Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Завершенные отыгрыши » Вино из одуванчиков


Вино из одуванчиков

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ


Закрытый эпизод

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/t841589.jpg

Участники: Доркас Медоуз, Гелиодор Сандерс

Дата и время: 15 февраля 1978 г.

Место: больница св. Мунго

... что для одного — ненужный хлам, для другого — недоступная роскошь.

Мужчины такой народ — никогда ничего не смыслят.

Солнце не просто взошло, оно нахлынуло как поток и переполнило весь мир.

Первое, что узнаешь в жизни, — это что ты дурак. Последнее, что узнаешь, — это что ты все тот же дурак.

Если долго чего-нибудь не пробовать, поневоле забудешь, как оно бывает.

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+1

2

Доркас была особой эмоциональной, нередко несдержанной, экспрессивной и временами более агрессивной, чем считалось приличным для женщин. Но истеричкой, в традиционном смысле этого слова, она не была. Иными словами капитана-идиота Сандерса ей хотелось не столько слезами залить, сколько отходить чем-нибудь потяжелее сковородки. Не в воспитательных целях - Мерлин упаси пытаться кого-то там переделать, если только это не нерадивый подчиненный при исполнении. Нет, исключительно с целью уведомить его, Сандерса, о том, сколько неприятных эмоций вызвал у нее вчерашний инцидент с его полуживым телом.

Вообще, конечно, сила, глубина и продолжительность этих эмоций не то чтобы пугали Доркас, но немного напрягали. В плеяде ее романов Гелиодор Сандерс стоял выразительным таким особняком, и вовсе не по причине своего весьма скудного эмоционального диапазона. Просто Доркас предпочитала короткие романы и лучше с женатыми мужчинами старше себя. Таким не афишировать связь было не менее выгодно, чем ей. Ну и, что греха таить, с ними не стоило опасаться неуместных привязанностей и внезапный предложений из серии "давай мы оба разведемся и сбежим какой-нибудь закат". Солнышко в закат, хоть и не был женат, не звал и явно не стремился, но был моложе на тринадцать лет. И ладно бы.

Да сам факт того, что секс - в тот момент предполагавшийся на одну ночь - между ними случился, Доркас объясняла для себя исключительно тем, что некоторых женщин нельзя долго держать в декрете. Вырвавшись оттуда, они звереют и теряют голову. Но вот то, что связь растянулась аж на десять лет. Пусть она не была регулярной. Пусть одновременно с этим оба имели разовые связи. Пусть. Была же! Аж десятый год как была!

И Доркас, похоже, чудесным образом перехитрила саму себя и умудрилась привязаться со своей стороны. Вот, собственно, эта мелкая деталька и тревожила, однако никак не была поводом не нанести Солнышку визит вежливости и не сообщить ему о наболевшем. В смысле, о том, что он дурак без здравого смысла и инстинкта самосохранения, хотя, вроде бы, здравый смысл всегда был самой его сильной стороной! Ну и где оно все было вчера вечером, а?!

Вот сейчас и узнает. Доркас для приличия постучала в приоткрытую дверь палаты и вошла. "Объект" лежал на кровати и едва ли был способен сбежать от карающей руки главы департамента катастроф. Впрочем, едва ли и планировал. Трусом-то Солнышко не был и, кроме того, вряд ли осознавал нависшую над ним опасность. Но ничего, последнее было легко исправить.

- Здравствуй, Солнышко.

Голос Доркас был ласково-угрожающим и не сулил ничего хорошего обитателю больничной койки в палате на четверых, по счастью для всех сейчас, за исключением Сандерса, пустой.

- Знаешь, - обманчиво спокойно проговорила женщина, придвигая стул к кровати больного. - Я бы очень хотела тебя сейчас убить, потом воскресить и еще раз убить. Настолько я на тебя зла. Но, увы, мне крайне жаль работы целителей. Да и некромантия... Она мало того что запрещена в нашей стране, так я, к тому же, ею не владею. Так что... Придется что-то другое подумать.

Ну, то есть, она уже подумала и придумала, но пока не определилась с форматом, масштабом и подходящим моментом.

Отредактировано Dorcas Meadowes (2021-05-31 22:23:23)

+4

3

Весь день Сандерс спал. А что еще было делать? Выписывать его из больницы вот прямо сегодня никто не собирался, и он отлично понимал врачей. Магия магией, а естественный ход вещей не отменить, на что нужно время, на то нужно время. Дышать ему было нормально ровно до того момента, как он попытался подняться по лестнице до того этажа, где, как ему сказали, был стеллаж с книгами. Из этой короткой прогулки Сандерс сделал два вывода. Первый: он в самом деле пока еще не готов вернуться в строй, а значит, какая разница, где ему быть, дома или в больнице. Второй: на всем стеллаже, среди трех с половиной сотен книг, не было ни одной, удовлетворяющей его запросы. Нет, он не все их уже прочитал. Многие бы взяли любую книжку просто из любопытства. Но пустое любопытство Сандерсу было не свойственно, а какую пользу можно вынести из беллетристики, он совершенно не понимал. Кроссворды в стопочке Придиры уже были разгаданы, и, судя по состоянию страниц, не по одному разу. Так что надежды на чтение развеялись.
Таким образом, он оказался в непривычном ему состоянии, когда ему совсем нечего было делать. Раньше он в любое свободное время тренировался - сейчас ему это было противопоказано. Раньше он мог взять полки последний номер “Вопросов криминалистики”, но полка осталась дома вместе последним номером, предпоследним и всеми остальными. И Сандерс отлично понимал, почему здесь не держали такую литературу. Вряд ли кого-то из пациентов сильно порадовали бы даже черно-белые картинки с головой, отделенной от тела колесами поезда, или детальный, с диаграммами, разбор колото-резаных ранений при случайной бытовой травме и умышленном нанесении ран.
К нему заглянули коллеги, сообщили ему, что из их отряда никто больше не пострадал, и  Сандерс удовлетворенно кивнул. Их отряд все еще не восстановил свой потенциал после Рождества, очередные потери были бы очень некстати. Но ребята побыли и ушли, и Сандерс опять остался наедине с  собой.
Верный правилу, что жрать, срать и спать надо не когда хочется, а когда есть возможность, Сандерс решил, что, собственно, можно выспаться в запас. Тем более, что сон накатывал и был явно одобряем целителями.
Что в палату кто-то входит, Сандерс услышал сквозь сон, но вопреки привычке, не смог вынырнуть из него сразу. То ли все еще действовали зелья, то ли организм сам настоятельно требовал покоя, но реакция Сандерса на гостью была несколько заторможенной. Он не успел подняться ей навстречу, зато вполне искренне улыбнулся, обнаружив её уже на стуле у своей кровати. Он не перестал улыбаться даже после угрозы убить его. Не ребенок, понимает, что это - просто фигура речи, означающая по-настоящему сильные чувства.
Сандерс поднялся и сел на кровати, так, что их глаза оказались на одном уровне.
-Я что-то не то ляпнул там, на развалинах? Что-то неуместное? Ты сердишься из-за этого? Прости, пожалуйста. Если я могу как-то это исправить, просто скажи, ты знаешь, я не очень догадлив. И, кажется, не все помню ясно.
Редко когда люди на самом деле требовали исправить ошибку. Чаще всего им надо было просто выговориться, вылить эмоции. Но все-таки он должен был спросить. Вдруг он нанес репутации Доркас некоторый ущерб и все еще можно исправить?

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+3

4

Ну вот. Опять. Этот непонимающий и искренне озадаченный взгляд. И искренняя же готовность все исправить. Конечно, Доркас и раньше с этим сталкивалась. Если не лично в общении с Солнышком, то глядя со стороны на его общение с другими людьми. Но не слишком часто. У нее самой были очень свободные и философские взгляды на многие вещи, а потому в большинстве ситуаций нетипичное поведение Сандерса ее не смущало. А вместе они редко где-то оказывались. И, в любом случае, вчерашне-сегодняшнее было слишком даже для нее.

- Ой, ну, конечно, ты все очень смутно помнишь! - раздраженно отозвалась Доркас, которой все-таки захотелось сейчас совершенно по-женски заплакать. Однако это было бы слишком несвоевременно. - Ты же там чуть не умер, дурак.

Женщина страдальчески вздохнула. Нет, Сандерс все-таки ощутит сегодня глубину человеческих эмоций. Может быть, и не во всей полноте благодаря тому, что еще не совсем оправился от ранения. Но - ощутит. Просто потому что нельзя быть таким непонимающим очевидных вещей. Даже если с эмоциями у тебя совсем не очень! С головой и наблюдательностью же все в порядке. Этого должно быть достаточно!

Но, очевидно, достаточно не было. Так что придется брать дело в свои руки. А то Доркас, несмотря на огромный опыт жизни со своими и чужими эмоциями, заработает себе нервный срыв какой-нибудь. Если в следующий раз Сандерс снова будет вот так озадаченно хлопать глазами и не понимать, а чего все так всполошились? Ну невозможно же на подобное спокойно смотреть, чувствовать эмоции, совершенно не входящие в противоречие с внешним поведением, и не хотеть побиться головой о стену!

- Ну, ты поинтересовался тем, занята ли я вечером, - чуть более спокойно протянула Доркас, опустила локоть правой руки на колено и подперла ладонь подбородок. - Это выглядело трогательно и одновременно жутко. Кровь на губах пузырится. Дыхания тебе явно не хватает. И ты весь такой из себя бледный, томный и помирающий. Не фига не романтично, знаешь ли, Солнышко.

Она сурово сверкнула глазами и приподняла брови.

- Поделись, чем ты думал, когда инструкции нарушал? - деловито поинтересовалась она. - Мюррей тебе уже сообщила, что ты будешь проходить курс экстренной медицинской помощи повторно вместе со стажерами?

+2

5

Сандерс помолчал, припоминая - ну да, так и было. Это был нормальный вопрос, достаточно нейтральный, не раскрывающий окружающим дополнительной информации. Это нормально и вполне разумно поинтересоваться, что у женщины с планами, прежде чем предлагать ей провести вместе ночь. Проводить ночь вместе с Доркас было здорово. Даже если это технически совсем не ночь. Просто - так говорят, для ясности. Но он мог бы спросить это и у женщины, которую видел впервые в жизни.
Вот если бы он спросил, не она ли забыла у него под подушкой лифчик, или что-то вроде того - это да, было бы неуместно и неприлично.
Но то, что спросил он, это было - трогательно? Слово “жутко” он, пожалуй, понимал. Это было связано со страхом, естественной составляющей инстинкта самосохранения. Жутко - это когда нет причин для страха, а лишь раздражающий косвенные признаки. Как-то так… Но вот “трогательно” - это оставалось за гранью его понимания. Ему объясняли это на примере котят и внезапных подарков. Но где подарки - и где котята. Совершенно разные вещи!
Вот опять, когда люди описывали свои чувства словами, он только еще больше запутывался. Он мог представить себе какую угодно сложную схему чувств, выстроить их в ряд по интенсивности и окраске - и все равно ошибался. Понимать чувства без слов или хотя бы с полуслова, он не умел. Наверное, так же точно слепой не мог бы понять оттенков цветов, а глухой - звуков. Что же, людям случается рождаться и с худшими проблемами, его же все устраивает.
Он посмотрел на Доркас и решил, что пожалуй, сейчас не стоит занудно уточнять у неё, что конкретно она имела в виду под словами “жутко”, “трогательно”, а главное, “романтично”. Надо просто оттолкнуться от того, что для неё это болезненно, и, наверное, пожалеть? Показать сочувствие и понимание, даром, что с сочувствием у него все плохо, а с пониманием только наполовину. Он коснулся рукой руки Доркас. Выражать имитацию сочувствия словами у него бы точно не вышло.
-Дорс, ты напрасно так переживала. У меня довольно большой запас прочности. Дышать мне было трудно, это правда, но кровь насыщалась кислородом достаточно. Отключив сознание, организм вполне мог бы пережить еще несколько часов, прежде, чем начались бы необратимые процессы. Колдомедиков на квадратный метр там было едва ли не больше, чем сейчас здесь. У меня не было ни одного шанса умереть в ту ночь. Многим другим повезло гораздо меньше.
Кажется, Доркас это совсем не утешило. Неправильные слова! Надо было придумать что-то другое. Но теперь уже поздно что-то менять.
Как же неудобно жить с эмоциями! Даже если они не очень интенсивны, все равно отвлекают. Вот его такая информация точно бы удовлетворила. Отчего же Доркас - нет?
-И да, насчет курса медпомощи я тоже припоминаю, что слышал. Это только звучало как угроза,  а на самом деле - обычный порядок вещей при грубом нарушении протокола. Мюррей права. В свою защиту могу сказать только то, что я не ощущал никаких болезненных проявлений перелома ребер. С моей стороны это была ошибка, а не беспечность. Я не хотел тебя… напугать?
А если честно, он вообще вспомнил о ней только когда увидел перед собой.     Но Сандерс уже давно понял, что “если честно” говорить совсем не стоит.

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

6

Ни одного шанса! Нет, вы послушайте только! Бегал с дырявым легким без шансов на смерть. Ути, какие мы оптимисты! То есть, с дыркой, конечно, он не бегал уже, а сидел и задыхался. Но это детали, в конце концов! До дырки же добегался? Добегался! Ну и все. Доркас недовольно сверкнула глазами.

- Кхм. Положим, все-таки, не нулевой. В этот раз математика вас, капитан Сандерс, откровенно подводит в силу того, что вы едва ли способны здраво оценивать ту ситуацию. - Доркас поморщилась и закатила глаза. - Положим, в этом бардаке одного хита, который после взрыва бодро таскал на себе раненых, запросто могли бы и пропустить, упустить и, короче, обнаружить слишком поздно. Я же руководила частью работ в этом хаосе, так что я в курсе. И, пожалуй, даже немножко лучше, чем ты.

Разумеется, здание бы просканировали несколько раз прежде, чем объявлять поисково-спасательные работы завершенными. Но не факт, что к тому моменту Сандерс был бы все еще жив.

- Конечно, не хотел. Ты же вряд ли вовсе обо мне помнил, - отмахнулась Доркас от последней фразы, как от назойливой мухи.

В устах Сандерса эта глупость звучала ничем не лучше, чем в устах любого другого мужчины, который пытался подобрать правильные слова и наугад попасть в цель. Ну и, естественно, промахивался.

- И, конечно же, Мюррей права. Кто бы спорил, только не я, - хмыкнула она дальше, продолжая внимательное разглядывать Сандерса и рассеянно поглаживать его пальцы. - Ах, Солнышко-Солнышко. Я крайне негуманная и не слишком добрая женщина. И мне очень хочется, чтобы ты если не понял, то почувствовал то же, что чувствовала вчера я. И немножко чувствую до сих пор.

Губы сжались в плотную линию. Доркас посильнее стиснула пальцы Сандерса, хотя, с точки зрения эмпатии, в этом не было критической необходимости, и щедро поделилась чувствами. Страхом потерять, тревогой, отчаянной злостью на собственную беспомощность, острой нежностью и одновременно по-детски глупой обидой. Не так, конечно, надо было показывать человеку эмоции, если хотелось, чтобы он именно понял и смог отличать одно от другого. Но Доркас и не пыталась сейчас добиться этого. Сейчас она лишь передавала именно клубок всех ощущений, пусть и в чуть приглушенной форме из опасений, что полноценный шквал эмоций может Солнышко утопить целиком. Передавала, чтобы, может, Сандерс после этого сообразил, что в такой ситуации надо женщину гладить по головке и помалкивать. А не выдавать вместо успокоения спорные логические выкладки. Ладно бы еще - бесспорные. С этим Доркас смогла бы взаимодействовать. Скорее всего.

Отредактировано Dorcas Meadowes (2021-06-04 19:44:04)

+2

7

Все-то она о нем знает… Сандерс улыбнулся безо всякого смущения или чувства вины. И то и другое не то чтоб были совсем ему недоступны, просто возникали значительно реже, чем у большинства нормальных волшебников. Он не испытывал стыда, попадая в неловкую ситуацию: ляпнув что-то не то, получая по лицу или ловя на себе неодобрительные взгляды. И то же с чувством вины: он просто делал выводы из того, что многих других могло надолго выбить из колеи. По большому счету, он даже не представлял себе, как должны выглядеть эти ощущения изнутри, хотя научился отличать их у других по внешним признакам.
Что сейчас чувствовала Доркас, он точно распознать не мог. Но она думала о нем вчера и сейчас - это было приятно. Впрочем, к этому “приятно” примешивались вполне себе физические ощущения от её прикосновения к его пальцам: хорошо, тепло, любят…
Тактильные ощущения - это он понимал. Они были осязаемы и бесспорны. Как она касалась его, так и ему хотелось бы ответить ей - касаться её пальцев, запястий, ощущать головокружительную шелковистость её кожи и волос. Но самое замечательные было в том, что вот так, физически, он сам понимал, видел, слышал, осязал, что не безразличен женщине. Только так он мог быть совершенно, без дополнительных вопросов, уверен, что он одобряем, нужен, востребован. Вероятно, это было взаимно. Замечательные, драгоценные минуты! Но сейчас это было нельзя. И дело даже было не в том, что они были на общественной территории, в конце концов Сандерсу уже случалось пренебрегать такими обстоятельствами. Скорее в том, что сейчас у него просто не хватило бы дыхания даже на банальный поцелуй. Ему даже теперь, от такого невинного касания, дышится чуть глубже…
Он не очень-то вслушивался в то, что именно говорит Доркас. Что за ерунда, не добра и не гуманна…
Незнакомые болезненные ощущения между ребер в первый момент оглушили его. Сандерса качнуло и вжало в кровать одновременно. Нет, он не упал бы, все-таки эта боль была несколько специфической, но касания пальцев Доркас сейчас были очень кстати, на короткий момент оказавшись средоточием всего мира.
Время даже не замедлилось - остановилось. В пару ударов сердца вместилось слишком много: миг естественной растерянности, а следом - боевая готовность. Губы сжались, дыхание остановилось, обострились все физические чувства: слух, осязание, но, главное, наблюдательность. Внезапная боль - нападение. Он сидит к двери спиной, Доркас - лицом. Если бы там кто-то был, лицо Доркас было бы иным… И - для неё перемены в нем не неожиданны. То есть, источник боли - она?
Рабочая злость сменилась пониманием: так вот что она имела в виду. Сандерс прикрыл глаза, прислушиваясь. Боль, одна сплошная боль тугим комком. И в отличие от боли физической - не установишь её причину, не наложишь повязку, и обезболивающие зелья, он так подозревал, не подействуют. Может быть, алкоголь? Некоторые глушили внутреннюю боль алкоголем…
Он открыл глаза и взглянул на Доркас. Хотел спросить сразу, но оказалось, что его дыхание стало тяжелее, и надо было еще пару минут, чтоб выровнять.
-Вы чувствуете это постоянно? - спросил он, и голос его звучал странно. - Даже если какую-то часть этого - все время. Как люди не сходят с ума?

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

8

Доркас на мгновение испытала легкий укол вины, но даже не подумала тут же прекратить воздействие. Начав, стоило довести до конца. Она уже причинила боль. Хуже от пары лишних минут уже вряд ли будет.

- Все по-разному. - Он чуть повела плечом, продолжая рассеянно поглаживать пальцы Сандерса. - Эмоции, как эти или похожие на них, мы обычно испытываем, если происходит что-то плохое с важными для нас людьми, а не вообще. И люди действительно разные, с разными реакциями. Вечно причитающая и бросающая в слезы по любому поводу старушку на поверку может оказаться особой куда менее эмоциональной и чувствительной, чем какой-нибудь аврор с непроницаемым выражением лицам.

В голову тут же пришел Урхарт, но Доркас, разумеется, не стала бы называть никаких конкретных имен. Да и Солнышку они были без надобности.

- Некоторые и сходят с ума, спиваются, подсаживаются на успокоительные зелья или что-то посерьезнее. - Она криво улыбнулась. - Но большинство - нет. Мы живем с этим детства, привыкаем. К тому же, кроме подобного, бывает и хорошее. Обычное его больше. Подобное...

Доркас снова недовольно поморщилась и укоризненно посмотрела на Сандерса.

- Подобное - это для особых случаев, когда кто-то сперва необдуманно решает убиться, а потом вместо того, чтобы гладить женщину по головке и молча соглашаться, что он дурак неосторожный, начинает читать ей лекцию о том, почему повода для беспокойства не было. И это еще не весь спектр того, что я сейчас чувствую, и сравнительно далеко от того, что я чувствовала в Опере, - сообщила она ему безо всяких угрызений совести. - Очень хотела с тобой поделиться в самом прямом смысле, чтобы не одной страдать. Нет, мне не совестно. Почти.

Она прикрыла глаза и постепенно начала "убирать" наносное, старательно заменяя его вполне привычным для Сандерса спокойствием. Едва ли в его случае эффект от внедренных эмоций мог быть долгим, но она - возможно - еще не закончила, да и негуманно было бы оставлять еще не поправившегося человека один на один с совершенно непривычными для него чувствами.

- Но, как я сказала, есть и хорошее. Показать?

+2

9

Прошло не более двух-трех минут, а Сандерс уже вполне освоился с новыми ощущениями. Это младенец реагирует на боль плачем, животное - скрывается от источника боли, а он предпочитает исследовать то, что причиняет боль, раз уж есть такая возможность. Тем более, что вот прямо сейчас это совершенно безопасно. Он точно не сойдет с ума, не сопьется так быстро и уж тем более не станет плакать.
В этом было что-то очень знакомое. Что-то очень похожее уже жило в нем и походило на болезнь. В далекой-далекой юности, еще в школе. Девушка, что давала ему понять “я твоя”, оказалась совсем не его - и он тогда не был к этому готов. Мерлин его знает, почему. Люди не принадлежат друг другу, даже если так говорят. Но у него тогда была иррациональная иллюзия, что принадлежит. И что отняли. Да, как-то так яростно болело у него где-то рядом с сердцем, потому что и сердцу было больно, и легким, и ребрам. И не было другого способа справиться с этой болью, как только злостью. яростью, равной по силе этой боли.
Сейчас злости не было. Сандерс слушал, узнавая. И тогда, и сейчас это было очень похоже на огонь. Тогда огонь полыхнул и резко потух. А теперь сходит на нет медленно, будто догорает.
Сандерс ощущал диссонанс между тем, что он чувствовал, и тем, что говорила Доркас, но не мог уличить её в обмане, зачем ей обманывать? Вероятно, он просто пока понимает не все.
Ощущения гасли, и Сандерс догадался, что не сами. А интересный талант у Доркас! Он слышал о таком, но, разумеется, нарочно не интересовался. А если бы и стал интересоваться, не понял бы и половины. Людей вообще очень трудно понять.
-Нет, не надо хорошего. Погоди. Верни, как было. Если это не причиняет тебе вреда.
Теперь, когда он совершенно точно вспомнил ощущения, пожалуй, он мог бы и сам воссоздать их, если не возле сердца, то в памяти точно. Но с помощью Доркас, конечно, лучше.
Прислушался снова. Вот это - чувствовала Доркас там, среди развалин? Там было много трупов. И много раненых. Но вряд ли она чувствовала это из-за каждого из них. Только из-за него. Мерлин…
Отвел взгляд, сцепил руки перед собой. Это означало сильную привязанность. Он не бог весть какой гений, но это - понимает. Сколько он себя помнил, он старался этого избегать. Выходил из отношений, если видел, что начинает занимать слишком много места в чьей-то жизни. Рвал, не жалея. Просто не умел жалеть.
Но рвать отношения с Доркас он бы не хотел. Было бы “жаль”, ощущалось бы, как выдранный зуб - никогда больше не поболтать с ней в кафетерии, не перекинуться многозначительными взглядами, не ощутить её близости. Нахмурился, чувствуя внутреннее сопротивление.
-Если бы ситуация была противоположна. Если бы я нашел тебя раненую, но живую. Я был бы просто рад, что ты жива. Я устроен проще. То, что ты показала, слишком сложно для меня.

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

10

"Верни, как было". Доркас только негромко фыркнула и подчинилась.

- Нет, вреда не причиняет, - задумчиво проговорила она. - Я это все больше сорока лет чувствую. Обязательно в поле моего восприятия обнаружится кто-то, у кого в жизни именно сейчас происходит вселенская трагедия. Я почти привыкла уже.

Ну как, привыкла. Все относительно, конечно. Вон, Боунса после Рождества очень хотела прибить, чтобы не мучился и ее не мучил, например. Так что такого рода вещи, крайне выводившие ее из себя, случались периодически, а иногда - регулярно, но как-то всерьез навредить Доркас точно не могли. Больно, неприятно, утомительно, но не смертельно. Так что женщина все вернула и продолжила с умеренной отстраненностью наблюдать за тем, как сквозь внушенные ею эмоции пробиваются чувства самого Солнышка.

Было любопытно, на самом деле. За счет контраста, наверное. То, что внедрила она, чем-то походило на буйную стихию, без пределов и ограничений. Сандерс же чувствовал, как всегда, более приглушенно, более размеренно. Наверное, чувствовал, он примерно так же, как и мыслил, хотя тут Доркас, конечно же, могла судить только по тому, что Солнышко обычно произносил вслух. Но, ей всегда казалось, что даже свои неяркие эмоции он четко организовывал и классифицировал. Она, если вдуматься, во многом поступала так же. Вот только организовывать, классифицировать и направлять ей приходилось бурные реки, а не мирные ручейки. Впрочем, у Сандерса, насколько она могла судить, тоже случались сильные эмоции. Просто реже и более узкого спектра.

- Если бы ты просто был ранен, я бы тоже, пожалуй, была преимущественно просто рада, что ты вообще живой, - мрачно проворчала Доркас. - Злость - это уже на идиотизм, который сверху. Дополнительный фактор, так сказать.

Она чуть нахмурилась, соотнося слова Сандерса с тем, что он сейчас чувствовал. Сам, без учета того, что она привнесла.

- И это тебя почему-то тревожит? Что ты устроен проще, - приподняв бровь, уточнила она, хотя в ту же минуту засомневалась: а не зря ли она сейчас пытается копнуть глубже? Ай ладно. Когда она кого жалела?

И ведь, на самом деле, не так уж просто Солнышко был устроен, как пытался показать. Да, бурные страсти - это, по большей части, не про него. Но сейчас, тем не менее, он ощутимо напрягся. Про это, конечно, не только эмоции говорили, но и движения. Но, в любом случае, был сейчас внутри него какой-то комок из тревоги, беспокойства, напряжения и, пожалуй, даже легкого отголоска страха. Вот только с чем это все было связан? В целом, с тем, что Доркас ему показала, потому что это - неприятно? С тем, что сам он не способен чувствовать так же остро? С тем, что она все это испытывала из-за него? Любой ответ мог оказаться верным. Жаль, жаль, что мыслей она не читала.

Отредактировано Dorcas Meadowes (2021-06-18 13:55:33)

+2

11

Сгусток огня жег изнутри, но Сандерс привычно отстранился от этих ощущений. И отметил даже не мыслью, а в пол мысли, что сделал он просто и привычно, “как всегда”. Не слишком часто, даже не каждые полгода, наверное. Но, если что, он именно так и делал.
Мысль разделилась - это тоже было для него привычно и просто, держать в голове два-три потока логических заключений.
Доркас сказала “идиотизм” при том, что она-то заблуждаться не могла. Клиническим идиотом он не был. Мог казаться при желании. В детстве иногда за идиотизм принимали его патологическую прямолинейность и неумение врать. Но с Доркас они столько успели переговорить, да и не стала бы она спать с идиотом. Значит, это была не попытка объяснить запоздалым диагнозом то, что с ним произошло. Это - защита. Которая у женщин подчас мало отличается от нападения. Это - снова от сильных чувств.
Он не стал повторять, что просто ошибся. Не стал ей ничего доказывать. Это означало бы повести разговор по кругу в то время как Доркас отлично все услышала, запомнила - и, разумеется, не сочла удовлетворяющими.
Второй поток мысли был сложнее и занимательнее. Даже не тем, что Сандерс впервые вообще обратил внимание на разницу в их возрасте. Сорок лет её опыта против его тридцати одной только жизни. Его это не напугало, не встревожило, не вызвало вообще никаких чувств, он просто отложил это в памяти и сделал выводы.
-Погоди, - короткий жест, акцентирующий внимание на конкретной мысли, выцепляющий её из потока заключений. - Верно ли я понял, что ты не только умеешь передавать свои чувства, но и сама чувствуешь то же, что другие? Насколько далеко?
Он, конечно, не мастер аналогий, но если мыслить в привычных ему категориях, то это как если бы ранен или болен был кто-то рядом, а боль или недомогание ощущал он. Это было бы настолько неудобно, что он предпочел бы, наверное, оказаться в самом отдаленном от людей месте и старался бы подходить только к здоровым. Но, ладно, что касается ранений и нездоровья - это нетипичное для людей состояние и в принципе лечится. Но чувствуют люди всегда! Все эти их спектры радости, грусти, любви, ревности, от которых он видит лишь конкретные признаки - она все это чувствует?
Это было не сочувствие. Только понимание. Но понимание абсолютное, глубокое. Сандерс не очень знал, как выразить его, не прикасаясь к Доркас, потому протянул к ней руки и обхватил её ладони очень бережно, будто защищая.
-Ты можешь это блокировать? Амулетами, заклинаниями, просто навыком?

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

12

- Да, понял ты верно, - спокойно кивнула Доркас. - И я не то чтобы скрываю этот факт. Но не афиширую. В Министерстве большинство не знают.

Иначе очень сложно было бы ей работать рядом с таким количеством осведомленных. Людей, которые не любят, чтобы окружающие знали об их эмоциях, не на много меньше, чем тех, кто не любит легилиментов. Вот только несанкционированная легилименция запрещена, а эмпатию запретить нельзя, потому что нет способа ее заблокировать. Разве что запретить самих эмпатов. И Доркас не удивилась бы, найдись в мире достаточно людей, которые бы подобного захотели, и - не дай Мерлин! - еще бы и протолкнули на подпись министру. Хорошо, что эмпатов сравнительно мало, а потому угрозой они не воспринимаются.

- Как далеко, зависит от силы эмоций, - пожав плечами, ответила она. - Очень сильные могу где-то в пределах Министерского этажа почувствовать - и тогда буду долго злиться, ища "источник". Особенно, если это отрицательные эмоции. Более спокойные, считай, "бытовые" - в непосредственной близости, из соседнего кабинета, если стенка достаточно тонкая или двери открыты.

Она негромко рассмеялась и погладила большими пальцами руки Сандерса. Окунуться в чье-то понимание - почти как нырнуть в спокойствие. Редкий островок тишины и покоя в общем хаосе человеческих эмоций. Это была одна из причин, и Доркас это прекрасно понимала, почему она так к Сандерсу привязалась. Слабый эмоциональный фон казался практически раем, хотя в редких случаях и мог порядком выводить из себя. Как было вчера и сегодня, например. Но положительное все равно перевешивало.

- Нет, это никак и ничем нельзя заблокировать. До определенной степени можно привыкнуть и игнорировать. Как, знаешь, игнорируют шум водопада люди, живущие с ним рядом. Первое время звуки льющейся воды кажутся невыносимыми но, спустя какое-то время, люди просто перестают их замечать. Точно так же и у меня с обычными, повседневными, неяркими эмоциями. Я могу не обращать внимания, если мне не требуется это сделать специально. Сильные чувства, конечно, игнорировать невозможно. И это бывает и некомфортно, и неловко, и прибить людей иногда хочется, лишь бы это все прекратилось.

+2

13

Представлять это, заменяя слово “эмоции” на слово “боль”, было просто и понятно. Тем более, что разницы для Сандерса почти и не существовало. И то и другое имело источник извне, а ощущалось внутри. И то и другое могло выбить из рабочего состояния, по большей части поддавалось некоторому контролю, со временем проходило. Он не хотел бы ощущать ни боль, ни эмоции, тем более, чужие.
Ему понадобилось некоторое время, выраженное скорее в умозаключениях, чем в минутах, чтоб уложить новую информацию в картину своего структурированного мира. Ему стало очевидно, что Доркас владеет свойством, неприятным для него и опасным для других людей - и хорошо, что это именно она. Потому что он её знает, она выдержанная и разумная, и не станет применять это свойство для развлечения. Уж в ней-то он уверен. Так же понятно ему было, что куда больше вреда от этого качества достается именно Доркас - и ему это очень не нравилось, ощущалось как неправильно.
Впрочем, раз она считает, что все под контролем, привычно, нормально, то и ему волноваться не о чем. Чего Сандерс не умел делать никогда, так это беспокоиться за других. Он и за себя-то понятия не имел как беспокоиться. Подумал только - если Доркас понадобится помощь, она сама решит, говорить ли ему об этом.
-Тебе, наверное, очень тихо со мной, - заметил спокойно, с улыбкой.
В самом деле, он не испытывал и десятой части тех чувств, о которых слышал от окружающих. Никаких “волнуюсь”, “бесит”, “обидно, понимаешь, да” - ничего этого. Кажется, сегодня он натолкнулся на догадку. Очень ограниченный в рефлексии, он все-таки имел минимальное представление о том, какое впечатление производит. Популярным, неотразимым, классным, а на его простом языке “одобренным, принятым” он был далеко не для каждой женщины. Пожалуй, в своей жизни он слышал отказов больше, чем любой другой мужчина - хотя бы просто потому, что статистически делал больше предложений. Ну и потому, что нравился далеко не каждой. Доркас он, определенно, нравился. Она охотно с ним говорила, ужинала, она была с ним очень открыта. Доркас вообще была одной из тех редких женщин, что одобрение он понимал иногда без касаний.
Так вот почему, - подумалось ему без обиды, ровно. Не было для него никакой разницы, что именно привлекало в нем Доркас - его ум, физические данные, форма и цвет глаз или же его непроглядная эмоциональная тупость. Если ей хорошо из-за этого - нормально.
-Ты перед тем спросила, что меня тревожит. Я отвечу.
Запоздало подумал, что, наверное, не стоило отвечать. Ушел разговор оттуда - и ладно. Может, и незачем было ворошить. Но раз уже начал…
-Закон взаимности, он важен. Если ты испытываешь такие чувства, то, возможно, ожидаешь, что и я тоже… - нет, не то! Нахмурился, поведя пальцами. Дело, конечно, не в этом. Они с Доркас нерегулярно встречаются уже десяток лет и уж она-то наверняка уже знает весь спектр его возможностей. В этот раз он глаз не отводил, но молчал, не спеша озвучивать цепочку мыслей. Нет, на этот раз он даже не заикнется о том, чтоб расстаться. Потому что - он тоже знает её не первый год - они же тогда расстанутся! - Я хочу сказать, что с этим взаимности не получится. Это может быть опасно, если я буду чувствовать… - постучал себя по груди пальцем, - что-то такое. Сейчас я хотя бы знаю, что это не моё.

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

14

Сандерс действительно в каком-то смысле воспринимался такой тихой гаванью. Она помнила, как безумно удивилась, встретившись с ним впервые. Так, оказывается, бывает. Чтобы вообще почти ничего? В какой-то момент ей даже показалось, что ее эмпатия немыслимым образом засбоила. Но нет, дело оказалось не в ней, а в Сандерсе. Пожалуй, в тот первый раз она оказалась с ним в постели из чистого любопытства, а потом... Потом разнообразие, которое дарил обычный секс, без малейших примесей дополнительных эмоций, которые были абсолютно у всех мужчин, даже самых сдержанных и рациональных, превратилось в привычку и практически потребность. Возможно, ей бы все-таки приелось со временем. Но, вот ведь, не повезло, что Сандерс в интеллектуальном смысле оказался совсем не идиотом. Было о чем поговорить и, при этом, еще и не бояться, расслабившись, внезапно снова окунуться в какой-нибудь эмоциональный, подчас очень слабо мотивированный, всплеск. Это все тоже подкупало.

- Да, - с легкой улыбкой кивнула Доркас. - И очень, очень спокойно. Ну, по большей части.

Вворачивать очередной комментарий про идиотов она не стала. Не то чтобы Сандерс был способен на это обидеться, но ей уже перед собой становилось неудобно. Сколько можно ворчать, право слово?

Ииии... Сглазила! Каких-то бурных эмоций любовник, как и всегда, не испытывал. Но, кажется, в данном случае, мысли с лихвой заменили чувства, потому что Сандерс выдал такую сложную идею, которая не всякому неуважающему себя и других истерику придет в голову. Спасибо, что хоть первую фразу он до конца не озвучил, а то точно бы получил... чем-нибудь. Вербальным, эмоциональным или физическим, типа щелчка по носу.

- Солнышкооо, - пропела Доркас, выразительно закатив глаза. - Если ты самостоятельно, безо всяких внушений с моей стороны, начнешь испытывать нечто подобное, я первая приду в ужас! Это ж мне тогда пора будет опасаться, что ты предложишь мне убежать куда-нибудь босиком по траве в дальние дали, бросив мужа и дочь! А я все еще пытаюсь делать вид, что я - приличная замужняя женщина.

Она прищурилась, откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди.

- И ты правда считаешь, что спустя десять лет я способна иметь хоть какие-то иллюзии в отношении твоих эмоциональных возможностей, а, дорогой мой человек?

Нет, ну, чисто теоретически, чем черт не шутит? Всякие в жизни чудеса случаются. И ночные кошмары. Вот только Доркас не имела привычки играть в теоретические игры с чертями.

- И да, конечно, с непривычки, если бы человек, раньше ничего подобного не испытывавший, начал вдруг это чувствовать, такие штуки опасны и могут приводить к непредсказуемым последствиям. С этим мне сложно спорить.

+2

15

-Босиком по траве - это аллегория неразумного поступка, ага, - проговорил с пониманием и усмехнулся. - Нет, этого ты можешь не опасаться. Я никогда об этом не думал. И не стану. Точно знаю, вреда от этого будет больше, чем пользы.
Задумался совсем немного, чтоб найти верные слова.
Помолчал, укладывая в голове новое знание. Хотя он и не сформулировал четко, но это все-таки было вопросом. А Доркас, хотя тоже не сформулировала ответом, все-таки отчасти ответила ему. И это опять входило в противоречие с тем, что он успел узнать.
Взаимность - об этом ему терпеливо рассказывала доктор Мюррей много лет назад, используя понятные ему примеры: физическое взаимодействие тел, отражение света, так вот люди устроены примерно так же, дубинушка, понял? Учебники давала. По психологии. И по этому делу тоже. И отвечала, отвечала, на бесконечные вопросы. То пряча смех, то закатывая глаза, то рыча, но все-таки отвечала, спасибо ей. Сандерс же как устроен: проблема - инструкция - практика, остальное от лукавого. Не каждая женщина выдержит рядом с собой такое.
Если бы Сандерс читал, а главное, понимал книги, романы там всякие, Диккенсов, Филдингов, Остин и Бронте, может, он лучше бы разбирался в том, что там в головах у людей происходит. Но все, абсолютно все попытки привели к провалу. Он категорически не понимал иносказаний, намеков, аллегорий, но, главное, не понимал, для чего людям надо строить  запасные реальности вокруг какой-то одной, ну может быть, двух, умных мыслей. Разве не проще записать эту мысль?
Со стихами выходило еще хуже. Он ненавидел их с детства. Он закатывался ревом при первых звуках колыбельной. Став старше, разумеется, уже не плакал. Хотя было впору. Он не видел неба в чашечке цветка. Даже если капнуть туда воды. Даже если… но какая разница, как издеваться над цветком, если стихотворение все равно не об этом?
Вот взаимность - это просто и понятно. Хочешь, чтоб тебе улыбнулись - улыбнись первым. Демонстрируй заинтересованность, соответствуй минимальным требованиям общества. Хочешь, чтоб девушка согласилась провести с тобой время, сделай ей приятное. Получался такой аналог точного взаимозачета на уровне отношений. Да, это тоже иногда сбоило, но чаще всего - работало.
-Я не думаю, что ты имеешь иллюзии. Я пытаюсь понять, что делать с этим мне. - Усмехнулся. - Правильный ответ “ничего”, да?
Исключения из правил, так бывает. В природе - редко. В грамматике - часто. Еще чаще - в отношениях с людьми. Просто запомнить.
-Убери это из меня, - коснулся рукой груди. -  Я услышал, понял, я могу это игнорировать, как и другие. Нет смысла продолжать.

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

16

- У всякой аллегории есть реальные примеры из прошлого, - фыркнула Доркас, качая головой. - Иначе бы она просто не появилась.

Нет, Сандерс - это, конечно, полжизни. Большую часть времени женщину его слабый эмоциональный фон действительно радовал. Но иногда... Ох иногда! Но, собственно, теперь она знала, что делать, когда снова случится это "иногда". Ни в чем себе не отказывать. Ну, не совсем уж зверски не отказывать, но и не сдерживаться. Сандерс переживет, а она успокоится. И даже, наверное, раздумает его убивать за его эфемерные прегрешения. Сегодня вот раздумала, например.

- Примерно, - усмехнувшись, кивнула Доркас. - Ничего конкретного делать с этим не надо. Разве что терпеть, когда мне в голову придет очередная фантазия чем-нибудь с тобой поделиться самым негуманным и неожиданным образом.

Она сверкнула широкой, практически хищной улыбкой, а затем рассеянно погладила пальцы Сандерса, одновременно убирая лишнее.

- Оно, впрочем, и само бы постепенно прошло, - заметила она. - В твоем случае, возможно, быстрее, чем у других людей, потому что навязанным эмоциям сложнее зацепиться за уже существующие

Люди, они, вообще, разные. Не так легко внедрить то, что человеку совсем несвойственно, например. Процесс непредсказуем. Никогда нельзя знать, во что эволюционирует то, что ты человеку "подарила". И счастье, и отчаянье способны толкать на целый спектр действий. Это была еще одна причина, помимо очевидной, что лезть в чужие чувства так же неэтично, как и в чужие мысли, почему Доркас не так часто прибегала к эмоциональным воздействиям.  Слишком рискованно, слишком непрогнозируемо.

+2

17

Что ж, игнорировать лишнее он, конечно, научился, но когда это исчезло совсем, стало гораздо  легче. Главным образом - легче дышать. Сандерс подумал - надо будет на досуге еще разок перечитать учебник, уточнить, что там так прочно сцеплено с органами дыхания, что оно первое сбоит. Не сердце же, как это считают наивные девушки…
Он с удовлетворением отметил, что Доркас, пожалуй, больше не сердится. Предположил по внешним признакам. По чуть более живой мимике, по тому, что улыбалась, а не хмурилась, по тону. Точно он мог бы узнать только спросив её прямо. Но спрашивать он не стал. Не сердится - хорошо. А если сердится - что он станет с этим делать? Ну вот кроме того, чтоб касаться руками рук, как вот теперь.
Еще очень хотелось спросить у неё - как же вы на самом деле это делаете? Чувствуете и не сходите с ума. Чувствуете - и не хотите убивать. Хотите убивать - и не убиваете? У него возникло подозрение, что он был где-то крепко обманут. Он мог испытывать те же простые чувства, что и все. Вот только иначе им распоряжался. Будто всем досталось по надежному исправному автомобилю, а ему - без тормозов. Конечно, он пользовался им иначе! Конечно, недоумевал - а как это оно у вас едет, а у меня нет. Но и в этом разговоре, кажется, смысла не было. Доркас скажет ему: мы привыкаем к этому с детства. Или еще что-то такое, что все объясняет для неё, но не для него.
Нахмурился. Нет, точно, на сегодня хватит. Он попробует потом додуматься сам. И может быть, спросит, но тоже потом. И, пожалуй, стоит попросить показать отдельно и ясно такие вещи как обида, зависть, скука - все то, о чем он слышит - и делает вид, что понимает, потому что просто слова знакомые, слышал уже.
Хотя… можно подумать, им больше нечем будет заняться…
-Знаешь, я рад, что ты не пострадала вчера. Хоть и устроен проще, но я правда рад. - И вдруг сообразил: это же больница. Тут же должно из каждой палаты фонить болью. Потому что физическую боль редко кто может принять спокойно, даже в его группе он наблюдал разные реакции: раздражение, злость, досаду - это те, которые он считывал легко. Но он проходя коридорами слышал, как палате неподалеку плачут, видел, что кто-то сидит понурившись. Это же тоже чувства! И она все это слышит прямо сейчас!
Это было снова не сочувствие. Это было - как если бы он заметил, что его боец вышел на задание босой. Или без волшебной палочки. Это же какая лишняя нагрузка на неё, какая бессмысленная уязвимость. А она сидит вот так перед ним, улыбается и говорит: все нормально, я привыкла.
Вгляделся в её лицо, ища признаки дискомфорта, но не видел ничего, отличного от обычного её поведения. Если бы он не знал, что она все это слышит, сколько бы она еще тут просидела с ним?
-Я думаю, что тебе сейчас лучше уйти, Дорс. Давай встретимся у меня, когда выпишут, хорошо?
Что-то он опять, кажется, ляпнул не то…

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

18

Солнышко о чем-то напряженно думал самым очевидным образом, и Доркас в очередной раз мысленно вздохнула о том, что дара чтения мыслей, пусть даже использование легилименции жестко ограничивалось, ей не досталось. Потому что ей упорно казалось, что Сандерс, даром что неэмоциональный и рациональный, способен надумать всякого лишнего и ненужного не хуже эмоциональной и наивной барышни викторианской эпохи, начитавшейся романтических романов. В своем направлении, конечно, надумать, далеком, от романтического, но надумать. И еще неизвестно, кто будет в этом "надумать" более изощрен и удивителен - он или викторианская дева. Однако мыслей Доркас не читала, а потому ей оставалось только ждать, пока мозг и психика Сандерса в едином порыве переработают полученную информацию.

- Здорово. Мне приятно, - негромко - от неожиданности - рассмеявшись, отозвалась Доркас и снова погладила пальцы Сандерса.

Хотелось сделать больше, стать ближе - но не в мунговской же палате, право. Куда в любой момент может кто угодно зайти. Или кого угодно могут занести. До такой степени она все-таки еще не обнаглела. К тому же, как она подозревала, Солнышку сегодня еще были вредны такого рода нагрузки, да и любые вообще. Достаточно того, что она на него обрушила чуждые для него эмоции и не оставила иного выбора, кроме как иметь с ними дело. Так что следующее предложение прозвучало более чем закономерно. Доркас не удивилась и не обиделась, хотя формулировка звучало весьма неоднозначно. Даже сама Доркас, будь она чуть моложе и понимай Сандерса чуть хуже, могла бы обидеться. Но сейчас она больше озадачилась. Не столько на услышанное, сколько на фоновые эмоции Солнышка, в которых было что-то не совсем внятное. И, в общем, не ее это дело. Попросили уйти - значит, есть причины. Не надо навязываться и докапываться.

Но любопытство взяло верх. Тем более, что сейчас был тот редкий случай, когда Доркас могла не скрывать свою эмпатию и честно говорить о том, что она заметила. Ну, или не говорить, но не стесняться использоваться. Вот сейчас, например, ей было слишком интересно, с чем связаны внезапно проклюнувшиеся тревога и беспокойство Сандерса. Слабенькие, на фоне того, как такие вещи обычно проявлялись у других людей. Но Доркас за десять лет общения научилась обращать внимание и на такие мелочи. И не с тем же эти эмоции связаны, что он устал от общения с ней? И не с тем, что его напрягает ее эмпатия? Или с этим? Или с чем-то еще?

- Хорошо, - с улыбкой кивнула Доркас и снова чуть наклонилась вперед, опираясь локтем о колено, а подбородком - о ладонь. - Только скажи... Я тебя так утомила - или что?

+2

19

Сандерс с улыбкой качнул головой, но ответил не сразу, а чуть подумав. Меньше, конечно, подумав, чем ему нужно, вечно он выбирает не те слова, даже когда у него есть время выбрать. Но тут уж не от времени, пожалуй, зависит, а от того, что с эмпатией у него очень, очень плохо. И не было никакого универсального секретного  способа не попасть снова впросак.
-Нет, я не устал. Наоборот. У меня появилась иллюзия, что сейчас я мог бы не только говорить с тобой. - Усмехнулся. Точно иллюзия! Даже проверять неохота. Путешествие к библиотечным полкам тому подтверждение. А раз так - не нужно и начинать. - Но я вдруг сообразил, что здесь должно фонить душевной болью. Я видел, что в палатах рядом люди плакали или вроде того.  Наверное, тут в каждом отделении так, каждый день. Но сегодня людей больше, и ситуация особенная, и, наверное, должно быть особенно больно, если уж ты все это чувствуешь. В этом нет смысла. От того, что ты чувствуешь их боль, они не чувствуют её меньше.

И еще он пожалел - как всегда, слабым отсветом сожаления - что не  может укрыть Доркас от  чужих чувств, как зонтом от дождя или щитом от заклятия. В этом сожалении тоже не было смысла, и длилось это не дольше мимолетной мысли. И все-таки оно было. Промелькнуло и оставило на будущее: поузнавать, нельзя ли все-таки придумать такой артефакт или щит, чтоб уменьшить бессмысленные страдания эмпатов хотя бы на время.
Их руки были сцеплены. Он вдруг узнал это: так же держалась за руку с другим девушка, которую он когда-то давно - наверное, любил, да? Или считал собственностью и ревновал.  Сейчас не важно. Важно, что теперь он вот так же держит в своих руках, переплетя пальцы, женщину, которая обещала принадлежать другому. И что теперь он по другую сторону в той же ситуации. И если тот, другой, разъярится, захочет его убить, как он когда-то хотел - то у него, Сандерса, не появится ни капли сочувствия. Понимание - да. Но ему будет наплевать, кто там еще что думает, чувствует и хочет. Ему очень нравится держать её руки в своих руках.
-Я хотел бы поговорить с тобой побольше. Ночь или несколько ночей подряд. Хотел бы послушать что-то из того, чем ты захочешь поделиться. Послушать подробнее чувства, - пояснил он словами, потому что очень уж не хотелось ему отнимать руку, чтоб тронуть себя у сердца, там, где он ощущал жжение. - Но не так, как сейчас. Одни. Ты придешь?

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+2

20

- Мммм... - протянула Доркас. - Да уж, с "не только говорить" лучше бы не торопиться. Да и колдомедики не одобрят нарушения правил. Доказывай им потом, что инстинкты - это совершенно естественно и не обязано никаким правилам подчиняться.

Про Артура она, что показательно, почти не думала в связи с подобным. Другое отделение, да и... Мало ли, чем он тут с какой-нибудь коллегой занимается? Она же вопросов не задает, и ей даже не интересно. Хотя наверняка, как минимум, на его этаже знают, что у него есть отношения не только с женой. Ну и подумаешь.

- Ох, Солнышко, - женщина качнула головой и тихо рассмеялась. - Не бери в голову. Я же уже сказала, что привыкла и умею абстрагироваться и игнорировать. Тем более, я сама тут несколько раз лежала, когда не на руководящей позиции была. В катастрофах не такая опасная работа, как в ДОМП, но и у нас производственные травмы случаются. Например, когда после героической схватки аврората с каким-нибудь темным магом падают стены или крыши домов. И иногда - уже не вам, а нам на головы.

Не то чтобы это происходило регулярно, но случалось. Чаще, чем в последнее время пресловутое "случайное волшебство", которое сотрудникам одного из ее отделом полагалось "аннулировать". Как-то все больше было всякого неслучайного и даже неволшебного. Нет, она точно когда-нибудь сделает запрос на имя министра о переименовании отдела. Название уже давно не отражало смысла. А уж теперь, когда ни вокзал, ни Хогсмид в Рождество, ни вчерашний локальный конец света в Опере никакой "случайностью" не являлись... А Опера еще и даже волшебством не была... Доркас снова качнула головой, уже своим мыслям, которые она вряд ли всерьез планировала воплотить в реальность. Есть им всем чем заняться, кроме как менять названия отделов. Делами, куда более важными и серьезными.

- Потрясающе романтичное предложение, Солнышко, должна заметить, - хохотнула она чуть громче. - Ночь или несколько ночей поговорить о чувствах. Почти любая женщина была бы счастлива. Ну а я ничего не имею против. Приду. Напиши мне, как тебя выпишут.

Она высвободила одну руку, положила ее Сандерсу на плечо, придвинулась ближе и поцеловала его в губы.

+2


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Завершенные отыгрыши » Вино из одуванчиков


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно