Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Архив анкет » Reynard Lestrange | DE


Reynard Lestrange | DE

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Reynard Lestrange
Рейнард Лестрейндж

11.10.1926 | 51 | Священные 28 | Слизерин 1945

https://i.pinimg.com/originals/b2/f5/54/b2f554b632f53d58adceffc067acc491.gif


Rufus Sewell

Внешность:
5'11" росту, ~170 фунтов жил, традиций и мозгов
Волосы тёмные, с явной проседью, глаза тёмно-серые.

Не очень высокий, но сухопарый, почти болезненно худой, мистер Лестрейндж-старший всегда одет закрыто, многослойно, традиционно... И возможно традиции эти устарели лет сорок назад. Перчатки - всегда, головной убор, безукоризненно вычищенные ботинки, шейный платок и мимический диапазон платяного шкафа - если вы ему безразличны.
А безразличны ему в последнее время практически все, кто не может без долгих стенаний под окном и проводника заявиться в Лестрейндж Холл.
Горькие утраты, тяжёлые потери, всё это так некстати свалилось на не старого еще мага, - ну, вы понимаете.

Мимика успешно преображает это лицо в куда более живое, причём для достижения эффекта выразительности иногда достаточно сдвинуть бровь на миллиметр. А иногда можно и вовсе ничего не двигать - умело изображающий снулую рыбу когда ему скучно, Рейнард при желании отлично умеет транслировать собственные эмоции одними лишь зерцалами души.

Дома, расслабившись, и при полном официальном параде носит гербовые цвета, шитый бархат, шёлк и замшу, - умудряется при этом не выглядеть потрёпанным молью экспонатом выставки "Англия, какой мы ее потеряли" затрапезного краеведческого музея с окраин Мельбурна.

Лояльность:

Сфера
деятельности:

Пожиратели cмерти

Департамент международного магического сотрудничества:
Международное бюро магического законодательства (1945-1952) сотрудник,
Международная конфедерация магов (1952-1977), координатор британского филиала,

член Визенгамота (с 1975)

Характер

Вот сейчас мы посмеемся...

Рейнард родился холериком, и с этим ничего не поделать. Холерик же, как известно, относится к типу личности сильному, неуравновешенному и при отсутствии надлежащего воспитания может дойти до неспособности контролировать свои эмоции в трудных жизненных обстоятельствах.
Рейнард родился Лестрейнджем, в семье был единственным ребёнком, а отец его имел весьма оригинальные представления о "надлежащем воспитании", поэтому о том, что мистер Рейнард Лестрейндж холерик вы, вероятнее всего, узнаете одновременно с тем, что умерли. Или на полсекунды раньше.

Жёсткое воспитание безо всяких "это же ребенок", "детей нельзя бить" и "он тоже человек" дало свои плоды: мистер Лестрейндж лет с десяти примерно спокоен, флегматичен, не торопится с реакциями, если это не нужно, не находит нужным реагировать на мелочи и пустяки в чрезмерной манере, не делает из мухи слона и не любит пустых разговоров. Зато если решит, что настало время проэмоционировать, взорвётся мгновенно, без разгона и дополнительных предупреждений, что позволяет быть весьма эффективным в области Непростительных, да и любой магии, требующей искренности. Неподдельной.

Чувство юмора в основном утеряно, но в болезненную уязвимость не переросло. Сарказм и ирония могут встречаться. Страх, как эмоция или переживание, практически полностью отвалился ещё до первого приезда в Хогвартс.

Задачи предпочитает решать "по правилам", и это не про действующее законодательство.

Феодальное мышление

Примерный ход:

Британия. Сперва магическая, потом вся.
Чистокровные семьи живут, чтобы служить своей стране. Служить, это и управлять и защищать, и выбирать для неё будущее. Грабить, делить, терзать, уничтожать - нет.
Территория Британии, это (извините) территория Гептархии, затем территория Британии, затем Англии, затем территория Великобритании, магловские территории Великобритании, затем - все земли Британской империи.

Благополучие Рода. Своего, потом родственных чистокровных.
Если Род не в порядке, он Британии не помощник, основная функция не возможна к выполнению. Сюда же входит следование традициям, необходимость плодиться, размножаться и прочий функционал. Если у Рода проблемы с честью, остальное обнуляется автоматически.

Собственное благополучие, - как главы Рода, без которого у Рода проблемы, собственная честь, как представителя Рода. Необходимость управляться с тем, что Роду принадлежит - средствами, знаниями, традициями, детьми, домовиками и интересами.

Это трио идёт сцепкой, меняясь местами по мере того, где сильнее полыхает.

Магия.
Чистокровные рода и их традиции должны (в значении "обязаны") определять области и приоритеты развития магических искусств, обеспечивать преемственность и сохранность знаний в этой области. Обладая большими ресурсами, они отвечают за то, чтобы знания сохранялись, умножались и модифицировались. Они же хранят традиции и культуру магического общества в самом общем виде.
В самом широком смысле, это и разнообразие традиций тоже, поэтому в целом из этого вытекает и то, что все Рода должны быть по возможности сохранены и продолжены.
Нетерпимость к полукровкам не вытекает из этого напрямую, но получается примерно за полтора шага, хотя лично мистер Лестрейндж считает, что они могут быть частично агрегированны в магическое сообщество при условии полной ассимиляции и отказа от иных традиций.
Вот например Тёмный Лорд...

Потом идут всякие простые человеческие радости, до которых дело может и вовсе не дойти, однако если не доходит, то что-то в пункте "благополучие" не так и надо уделить этому внимание.

Весь мир. 

Страхи:

Мечты/цели/желания:

Ясон погибает под обломками "Арго"

на кладбище расцветает сухое миндальное дерево

Биография

— ‡Делмар Ратхар Лестрейндж — отец, умер 31.10.1966 г (нейтрал)
— Элейн Лестрейндж (урожденная Розье) — мать, жива
Кендрик Рихард Лестрейндж — дядя, жив
— ‡Лидия Лестрейндж (урожденная Крауч) — жена, умерла в 1972 г.
— Рудольфус Лестрейндж — старший сын и Наследник, сторонник Лорда
— Беллатрикс Лестрейндж (урожденная Блэк) — невестка, сторонница Лорда
— Рабастан Лестрейндж — младший сын, сторонник Лорда

В начале сотворил Бог небо и землю...
И поставил он на земле Лестрейндж Холл...

Неинтересные детали

Это семейная легенда
1. Когда кельтское племя Кориелтаувов (Коритани, Corieltauvi), состоящее из многих Родов, пришло на территории Ист-Мидлендс из Аннуна (страны Пвил), они основали Лестер и начали чеканить монету. Во время короля Ллуда одаренные магией коритани стали одной из Трёх напастей Британии распространяя свою магию на соседние земли. Однако после совета Ллефелиса, короля Франции, большая их часть была вероломно отравлена соседями-бриттами, а меньшая осталась у слияния рек Трент и Лин, обитая в искусственных гротах песчанниковой скалы на берегу Трента.
Поэтому бриттов, англов, саксов, норманов и прочих захватчиков родовые книги костерят с примерно равным воодушевлением.

2. Во время завоевания бриттских племен римлянами коритани встали на сторону латинян. С 44года на их территории стоял IX Испанский легион.

3. Даже маглам известно, что Ноттингем был основан саксонскими поселенцами около VII века, затем его завоевали датчане. В 867 году он был захвачен датскими викингами и позже стал одним из Пяти Боро, или укреплённых городов, Данелага.

Во времена правления англосаксов эта область королевства Элмет стала частью Королевства Мерсия, затем недолго являлась частью Гептархии, и была известна на бритонском языке как Tigguo Cobauc, что означало Пещерное место (известное также как «Пещерный город»). Оно поэтически известно как Y Ty Ogofog на валлийском и как Na Tithe Uaim «Жилище Пещерного жителя» на ирландском. wiki

Потом Na Tithe Uaim куда-то делось, во всяком случае находить это место простые люди как-то перестали. Вместе со всеми гротами, богатствами.
Однако если отправить по этому адресу сову, она прилетит в Лестрейндж Холл.

Это семейная легенда
4. Как известно "это большой секрет, поэтому его все знают". По наследующей ветви Рода, старшим сыновьям после совершеннолетия передается рассказ о том, что основатель рода Лестрейндж вообще был "собакой". Одним из гончих Аннуна, дормархом Гвинн ап Нудда, который только в изгнании в Британию обрел человеческий облик, но раз в год все ещё должен выполнять свои обязанности. Дормарх (Dormarch или Dormarth) должен был собирать души павших воинов во время Дикой Охоты в Самайн, и собственно это всё ещё является одной из традиционных "ритуальных" обязанностей старшего мужчины в роду.
Общеизвестное следствие - в Самайн (и вообще на Повороты) на територии поместья крайне не рекомендуется находиться за пределами Лестрейндж Холла.

Это семейная традиция, не имеющая в настоящем никакого подтверждения
5. Древние истории подразумевают и древние традиции:
В Самайн и ближнее к нему полнолуние на территории поместья любой совершеннолетний член Рода может убить другого совершеннолетнего члена Рода и это не будет считаться преступлением. Такое убийство должно быть скрыто, покрыто и одобрено.
(Мы не про законодательство говорим, разумеется))

На Йоль совершеннолетние члены Рода могут добывать друг друга любыми способами на всей территории поместья, кроме того места, где горит Полено. Смертельный исход и Непростительные не приветствуется, а вот реки крови, насилие любого рода и похищения - вполне.

На Вальпургии любые половые связи на территории поместья не затрагивают родовую честь и не могут быть причиной развода или вызова на дуэль. Родившийся от таких связей ребёнок будет признан членом рода и получит все положенные права. Если он чистокровен, естественно.
Последние сто лет откровенное насилие не приветствуется, но прямого запрета нет.

Дети и Наследники любого происхождения в "традициях" не участвуют. А вот призраки и портреты - вполне.

Это семейная легенда
6. Кровь Дормарха неизбежно разбавляется с каждым поколением и каждым браком, поэтому иногда родственники с той стороны могут подменить ребёнка в колыбели на своего. Такое дитя все равно надлежит воспитать по всем правилам, обращаться с ним хорошо, женить и сделать Наследником рода (он все равно Дормарх) - его дети внесут новую каплю правильной крови, а сама "подмена" не даст двум ветвям разделенного изгнанием рода разойтись слишком уж далеко.

7. В своем текущем "оформлении" Род впервые упомянут в "книге Страшного суда" за XI век, как пришедший (вернувшийся) с Вильгельмом Завоевателем. С того же момента описан и герб.

Это семейная легенда
8. Говорят (в данном случае говорит Рихард Лестрейндж и на латыни), что если Наследник не прольет крови своего отца, он никогда не найдёт тайной библиотеки Рода, в которой скрыты самые важные знания и самые ценные книги. Сколько именно крови нужно пролить, в легенде не сказано, но зная остальные сказания этого Рода, можно предположить, что всю.
Хотя, если подумать, хоть что-то знать об этом Рихард вряд ли может, ведь он никогда не был Наследником. У него даже имя на неправильную букву.

В Лестрейндж Холле, как понятно из вышеперечисленного, не справляют христианских праздников, - на территории поместья доминирует расписание Поворотов. У детей нет крестных, хотя может быть определен опекун.
Хорошо хоть иды, календы и прочие архаизмы времен первого римского завоевания отвалились.

1926—1945

Рейнард Лестрейндж, которого до первого всплеска магии называли просто Райдо, родился поздним и жданным Наследником в семье очень консервативной, пребывавшей в значительной самоизоляции от внешнего мира и затормозившей свое понятие о комфорте веком XVII. Настолько консервативной, что книги печатные в ней назывались "эти оттиски", а первый паровоз он увидел на платформе 9 3/4 и был видом этого чудовища поражён и удивлён.
   Ожиданиям отца он не соответствовал сразу, поскольку имел наглость заорать, когда его первый раз взяли на руки, поэтому первые пять лет провел с диагнозом "этому истерику нужна твердая рука". Наказывать Наследника физически не дозволялось, зато разрешалось при нём мучить и убивать его собак и птиц, отбирать и сжигать игрушки и книги, пороть до мяса учителя и няньку, а также иными способами выражать своё неудовольствие излишними привязанностями ребёнка и неуспехами Наследника в таких необходимых каждому дисциплинах как латынь, греческий, староанглийский, риторика и история. Эти воспитательные меры привели к тому, что живой по природе ребёнок научился молчать, слушаться, не только не демонстрировать, но и не иметь эмоций, ни к чему не привязываться и не надоедать взрослым, а лучше и вовсе не говорить. Рейнард все ещё уверен, что ему бесконечно повезло в том, что первое проявление магии случилось в присутствии отца и было достаточно благопристойным по форме, - всего лишь парящие латы от миланского доспеха, - это могло сойти за приличествующую Наследнику тягу к холодному оружию.
С семи лет и до самого отбытия в Хогвартс он занимался всеми теми дисциплинами, что его предки изучали веками: теория магии, теория ритуалов, история Британии, история Англии, право феодальное, право земельное, право наследования, география Британии, география окрестных скал и долин, латынь, греческий, верховая езда, полёты (нет, это не про метлу), обращение с оружием, уход за конями, пегасами, тестралами (нет, в пять лет он их не видел, и в семь тоже, но для ухода видеть не обязательно) и собаками, геральдика, генеалогия, математика, астрономия, не считая уроков с отцом, когда у того было к занятиям желание, и пусть случалось это не часто, но требовало большой психической гибкости, поскольку чуть не половина уроков была по "эмоциям".

Школа (а прежде Хогвартс-экспресс) повергли его в такой шок, что выпестованная осторожность отказала - он даже с кем-то умудрился по дороге познакомиться (привет, Эдвард!).
С одной стороны Рейнард привык, чуть не с рождения тяжело и много учиться, - отец находил ему обязанности от рассвета и до заката - школьное расписание вызывало в нём ощущение огромной и необъятной свободы, которую было не вполне ясно, куда девать. С другой стороны он не был приучен столько читать, писать и говорить на этом новом языке, что вызывало внезапные трудности и смешки, а хуже всего, - мир вокруг как-то очень уж сильно отличался от привычного. Лет на триста.
А с точки зрения морали на все пятьсот. Во всяком случае если с соблюдением правил у Рейнарда проблем не наблюдалось, то с их пониманием...

Манипулировать им уже тогда достаточно сложно - кроме своего отца он никого не боится, никакими недоступными благами обладать не желает, а на возможности карьеры просто смотрит с непониманием  - ему не нужна должность, власть, в нём нет желания быть первым или лучшим, - Лестрейндж ловится на реваншизм.
На весь тот огромный мир, от которого его род отгородился из-за маглов и живёт среди собак и свечей, в то время как эти...!
На человеческие отношения - он привык отвечать за тех, с кем делит жилище, это было вбито так же жёстко, как гербовник, греческий и латынь.
И, разумеется, на личное очарование того, кто истинное состояние дел до него любезно доносит.

Как и многие из обитателей той самой спальни, он больше внимания уделяет тому, чтобы не показать, в чём он действительно (иногда непозволительно) хорош и развитию того, о чём он прежде ничего не знал, чем пестованию единственного имеющегося таланта. Ритуальной магии в Хогвартсе фактически не учат, по Уходу Рейнард и так знает чуть не больше программы - сказывается сельское детство при конюшнях, псарнях, лесах и земле, а гонять снитч ему не интересно. Вместо этого он посещает Магловедение и Прорицания, а по ночам пропадает на Астрономической башне (ради астрономии!!). Если его нет в комнатах факультета и в башне, он точно в Запретном лесу.

Здесь важно уточнение - ни в какой момент времени Рейнард не считает Тома Наследником Слизерина по крови, рождению и происхождению (он хорошо знает генеалогические древа), но (так уж вышло), он не менее точно знает, что Наследство такого рода можно получить, не имея на него формальных прав крови, рода и даже происхождения. Отсутствие живых чистокровных родственников (и вообще сомнительная чистокровность) в его голове скорее плюс для такого рода лидера, чем минус. Но если Тому важна эта обертка, Рейнард будет последним, кто решит ее сдирать.

1945—1956

Падение Гриндевальда мало что меняет в его положении - интересы его рода фактически не распространяются на Континент, и в Холле происходящие события комментируют как "эти иностранцы опять..." Есть какие-то владения во Франции, которые семья потеряла уже к 1943 году, какие-то партнеры отца, которые не могут выполнить своих обязательств, какие-то новые проволочки с импортом пегасов и не более.

До самого окончания школы он не уверен всерьез в том, куда пойдёт дальше - отец безусловно ожидает от него возвращения к гиппогрифам и тестралам, послушания, сыновьей почтительности, брака с той, которую он решил ввести в Род, наследника, которого можно будет воспитывать в строгости, следования традициям и самоизоляции в границах имения. Точнее - он не предполагает возможности иного варианта, однако нескольких летних месяцев, проведенных перед свадьбой дома достаточно, чтобы надолго отбить у недавнего выпускника желание со старшим в Роду взаимодействовать хоть как-то: все, что Рейнард узнал в школе объявлено "новомодными глупостями", а от ежедневных (и еженощных) многочасовых отцовских уроков по "нормальной ритуалистике" и невербальной магии болит все, начиная от эмоций мозгов и до последней мышцы.  После свадьбы (ему все равно, кто его невеста, но это выбор отца и она ему не по нраву - на устранение этого "первого впечатления" уйдёт несколько лет) Рейнард менее всего хочет запереть себя в чётких границах поместья и еще чуть менее уверен в том, что способен снова принять ту форму, которая его отца устроит, поэтому он выбирает Министерство, жизнь в Лондоне и редкие, почти исключительно вынужденные визиты домой (не менее, чем на каждый Поворот), поскольку Лестрейндж, который не умеет в магию крови, рано или поздно останется на пороге распахнутого всем ветрам семейного гнезда, не в силах войти и перестать зависеть от всех остальных, которые в неё умеют. Ну, если вообще доживает до проблем такого уровня.
Можно было, наверное, подойти с этим чисто семейным делом к тем, кто фактически стал ему другой семьёй с глазами-пуговками, но Том как раз запропал, а у других своих интересных превозмоганий было немало. К тому же это до некоторой степени унизительно.
Жене сказал, что идёшь к любовнице: любовнице что к жене, а сам в библиотеку и учиться, учиться, учиться.
В Министерстве Рейнард начинает карьеру с Международного бюро магического законодательства - у него есть некоторые проблемы с законодательством современным, и это быстро исправляет стажировка, зато гоблинское право и тонкости наследования аллодов в случае отсутствия у старшей ветки фамилии наследника мужского пола, бумаги времён Основателей и прецеденты времён Мерлина не вызывают нервного тика и желания уединиться в библиотеке на всю оставшуюся жизнь, а происхождение удовлетворяет самых замшелых, придирчивых и костных "клиентов". Через 7 лет, основательно укрепив свои позиции и знания, Рейнард переходит работать в Международную конфедерацию магов, имея очевидной целью добраться до механизмов влияния на соблюдение Статута о секретности, хотя бы в пределах одной страны. Своей страны. Наследник у него уже есть (Рудольфус рождается в январе 1950 и это радостное событие почти на пять лет примиряет лондонских Лестрейнджей с ноттингемскими, - молодая семья возвращается в Лестрейндж Холл), внимания его пока ещё не требует (что там вообще воспитывать, в этом кульке, с которым Лидия не готова расстаться ни на миг?), и Рейнард практически перестает появляться дома, разрываясь между командировками по делу, командировками по другим делам, необходимостью заниматься семейными делами, которые отец под предлогом подступающей якобы старости щедро на него перекладывает (старость! Ратхару всего шестьдесят восемь и он держится в седле покрепче двадцатилетних - он просто хочет быть уверен, что Наследник ничего не забыл, а может пытается все же вытащить его из круговерти "наверняка неважных дел" в родное поместье).
Рождение второго сына мало что меняет в этой недолговечной идиллии - разве что от старшего сына понемногу начали требовать чуть больше, чем раньше, да появляться дома Рейнард стал ещё реже, почти совсем уж перестав интересоваться собственной женой - двоих сыновей ему было достаточно, а нежной привязанности к выбранной отцом женщине так и не возникло, что не мешало относиться к матери его сыновей уважительно и с большим вниманием.
Потеря третьего сына, почти полугодовое пребывание Лидии в лечебнице им св Мунго и невозможность иметь иных детей заставили его деликатно, но почти открыто декларировать лично свою свободу от супружеской верности.
Неудачно рождённого ребенка (нерожденного? не-ребёнка?) он не хоронит, а проводит через ритуал, долженствующий, как говорят, обеспечить ему подобие жизни на той стороне. Процесс стоит ему ранней седины, результат не очевиден, однако мистер Рейнард Лестрейндж с тех пор почти явно вздрагивает, когда его сыновья отражаются в зеркалах слишком уж молодо. Впрочем, это же именно то, чего он хотел, не так ли?

Румата держался только на тщеславии этих глупых и до отвращения развратных баб...
С тех пор он держится за свою приемлемо дурную репутацию дозволительно плохого семьянина (в этом, разумеется, вина исключительно Лидии - чего вообще можно хотеть от жены кроме наследников?). В значительной части слухи эти и проявления повышенного интереса к женщинам несколько преувеличены - Рейнард слишком брезглив, слишком занят и слишком внутренне спокоен, чтобы действительно так уж сильно погрузиться в дела любовные и уделять им значительное количество своего времени. Сейчас ему привлекательны совсем иные процессы, а интересы лежат в несколько иных областях. Это не отменяет слухов, которые он же сам (финансово и не только) поддерживает, а также некоторого интереса, который он не афиширует настолько всерьез, что только самые близкие люди могут быть уверены - он есть и находится вне пределов территории Магической Британии.

1956—1966

С момента, как его старшему сыну и Наследнику исполняется пять лет жизни в Лестрейндж Холле изрядно накаляется. Совсем не посещать Холл сложно, Лондон не лучшее место для ребёнка и наследнику рода действительно намного полезнее жить в древнем гнезде. Накладывать на сына Obliviate каждый раз, когда дед решил его воспитывать - опасно для юного организма, даже если это делает мастер, а втолковать Рахтару, что на дворе 50е года, хуже того, двадцатого века - невозможно, как и оставить детей на Лидию, совершенно не способную противостоять напору главы Рода. Вернувшись из Министерства он регулярно застает жену в расстроенных чувствах, а поле боя любовно подготовленным - Рахтар небезосновательно подозревает, что на семью, Министерство, карьеру и противодействие политике отца сил у его Наследника попросту не хватит, но вряд ли предвидит исход этой воспитательной эскапады. Не меньше двух раз они конфлктуют всерьёз, с умеренными разрушениями, применением силы и, фактически, не по правилам дуэли (Рейнард до сих пор не знает, понял ли его младший, что именно он однажды видел, но стирать память трёхлетке не решился), а уж в рамках дозволенного повседневным этикетом эта война и вовсе не затухает. И если до отъезда его наследника в Хогвартс это хоть как-то можно контролировать, то потом дети уже слишком взрослые, чтобы не обращать на эти сшибки внимания, слишком самостоятельные, чтобы на время семейных баталий можно было просто отобрать у них палочки и запереть с гувернером, и слишком сознательные, чтобы надеяться, что этой войны они не заметят.

Возможно его не хватило бы на то, чтобы полюбить детей просто так, но попытки Ратхара их присвоить включают древние черты характера, собственнические инстинкты, нежелание делиться, агрессию защитника, реакции старшего. В конце концов это его щенки! Их воспитанием он занимается сам. Не то, чтобы Рейнард знает, как это нужно делать, но пример того, как этого делать точно не нужно всегда перед глазами, достаточно покопаться в памяти. Возможно он кажется слишком жёстким, закрытым, требовательным, но в его шкале воспитательного насилия настолько больше отметок, что он всерьез считает, что детей изрядно избаловал - не подвешивал за большие пальцы, не бил тростью, не оставлял без еды и воды, даже Непростительными не учил. Требовал - да, много. Но особо не насиловал, всегда готовый  разочарованно отступить, если его плоть и кровь подведёт. При этом большой разницы между старшим и младшим он не делает. Да, есть вещи, которые передаются только по старшинству, но в одиннадцать (да и в двенадцать) их не так много и это точно не теория магии и не Тёмные искусства (а кто их ещё научит?). К тому же полагаться на то, что в Школе зовут "дуэльным клубом" точно нельзя, так что своих детей Рейнард придирчиво гоняет сам - сперва по простеньким сцепкам из заклинаний, потом - с полной отдачей, не особенно делая скидку на возраст Рабастану, но всегда требуя больше от Рудольфуса.
Стоит каждому из них перешагнуть отметку четырнадцати лет и Рейнард необратимо считает их взрослыми, со всей полагающейся ответственностью за свои поступки и решения, за часть помещений и живности, и даже с некоторым количеством прав.

Ситуацию усугубляет и то, что отец (здесь важнее не "отец", а Глава Рода) поддерживать позиции "детского клуба Наследников" и "политику безвестного Лорда" отказывается - соглашаясь с частностями, он не стремится вкладываться в общее дело финансово, а иногда впрямую ставит палки в колеса, заявляя "права на сына" в тот именно момент, когда Рейнарду позарез нужно быть вне Холла. Непростительные при этом разумеется не применяются, но иногда Рейнард думает, что ему достаточно было бы просто обратиться в аврорат, чтобы батюшка навсегда переселился в Азкабан. Проблема состоит только в том, что Главой Рода он от этого быть не перестал бы.

В Самайн 1966 года Рейнард убивает своего отца в полном соответствии с традициями Рода. Официальная версия гласит, что он не справился с ритуальной частью обязанностей Главы Рода и, глядя на труп изможденного старика, сложно с этим спорить. Впрочем, победитель в этом семейном стипль-чезе выглядит не намного лучше, однако ни ранений, ни следов тёмной магии, ни явных конфликтов перед смертью старшего Лестрейнджа не задокументировано, смерть признана естественной и интереса органов правопорядка не вызвала.

С этого момента жизнь в Лестрейндж Холле (его "светской части") изрядно меняется. Не до проведения электричества, нет, - но хотя бы до утренних газет и появления зарегистрированных портключей (не в сам Холл, но хотя бы на территорию поместья) , чего Ратхар бы не потерпел. Но он, собственно, и не терпел, как и его портрет, теперь висящий в столовой. Садизм это или мазохизм не вполне понятно, но комментировать "опустившихся последышей некогда великого рода" безвременно усопший Ратхар не ленится.

Первый из трёх положенных лет траура по отцу Рейнард восстанавливается и проводит освободившееся (а его на удивление немало) время среди открывшейся ему библиотеки - грех якобы отцеубийства неизменно вызывает некоторые репутационные трудности (однако должность сохранить позволяет), но приоткрывает ранее не ожидавшиеся грани родовых тайн и проклятий. Два оставшихся года становятся напряжёнными из-за нового появления Тёмного Лорда. Напряжение это, впрочем, до поры приятное и увлекательное, - в чисто лестрейнжджевских смыслах этих слов. Единственное, что его несколько огорчает - сыновья, которых Рейнард, похоже, в детстве порол недостаточно. Но кто же знал? Иногда (в минуты отчаяния) всё же считает, что воспитывает подкидышей из Сидов, потому что ну почему они не думают головой? Где в них маниакальная почти страсть к защите своего любой ценой? Во все остальные моменты надеется, что дети всё еще маленькие и вырастут.

Хотя это как раз вполне еще можно наверстать - он отлично помнит (пусть и с другой стороны забора), какую власть имеет над своими детьми глава Рода, если только захочет быть традиционно жесток, своеволен, непреклонен и горяч.
Но здесь Рейнард ещё не определился.

Каждому из сыновей на окончания школы выделил по крылу Лестрейндж Холла в полное управление (без владения, распоряжения и прав на изготовление портключа), где обычно не появляется, но к завтраку в главный зал сходит почти каждый день. Также выделил им содержание. Оба этих рычага в воспитательных целях не использует.

В 1972 году Рейнард становится вдовцом (долгая болезнь жены не  делает эту потерю внезапной или подозрительной), и вот это внезапное несчастье заставляет его изрядно мобилизоваться и впервые за последнее время сосредоточиться на том, что происходит в его собственном роду, а не на политических горизонтах Британии и Европы. Смерть Лидии достаточно ярко показывает, что возможно он что-то упускает и либертианское (ну, для его позиций и воззрений) воспитание, которое он дал своим детям может быть большой, очень большой ошибкой.
Потому что они, похоже, не особенно собираются переставать быть детьми.
Опасными для себя и для семьи (окружающие не в счёт), насколько только могут быть опасными чистокровные дети без Лорда в голове.

Способности


В школе был хорош в Чарах (выхолощенных ритуалах), Астрономии, Прорицаниях (Астрологии) и Древних рунах (злопыхатели болтали, что у Лестрейнджей они до сих пор в ходу вместо нормального человеческого алфавита, и в этом было зерно правды).
Не испытывал ни малейших сложностей с Гербологией и Уходом за магическими существами, но и интереса не проявлял.
Аппарацию не сразу, но сдал, в дуэльном клубе и любых других одобренных организациях замечен не был. Вырос в традиционно сильного для своей фамилии ритуального мага, знатока и серьёзного практика магии крови. С ТИ на ты, из Запретного Трио хуже всего накладывает Imperio - не интересно.

После школы стараниями отца освоил невербальную магию без нечеловеческих усилий (вы пробовали пользоваться палочкой на стремительно козлящем гиппогрифе? а проговаривать формулы?), на стабильную беспалочковую способен только "с допингом" - в ходе проведения ритуала, при помощи другого фокусирующего предмета или на своей земле (в сильно упрощённом виде это рамки текущих границ Лестрейндж Холла). Боевой маг с большим опытом, предпочитает 'играть' в защиту.

Рукопашный бой не любит, а вот "на честной стали" хорош. На бесчестной тоже. Дуэльный кодекс (а не это вот школьное недоразумение) знает и пользоваться умеет.

В Рейнарде сильна "кровь Сидов" - дара пророчествовать не наблюдается, но с живыми существами ладит хорошо даже на уровне интуиции, договориться с голодными дикими животными, погодой, травой и землёй он вполне способен, а может быть просто везуч. Гадать тоже в определенных обстоятельствах может очень неплохо, причём по чему угодно. Реализация способности сильно завязана на выполнение традиций, обязанностей и внутренние ощущения.

Летает как тот, кто придумал полёты, но хуже всего на метле, с нею не договориться. В квиддич не играл никогда (нет интереса носиться за бездушным бессмысленным шариком), поэтому это малоизвестный талант, но игрокам средней руки в воздухе точно не уступит.

Знает большое количество древних мест, приспособленных предыдущими поколениями для исполнения разного рода ритуалов (от кольца Бродгара до Ньюгрейндж) и то, как, когда и для чего ими правильно пользоваться. А ещё все травы, птиц и животных, что можно встретить на "его земле". В лицо.

Спокойно и неспешно осваивает то, что перешло к нему как к старшему в Роду, делиться этими знаниями (прекрасными, но во многом устаревшими) ни с кем не торопится, применять тоже, хотя в области ритуалов стал значительно более продвинут.

Возвращаемся к традициям: владелец и заводчик коней, пегасов, гиппогрифов, тестралов и собак (в основном там бигли, пойнтеры и ирландские волкодавы). Конюшни и псарни Лестрейндж Холла известны со времен Основателей, стабильны, доходны, легальны.

Артефакты

Волшебная палочка: орешник, сердечная жила дракона, 11 дюймов

Артефакты:
— Фамильный перстень с печаткой герба Лестрейнджей (в  серебряном поле два червлёных идущих вправо льва [lйopardй passant] настороже). Атрибут главы рода. Изображение на отпечатке становится смазанным при любой удачной попытке прочесть содержание запечатанного перстнем послания.

— Ключ-портал в родовое поместье (кисет для табака; зарегистрирован).
— Ключ-портал для дома в Лондоне (футляр для очков; зарегистрирован).

Родовое поместье Лестрейнджей, а также сам Лестрейндж Холл,  переехали расположены в Ноттингеме, на скрытом от маглов еще в XII веке изрядном куске земли на берегу реки Трент. Представляет собою семейный артефакт сложной конфигурации, разного времени постройки, разных уровней допуска.

Защищено антиаппарационным барьером, скрыто от маглов. На сам Холл наложена дополнительная защита с помощью магии крови: войти и выйти могут исключительно представили рода Лестрейнджей и лица, приглашенные ими. Часть помещений закрыта для посещения. В поместье живет один домовик.

Говорят, что внутри есть древняя коллекция артефактов. Может и не врут.

Богатейшая библиотека зачарованных книг, не подлежащая выносу из Лестрейндж Холла.

Связь с игроком

ЛС, https://vk.com/ae.eltendo

пост

Он видит.
Жалобно дребезжит и стонет чайная чашечка, на которую не наступили, шелестит книга, на которую как раз пришлось наступить,  скрипит под немалым весом деревом скамья — шевалье в силах скрыть тяжесть своего тела, но не реакцию других предметов на его приземление. Вес есть вес и де Шевин не тратит выигранное для него Императрицей Орлея время на глупости, вроде сокрытия звуков. Только на сокрытие лица, но это не стоит ему ни единого лишнего мига. Перо шевалье яростно дрожит.
Иногда, после, шевалье бывает интересно, почему они вообще на него отвлекаются — вложи они все силы и усердие в достижение цели и могли бы, наверное, пытаться разменять жизнь на жизнь. Шевалье, конечно, добрался бы до него, но и он мог попытаться добраться. Де Шевин никогда не размышляет об этом слишком долго, чтоб не решить, что это одно из правил Игры и не начать на это рассчитывать — Мишель куда больше любит удачи и приятные сюрпризы. Как сейчас, когда в результате смены цели у Её Величества появляется свобода. Спрятаться, убежать, позвать на помощь, если она в нем отчего-то не уверена, ударить кинжалом или позаботиться о собственной безопасности любым иным способом. Впрочем нет, он не ожидает от Неё помощи, поскольку теперь схватка более всего напоминает дуэль, а дуэль, это то, для чего Создатель и Академия создали шевалье.
Он не обнажает меча, подчеркнуто сухо кивнув заступает прямую дорогу к Селине — теперь только через его труп, — и не торопится пускать в ход свой кинжал, — теперь спешки нет: они квиты в болтах и оружии, в движениях и готовности, решимости и официальности, у них общая цель, — почти абсолютное равенство, разве что  метательные ножи не так страшны для обладателя доспехов и Мишель атакует, аккуратно переводя вектор схватки подальше от Императрицы, заставляя барда разворачиваться  правее, чтобы не искушать Селиной на линии свободного полёта ножа. В конце концов шевалье тут только один.
И этого вполне достаточно.
Довольно быстро его поверхностный идеализм, впрочем, оказывается расшатан, — тут только один шевалье, — с усмешкой напоминает себе де Шевин, едва не получив ножом в глаз (спасибо выдержавшей удар маске), умудрившись  не вдохнуть чего-то однажды (организм отозвался негодующей навязчивой болью в ребрах в ответ на вынужденную и долгую задержку дыхания) и  собрав на широкие рукава несколько довольно опасных порезов: будь его противником шевалье и Мишель пошел бы на размен, но с бардом, орлесианским бардом, он берег свою кожу как человек, необычайно заботящийся о своей внешности, что немного затягивало исход практически бесшумного сражения. Время, отведенное на молитвы и размышления подходило к концу и кроме заботы о сохранности Её Императорского Величества Мишеля подстегивали соображения совсем иного рода: ещё немного и Она опоздает — только это соображение заставляет его обнажить меч и схватка практически сразу из равной переходит в категорию безнадёжных: разбитые чашки звенят, придавленные приколотым к скамье, но еще вполне живым телом, вариация удара из стойки «Рыбак с острогой» выходит более чем эффективной.
— Прошу прощения, Ваше Величество, я чуть было Вас не задержал.
Голос из под маски звучит абсолютно бесстрастно и только отсутствие эмоциональной окраски выдает некоторую искусственность этого спокойствия.

Отредактировано Snr. Lestrange (2020-12-17 19:33:51)

+14

2

Приветствуем тебя, волшебник!
Твое путешествие скоро начнется, осталось совсем немного:

Полезные ссылкиhttp://s3.uploads.ru/JTcr5.png

» Оформление профиля
» Выяснения отношений » Поиск соигроков » Путеводитель по матчасти » Путеводитель по игротехническим темам

http://s7.uploads.ru/Jq7Gn.gif

Тема с отношениями и хронологией создаются третьим и четвертым сообщениями после анкеты (по желанию)

0


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Архив анкет » Reynard Lestrange | DE


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно