все услышал.

Отредактировано Lily Evans (2020-12-17 14:01:18)

Подпись автора

https://i.yapx.ru/LqCUA.gif
одел Ванечка :*

+2

10

[nick]Enlil[/nick][status]hurricane[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/264102.gif[/icon][info]<b>Энлиль</b>
<br>верховный бог шумерского пантеона[/info]
Лилит вспыхивала от раздражения, точно спичка — очень яркая, горячая и разрушительная, несмотря на всю свою внешнюю хрупкость. Она, конечно, не представляла реальной угрозы для существования верховного бога шумерского пантеона, однако при желании могла доставить ему немало неприятных минут. Впрочем, пока всё обошлось одним небольшим огненным шаром и поджаренной футболкой, несмотря на то что дьяволица явно была в ярости — и это, как ни удивительно, очень успокаивало Энлиля. Лилит, как и многие его знакомые богини, не принадлежала к числу женщин, способных или склонных сдерживать бушующие внутри эмоции. Но до тех пор, пока океан её негодования выплёскивался на него, в основном, в форме возмущённых слов, опасаться было нечего: Лилит, хотя и злилась, слишком сильно симпатизировала своему гостю, чтобы оставлять надежду договориться с ней, и Энлиль прекрасно это понимал.

Чего он не подозревал, так это столь искренней уверенности дьяволицы в том, что она-то, в отличие от него, не оставила бы своего компаньона в чужом царстве мёртвых. Нет, это точно была уловка. Наверняка она бросила бы его в Дуате, как только заполучила бы посох Осириса. Надо быть последним идиотом, чтобы полагаться на женщин с их природным коварством, а тем более на тех из них, кто обладает определённым могуществом и проистекающей из оного самооценкой. Но, вопреки логике и всей здравости собственных рассуждений, слушая гневные тирады Лилит, Энлиль внезапно поймал себя на том, что на миг ей поверил. В конце концов, она действительно могла считать, что поступила бы именно так, как говорила — история не знает сослагательного наклонения, и проверить, что было бы, отмотай они время вспять, никто уже не мог. И эта её нынешняя уверенность ничуть не отменяла вероятности, что при получении заветного воскрешающего посоха соблазн утащить его в единоличное владение очень даже мог возобладать.

— О, дорогая, я начинаю всерьёз беспокоиться за твой брак и моральное состояние, потому что если это правда, то мне остаётся только предположить, что ты в меня влюбилась, — произнося эти слова, Энлиль с мягкой усмешкой наклонился к самому ушку дьяволицы, щекоча его своим дыханием. Она дразнила его, но и он знал в этом толк, охотно дразня её в ответ.

Лилит недовольно повела плечами, как будто пыталась сбросить его ладони, но сделала это недостаточно настойчиво, и шумер не позволил смутить себя этими противоречивыми сигналами женской сущности, продолжив касаться нежной кожи обнажённых плеч ласкающими, расслабляющими движениями.

— Не сердись, я шучу, — сказал он следом. — Я-то знаю, какая ты коварная безжалостная стерва. — Это был комплимент. — Поэтому наши симпатии взаимны. Боюсь, достичь такого уровня отношений с Осирисом у меня не было шансов: едва ли этот египтянин оценил бы, если бы я предложил ему себя в качестве платы за посох. Я слышал, что старые шумерские динозавры не в его вкусе, он больше по девочкам. А ты всегда найдёшь выход, даже когда ситуация кажется безнадёжной.
Он подумал мгновение, прежде чем продолжить.
— Нет, если бы ты в самом деле там застряла, я вернулся бы туда за тобой. Весьма вероятно.

Энлиль ухмыльнулся и уже почти коснулся губами шеи Лилит, когда она перешла в наступление и ловко притянула его к себе за затылок, вынуждая переменить положение в пространстве. Но ох уж эти вечные "почему"!

— Потому что я не лгу. У меня есть основания полагать, что на этот раз у всех нас большие проблемы, — на этой фразе тон шумера временно лишился привычных насмешливых ноток, завёрнутых в бархатистую оболочку иронии и сдобренных вкрадчивыми интонациями сознающего собственную власть древнего божества с явно выраженной склонностью к играм на чужом самолюбии.

— И между прочим, у меня только что была прекрасная возможность незаметно стянуть с твоей изящной, тонкой шейки цепочку с моим, прошу заметить, перстнем, но я этого не сделал, причём совершенно сознательно. Считай это знаком доверия и стремления к примирению.

Будто бы в подтверждение этих слов Энлиль, наконец, соизволил стащить с себя тёмные очки и уже без всяких лишних преград обратил на дьяволицу взгляд чистых, как небо Месопотамии, голубых глаз.

— Пока что это слухи, но если они подтвердятся, нам лучше забыть о старых обидах и объединить усилия. Это вопрос выживания, Лилит. Мы нужны друг другу.

+3

11

[nick]Lilith[/nick][status]fire and blood[/status][icon]https://i.yapx.ru/JgBTS.png[/icon][sign]https://i.yapx.ru/JgBWr.gif[/sign][info]Дьяволица. Первая жена Адама, единственная жена Люцифера.[/info]
Лилит для всех и всегда представляла этакую смесь очарования и опасности в одном лице. Многие богини ее или не любили или попросту ненавидели. Да она и не стремилась водить с ними дружбу. Одним из поводов такой вражды было то, что Лилит неосознанно привлекала к себе многих богов, даже и женатых, но вот то, что она иногда пользовалась такой их симпатией - было вполне себе осознанно. Ей нравилось быть в центре внимания, а если это ещё был и эпицентр каких-то ревностей и страстей, то Лилит откровенно наслаждалась таким накалом эмоций. Причём сама она лишь слегка посмеивалась над тем переполохом, который случился по ее вине. И ко многим богам у неё был чисто деловой или потребительский интерес, но вот Энлиль... С ним почему-то все было по-другому. Она не могла на него злиться со всей яростью, на которую была способна, не могла быть к нему настолько равнодушной, как была к другим. И в этом, пожалуй, таким отношением Лилит к себе мог похвастаться лишь Люцифер.
Именно поэтому дьяволица с полной уверенностью говорила о том, что не бросила бы Энлиля в царстве мертвых. Она бы не смогла с ним так поступить, а соответственно думала, что это взаимно. Но, кажется, шумер думал, будто бы ни одной женщине нельзя доверять в своём окружении, заодно и Лилит. Поэтому перестраховался и сбежал вместе с посохом, откровенно считая, что и демоница бы сделала точно так же. А вот ее это обидело. Да, она была хитра, коварна, а подлость была у неё в крови ещё с самого сотворения мира, но только Энлиль и Люцифер не были теми, на кого распространялись все ее ужасные качества. Но Энлиль посчитал по другому, поэтому они и оказались в ссоре. И даже несмотря на это Лилит не могла навредить ему слишком сильно, как сделала бы это с любым другим божеством.
-О, дорогой, я бы на твоём месте беспокоилась бы исключительно за себя, потому что моя любовь опасна для других, так как неизменно связана с гневом самого Сатаны... - Лилит проворковала это самым ласковым голосом, на который была способна, усмехаясь краешком губ. Но внутри неё что-то екнуло, так как нельзя было не признать, что возможно в этих словах была определенная доля правды, только Энлилю было совсем не обязательно об этом знать...
Когда Лилит повела плечами, то шумер абсолютно не отреагировал на это движение и только ещё ласковее стал касаться ее кожи. Демоница глубоко вздохнула, понимая, что отказываться от этого ей не хотелось - слишком жадной она была до всех чувственных удовольствий. Равно как и сама была самим воплощением чувственности, правда, откровенно греховной.
-Весьма вероятно?- она хмыкнула в ответ на слова шумера. - А мне вот показалось, что ты бы не вернулся бы туда за мной, даже если бы Осирис взял меня в свой гарем!
Лилит тряхнула волосами, снова испытывая раздражение. Нет, он бы вернулся за ней! Ну да! После того как сбежал с посохом!
-Ты меня просто использовал как откуп и все, признай. То, что я при этом чувствовала и как буду разбираться со всеми проблемами тебя мало волновало..
Но, черт возьми, она не могла на него злиться! Особенно, когда он оказался так близко возле неё и когда она явно услышала, что в его голосе убавилось насмешливости, когда он говорил о том, что информация по поводу ангелов правдива.
-От кого ещё ты слышал эти слухи?
Лилит теперь ощутила как внутри заворочалось очень неприятное ощущение того, что Энлиль действительно говорит правду.  И да, он не попытался забрать свой перстень обратно и снял очки, чтобы она видела его глаза.
Ох уж эти голубые глаза, такие обманчиво чистые и прекрасные, словно он и сам был ангелом. Лилит всегда завораживал его взгляд, так как ее глаза были как самые темные глубины ада, где всегда царит тьма и ночь.
На ее лице отразился какой-то глубинный страх. Шутка ли узнать, что родственнички решили уничтожить всех богов и божеств, чтобы забрать всю власть себе. Но все ещё было видно, что она не до конца доверяет шумеру. И все же Лилит произнесла:
-Если все действительно так как ты говоришь, то я согласна, возможно, забыть этот проступок с посохом.. Но знай, что я ещё не до конца тебе верю..
Она внимательно смотрела в его глаза, пытаясь понять насколько правдивы его слова.
-Один раз ты мне уже говорил, что мы нужны друг другу.. Перед тем, как мы отправились за тем самым посохом.. Помнишь?
Ее глаза чуть сузились, но рука по прежнему крепко лежала на его затылке, не давая Энлилю отодвинуться.

Отредактировано Lily Evans (2020-12-17 14:01:38)

Подпись автора

https://i.yapx.ru/LqCUA.gif
одел Ванечка :*

+3


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Альтернативная реальность » Божественно, но не сразу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно