Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [08.06.1978] Главное, чтобы костюмчик сидел


[08.06.1978] Главное, чтобы костюмчик сидел

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Главное, чтобы костюмчик сидел


Закрытый эпизод

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/201/626694.jpg

Участники:
Эйдан Эйвери,
Моник Сарте

Дата и время:
8 июня 1978

Место:
Косой переулок,
ателье "Parfait"

Сюжет:
Настоящий мужчина на все готов, чтобы порадовать свою любимую женщину. Почти на все. При некоторых обстоятельствах. Короче, контракт сюда дайте, настоящий мужчина условия почитает.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+5

2

За последние пару месяцев Эйдан заново открыл для себя давно забытую истину: делать жене приятное могло быть очень выгодно. Не избалованная его вниманием за прошедшие два с лишним десятка лет Магдалина, обласканная им теперь, периодически терялась и забывала выедать ему мозг чайной ложечкой, что было, без сомнения, большим и благостным достижением. Так что у Эйдана даже то и дело возникало желание порадовать супругу неожиданным подарком без всякого повода. Ну, или когда этот повод оставался от Магдалины сокрытым. Кроме того, порой это позволяло убить двух зайцев разом, потому что, как скоро сообразил Эйдан, приятный для жены итог можно было совместить с приятным для самого себя процессом.

К примеру, визит к модистке Магдалины, мадемуазель Сарте, мог оказаться весьма перспективным времяпрепровождением. Во-первых, её услугами пользовалось множество дам, в том числе вполне привлекательных. Во-вторых, сама хозяйка ателье являла собой очаровательную молодую особу, так что Эйдан не сильно скучал даже во время чересчур долгих по меркам любого нормального мужчины совместных с супругой походов за её новым нарядом.

Никакого особенного повода для спонтанных знаков внимания в адрес собственной благоверной у Эйдана сейчас не было, ибо её беременность длилась уже бесконечно долго, и новость об ожидаемой двойне успела устареть десять раз, но Эйвери следовал гибкому графику, базировавшемуся на интуитивный порывах и наблюдениях за женой, и внутренний голос подсказывал, что Маг скоро заявит ему, что он давно ей ничего не дарил. Чтобы выйти из этого положения с достоинством, следовало позаботиться обо всём заранее, поэтому Эйдан выбрал время для посещения небезызвестного ателье, чтобы, как подобает любящему и заботливому мужу, подготовить для своей глубоко беременной супруги приятный сюрприз. О своём визите он сообщил заранее, чтобы милейшая владелица ателье точно смогла принять его лично, — и на эту встречу Эйдан явился без опоздания, что само по себе о чём-то говорило.

— Дорогая мадемуазель Сарте, вы, как всегда, обворожительны. Спасибо, что нашли для меня время, — с порога рассыпался в любезностях Эйвери — абсолютно искренне, между прочим: волшебница действительно была весьма хороша собой, а он умел ценить общество красивых молодых женщин, тем более если те обладали превосходным вкусом и не были обделены интеллектом, — и, в отличие от жены, не имели оснований его пилить.

+4

3

- О, мсье Эйвери! Очень рада вас видеть! - Моник вышла из-за портьеры, скрывавшей часть зала, практически в ту же секунду, как на вошедшего подняла глаза блондиночка-консультантка. Улыбка у блондиночки была такой искренней, будто она встретила обожаемого доброго дядюшку. Умение естественно радоваться в ателье "Parfait" было основным критерием приема на работу продавщиц.
За истекшие полгода здесь появилось много весьма удобных новшеств - например, кнопка под прилавком, чтобы незаметно вызвать хозяйку к важному клиенту. Кстати, экзамен по фотографиям самых богатых актуальных и потенциальных покупателей девушки-продавщицы сдавали еженедельно. (Хотя чету Эйвери узнавали и без колдофото.)
- А где же ваша очаровательная супруга? Надеюсь, она в добром здравии и хорошем настроении?
Моник протянула гостю руку.
- Кофе как обычно? - быстрый взгляд в сторону девушки-консультантки. Это тоже была традиция ателье - карточка на каждого клиента: заказы, предпочтения, любимый напиток - полторы ложки сахара и не перемешивать, нелюбимые цвета, суеверия... Мало ли незаметных порожков, на которых так легко подвернуть ногу начинающей предпринимательнице среди аристократии чужой страны.
Она повела Эйвери вглубь ателье, туда, где в удобном кресле очень приятно было пить кофе и наблюдать как на небольшом подиуме очаровательная манекенщица демонстрирует новые модели.
Сама Моник за те девять месяцев, что работала в Лондоне, изменилась мало. Улыбчивая, неторопливая в жестах и движениях, внешне ласково-внимательная к клиентам как дорогостоящий психоаналитик, она выслушивала, советовала, помогала, стараясь, чтобы посещение ее ателье для клиентов становилось чем-то большим, чем визит к обычному портному. Но одновременно она умудрялась сохранять дистанцию, демонстрируя всем - интерьером, отношением, внешностью - она не портниха и не модистка, она кутюрье, создатель, и вам, леди и джентльмены, необычайно повезло, что она творит в вашем городе и именно в это время. Она так и продолжала носить платья той самой длины, которая в свое время поразила Сандрин, два пальца выше колена - практически мини в консервативном магическом мире. Кого-то это раздражало, кому-то нравилось, но со временем женщины стали относиться к этому как к эксцентричной выходке, а мужчины... Ну что мужчины? У нее всегда были красивые ноги.
Сегодня Моник была в платье цвета спелого граната.
- Вы очень удачно заглянули ко мне, дорогой мсье Эйвери. Новое поступление тканей. Я только вчера забрала их с таможни, - Моник чуть наклонилась вперед, понизив голос, и зажурчала-запела, будто читала заклинательную песню. - Шелковый атлас и парча из Китая, даже лампа, индийский газ и фуляр, французский гродетур. Лучший флер - сатин-де-Лион, левантин, круазе, дра-де-суа...

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+4

4

Моник Сарте, как заметил Эйдан, появилась из-за портьеры ровно в тот момент, когда потребовалось её присутствие, «перехватывая» гостя у дежурившей в зале ателье блондинки, имени которой он никак не мог запомнить. Конкурировать с хозяйкой консультант, при всей своей миловидности, была не в состоянии — вероятно, к счастью для неё. Улыбаясь мисс Сарте и произнося слова приветствия, Эйдан не мог не скользнуть взглядом по её необычному и даже вызывающему с точки зрения многих чопорных англичан наряду, и в особенности по тем частям тела, которые он не скрывал. Вывод был всё тот же, что и прежде: короткая юбка шла чародейке чрезвычайно. Протянутой ему руки Эйдан, разумеется, галантно коснулся губами — иначе с такой особой было попросту невозможно, не говоря уже о том, что это доставило ему удовольствие.

— Миссис Эйвери чувствует себя хорошо, благодарю. Однако она не знает о моём визите сюда, и я просил бы вас сохранить его в тайне, — удивительное обстоятельство: оказывается, просить женщину о таких вещах может быть абсолютно не зазорно. Главное подобрать подходящий повод. — Видите ли, мадемуазель Сарте, настроение беременной женщины — величина непостоянная. В сущности, по этой причине я и пришёл к вам сегодня: мне хотелось бы подготовить для супруги приятный сюрприз.

От любезно предложенного кофе Эйдан не отказался, потому что собирался провести здесь некоторое время и не видел смысла ограничивать себя в комфорте, когда в этом не было решительно никакой необходимости. Достаточно и того, что их собрания в Ставке проходили под знамёнами кристальной трезвости — и это притом, что пережить их без некоторого количества алкоголя в крови было если не подвигом, то точно достижением. Сообщив очаровательной блондиночке о том, что с удовольствием выпьет свой классический, как всё британское, чёрный кофе, Эйдан прошёл за владелицей ателье вглубь помещения и, следуя её приглашению, с удобством расположился в гостевом кресле.

Перечисление тканей из уст мисс Сарте звучало напевно и мелодично и услаждало слух, но апеллировало не столько к сознанию Эйдана, сколько к его ощущениям и восприятию. Продолжать она, вероятно, могла почти бесконечно, и он с удовольствием послушал бы ещё, но всему хорошему рано или поздно наступает предел.

— Моник, если вы пытаетесь меня загипнотизировать, не старайтесь: это удалось вам ещё в нашу первую встречу, — с едва заметной улыбкой сообщил волшебнице Эйдан, перехватив её взгляд. Какая, всё-таки, красавица. И подумаешь, что она годится ему в дочери — от лёгкого флирта ещё никто не умирал. Хотя… Впрочем, Магдалины тут не было, так что этому прекрасному цветку ничего не угрожало.

— В выборе ткани я положусь на ваш вкус и профессионализм, — невозмутимо продолжил он парой мгновений позже. — Речь идёт о вечернем платье: броском, но не кричащем, в меру открытом, но не чопорном, элегантно объединяющем в себе английскую сдержанность и испанский темперамент. Иными словами, оно должно нравиться и моей супруге, и мне.

Непростая, если не сказать незавидная задача, но мисс Сарте уже не раз и не два доказывала, что способна творить в своём деле настоящие чудеса. Ей всего лишь нужно было сделать это снова.

— Что касается материала, он должен быть приятным наощупь и не слишком тяжёлым: как вы, я полагаю, знаете, мы с супругой ожидаем двойню, и обременять Магдалину дополнительным весом было бы… негуманно.

+4

5

У мистера Эйвери был ненавязчивый парфюм, хорошие манеры, толстый кошелек и красиво очерченные губы. Все составляющие идеального мужчины. Ах да, еще беременная жена в анамнезе. Но каждому позволительны маленькие недостатки.
- Разумеется, мадам совершенно необязательно знать о том, как именно вы готовите для нее сюрпризы, - мягко улыбнулась Моник. - А подобрать для нее достойный и приятный подарок не составит особого труда.
Магдалена Эйвери пусть и не была уже юной девицей, все равно оставалась красивой. Думать о том, как сделать ее красоту еще более яркой и интригующей, было приятно. Моник любила, когда клиентки покидали ее ателье куда интереснее и привлекательнее, чем были до этого. И то, что именно эта леди была обладательницей идеального мужчины с красивыми губами, нисколько не мешало. Во-первых, личные интересы не должны влиять на работу. Во-вторых, идеальные мужчины обычно не любят находиться в чьей-то собственности. И в-третьих, художник любит свои удачные творения несмотря ни на что.

Блондиночка под дробный перестук каблучков принесла им кофе и, после того как она скрылась за портьерой, Моник взмахнула волшебной палочкой. Жест, ставший в ее ателье традиционным. Вначале она собиралась просто поставить защиту от чужих ушей на одну из комнат, но потом поняла, что для ее клиентов будет спокойнее своими глазами каждый раз увидеть использованное заклинание, чем беспокоиться - не соврала ли хозяйка, не иссяк ли артефакт и не услышит ли кто-то посторонний, что речь идет совсем не о десятом размере, а - о ужас! - о двенадцатом! Впрочем, для желтой прессы хватило бы и такой новости для броского заголовка. Особенно если клиент был именитым.

Моник мысленно отметила новые ткани и аксессуары, которые подошли бы мадам Эйвери. Роскошный палантин, шелковые туфельки с вышивкой, эффектный головной убор... Вызывая в памяти ее образ, Моник думала о ней почти как о произведении искусства и уже живо представляла результат, однако заказчик желал большего. Моник слегка подняла одну бровь, отвечая на его взгляд улыбкой.
- Платье? Мсье Эйвери, поверьте, так бывает редко, но вам все же удалось поставить меня в затруднительное положение. Последний раз я снимала мерки мадам около двух месяцев назад. В нынешнем ее состоянии фигура меняется быстро. Выбрать фасон и материал было бы несложно. Я могу отказаться от декора, чтобы не утяжелять модель, и сосредоточиться только на фактуре. Покажется ли вам приятным контраст мягкой бархатистой ткани с шелковистой гладкой и почти невесомо легкой? Впрочем, я принесу образцы, и вы решите сами. Но вот размер... Вы точно желаете платье, мсье Эйвери?

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+5

6

Всецело полагаться на чужой профессионализм Эйдану случалось не так уж часто, потому что редко находились волшебники, профессиональное мастерство которых в его глазах открывало неограниченный кредит доверия к их сфере деятельности — до первого промаха, разумеется. Мисс Сарте промахов не допускала, и это касалось не только непосредственно её специализации и качества изделий, но и того, как было поставлено в её ателье общение с клиентами. Всё было организовано на уровне. Приходящий сразу чувствовал, что его ждут, ему рады, любые его прихоти будут удовлетворены с почтением, превращающим капризы в достойные пожелания, о его комфорте позаботятся со всей деликатностью и сделают всё возможное, чтобы и он ушёл отсюда счастливым и довольным. Никаких лишних вопросов, коробящих, фамильярных комментариев, ненужных вторжений в личное пространство или, Мерлин упаси, неосторожных оценок, способных вывести гостя из состояния душевного равновесия.

Эйдан всецело одобрял такой подход и наслаждался им сполна. Он ещё раз полюбовался блондинкой из приёмной залы, когда та принесла ароматный кофе, заложил ногу на ногу и продолжил любоваться уже самой Моник, с неброской демонстративностью взмахнувшей палочкой, чтобы её гость мог не сомневаться в абсолютной конфиденциальности дальнейшего разговора. Ему было приятно здесь находиться. Особенно без жены. И кофе тут тоже делали хороший.

— Платье, мисс Сарте. Это непременно должно быть платье, — твёрдо заявил Эйдан с привычным для него видом человека, который знает, что ему нужно, и не даст сбить себя с намеченного пути. — Понимаю, задача не из лёгких. Но вы настоящая кудесница. Уверен, вы придумаете, как нам справиться с этой проблемой.

«Нам» Эйдан сказал исключительно из вежливости, потому что был убеждён, что это не его дело, и все технические трудности, само собой разумеется, должна была чудесным образом уладить мисс Сарте и её сотрудники.

— Признаюсь, я не слишком хорошо разбираюсь во всём это, но не будет ли бархат визуально увеличивать фигуру? Супруга мне этого не простит.

Он улыбнулся с лёгким оттенком иронии, нередко мелькающим в разговорах о своей второй половинке в давно сложившихся парах, и сделал небольшой глоток из миниатюрной чашечки тонкого фарфора. Пожалуй, учитывая, что до рождения близнецов оставалось ещё около четырёх месяцев, и объёмы Магдалины в области живота должны были существенно поменяться в обозримом будущем, не ошибиться с размерами и угодить жене с платьем действительно будет непросто. Но нужно же ей в чём-то появляться в свете. К тому же, Маг наверняка оценит, если он проявит к ней внимание и позаботится об этом сам.

+3

7

- Понимаю, мсье Эйвери, - Моник даже не кивала головой, просто на секунду прикрыла глаза, обозначая этим особое внимание к деликатности проблемы. - Только платье.
Эйдан Эйвери был клиентом, который не интересовался ценой, не задавал раздражающих вопросов, щупая ткани, а точно ли этот материал натурален, а есть ли на него сертификат. Он знал, что в такого уровня ателье не обманывают, а значит за эту уверенность нужно платить хорошие деньги. Но у таких заказчиков был один, но серьезный минус. Если они чего-то хотели, то желали это получить. Просто отказать было невозможно. Отказываешь один раз и рассеивается волшебство, ткани сияют не так маняще, а на стене глаза сами собой ищут трещинки и пылинки. Нет-нет, никаких отказов. Она может решительно все.
- Насчет бархата вы можете не переживать. Все будет сделано так, чтобы ваша супруга выглядела как можно стройнее.
Это тоже относилось к области желаемого, но невозможного. У нее была клиентка, которая как-то на восьмом месяце требовала, чтобы Моник одеждой скрыла сам факт ее беременности, не повредив при этом ребенку. Ну не в плащ-палатку жизнерадостных оттенков же ее обряжать? Хотя, конечно, маленькие секреты тут были: завышенная линия талии, широкие многослойные, но легкие юбки, декольте чуть глубже обычного, чтобы отвлечь взгляд от живота. И конечно, мягкие, спокойные уверения, что теперь почти совсем ничего не видно. С клиентом нужно говорить, клиенту нужно объяснять, ласково убаюкивать как капризного, но любимого ребенка.
Моник принесла несколько образцов и разложила перед Эйданом.
- Прошу, взгляните, проведите рукой, - она погладила ладонью качественный мягкий бархат. - Не стоит использовать трип, его пушистый и глубокий ворс пусть и даст красивые складки, но прибавит объема, сейчас это ни к чему. Я возьму тонкий шелковый бархат и, возможно, дополню его вышивкой. Но сейчас мы возвращаемся к нашему главному вопросу, - Моник улыбнулась. - Мерки.
Она внимательно взглянула на Эйвери и чуть сощурилась, остановив взгляд в районе его правого плеча.
- Платье должно сесть идеально. Если оно окажется хотя бы чуть-чуть не по размеру, мадам расстроится, а в ее положении это совершенно недопустимо. Есть один выход, - Моник замялась, потупив взгляд, а потом снова посмотрела на Эйдана. - Я могу предложить его только вам, моему постоянному и проверенному клиенту. Однако он потребует и от вас чуточку усилий и около часа времени.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+3

8

По счастью, Моник Сарте была не из тех, кто начинает старательно уговаривать клиентов приобрести не то, за чем они пришли, только потому, что ей кажется, что так было бы правильнее. Эйдану, к примеру, не понравилось бы, если бы его таким образом приняли за человека, который не знает, чего хочет и что ему нужно. Поэтому, благосклонно покивав понятливости Моник, он обошёлся без лишних уточнений относительно выбора искомого предмета гардероба и просто подался вперёд, чтобы повнимательнее рассмотреть разложенные перед ним образцы тканей. Мисс Сарте, к её чести, весьма вовремя успела предложить попробовать их наощупь — в противном случае Эйдан сделал бы это, не дожидаясь приглашения. Он даже на миг прикрыл глаза, то ли для того, чтобы лучше прочувствовать эффект от прикосновения, то ли для того, чтобы воскресить перед внутренним взором образ Магдалины в наиболее счастливые времена их совместной жизни.

— Да, ткань довольно приятная, — согласился он через мгновение, снова открыв глаза и прямо посмотрев на хозяйку ателье. — Нам она не подойдёт. Видите ли, мадемуазель Сарте, сейчас лето, а летом моя супруга предпочитает носить шелка. Сосредоточимся на их разновидностях, так будет лучше. И платье не должно быть тёмным.

В своём суждении Эйдан был убеждён настолько, насколько вообще возможно было в чём-то испытывать уверенность, когда дело касалось Магдалины. У неё, разумеется, случались капризы и внезапные порывы к экспериментам, особенно в её нынешнем положении, но в целом она оставалась верна себе, и чутьё подсказывало Эйдану, что он не прогадает, если выберет светлые оттенки шёлка. Приняв решение и вполне им удовлетворившись, он несколько расслабился, порадовавшись про себя тому, что вовремя вспомнил о вкусах и высказанных когда-то мимоходом пожеланиях супруги, и потому не мог не удивиться, когда мисс Сарте повела разговор дальше, подозрительно озорно и заговорщицки прищурившись, после чего потупила взгляд. Он пропустил что-то важное? А, нет, речь всего лишь о мерках. Только почему это вообще должно было его волновать? Эйдан хмыкнул.

— Вы говорите об этом так, словно предлагаете мне совершить дворцовый переворот или открыть в Министерстве квартал свиданий, — заметил он, чуть приподняв брови, потому что пока не мог понять, куда клонит волшебница. — Разъясните поподробнее, что вы имеете в виду, Моник?

Переход от «мадемуазель Сарте» к обращению по имени получился у Эйдана совершенно естественно, он и сам не заметил этого, увлечённый загадочными намёками владелицы ателье.

+3

9

У мсье Эйвери была еще одна черта идеального мужчины - уверенность в своей непогрешимости. Пожалуй, это все-таки было особой чертой подвида, проживающего именно в британском ареале. Ах, эти британские мужчины...
Моник улыбнулась особенно ласково и светло.
Сколько апломба... Сколько уверенности в своем невежестве... Ведь именно сейчас она показывает ему шелковый бархат. Лучший бархат, который можно достать в этой забытой богом моды стране. Но даже лучшие из этих варваров считают, что бархат - это материал, а не способ его изготовления.
Моник безропотно убрала образцы.
- Не будем нарушать душевный покой мадам, вы совершенно правы, мсье Эйвери. Только легкий светлый шелк для госпожи Магдалены.
...полотняного переплетения, мой дорогой идеальный джентльмен, ну в крайнем случае саржевого! Иначе избыточный блеск совсем не будет стройнить вашу темпераментную брюнетку, и ее не спасет даже то, что он будет очень-очень легким.
Ей еще было о чем спросить - узор, длина, глубина декольте... Да масса деталей, на которые обязательно обратила бы внимание сама мадам Магдалена, но характер Эйдана Эйвери ей уже был знаком - джентльмен платил не за сантиметры и размеры, а за образ. Хватит озадачивать его деталями, а то начнет скучать и раздражаться.

Его легкий переход к обращению по имени Моник заметила только потому, что с британцами всегда была чуть внимательнее обычного, как кошка в новом доме. Во Франции этот переход был бы так обычен и прост, но тут он, по-видимому, что-то означал. Что? Знал только сам мистер Эйвери. Но Моник все же вновь поощрила его улыбкой и чуть наклонилась вперед.
- Это несомненно переворот, дорогой мсье Эйвери. Потому что то, что я предлагаю, очень просто, естественно и напрашивается само собой, однако... Не всегда принимается консерваторами, - еще одна улыбка.
Все то время, что супруги Эйвери появлялись у нее в ателье, они демонстрировали идеальные отношения. Настолько идеальные, что иногда позволяли себе в ее присутствии зайти чуточку дальше, чем было позволено приличиями, относя таким образом Моник ...к мебели, пусть дорогой и украшенной узором из ценных пород дерева. Их нежная страстность была настолько явной, что невольно напрашивались сомнения - а так ли идеальны их отношения на самом деле. Но если мистер Эйвери хочет играть в это и дальше, то придется соответствовать и сделать кое-что ради своей супруги.
- Оборотное зелье, мсье Эйвери. Точно выверенная порция - всего на час-полтора, - бархатным голосом добавила Моник и указала пальчиком на его плечо. - Если мне не изменяет наблюдательность, это волос мадам. Те же длина, цвет и волнистость.

Отредактировано Monique Sartet (2021-08-22 00:15:22)

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+3

10

Мисс Сарте, к счастью, вовремя понимала, что от неё требуется, и знала толк в своём деле в достаточной мере, чтобы не утомлять клиентов лишними расспросами и деталями, когда в этом не было никакого смысла — как, например, в случае с Эйданом, который очень чётко знал, но весьма отдалённо представлял, что именно хочет получить на выходе. Поэтому на данном этапе он был вполне доволен достижением определённого уровня взаимопонимания и не спешил покончить с последующими формальностями вроде сроков пошива и стоимости будущего платья, в основном, потому что находил общество Моник приятным. До сих пор она ни разу не позволила себе лишнего (длину — или, скорее, короткость — юбки Эйдан лишней вовсе не считал), и установившаяся между ними дистанция, как ему казалось, балансировала на грани вежливости и симпатии и обладала потенциалом к сокращению, как и протяжённость подола у наряда Моник. Недаром же, когда он назвал волшебницу по имени, она не только не дала ему понять, что имеет что-то против, но улыбнулась и даже немного подалась навстречу, а в её тоне и блеске глаз появилось нечто доверительное и заговорщицкое. Будь здесь Магдалина, она бы уже наверняка мысленно записала имя мадемуазель Сарте в свой личный список смертниц и шипела бы на него в попытках поскорее утащить назад, в своё логово. Впрочем, о чём это он? Будь здесь Магдалина, и нынешняя мизансцена не случилась бы вовсе.

Такое смещение акцентов в целом не могло не прийтись Эйдану по вкусу, однако он никак не ожидал того, что за этим последует.
— Оборотное зелье? — повторил он, вскинув брови. — И вы держите его здесь про запас для подобных случаев? Не поймите меня неправильно, дорогая Моник, я последний, кто стал бы вас за это осуждать. Однако мне трудно поверить, что подобные случаи в вашем ателье — не редкость.

Эйдан так многословно заговорил о зелье, потому что это давало ему возможность свыкнуться с предложением мисс Сарте настолько, чтобы хотя бы принять его к рассмотрению и оценить в гипотетической плоскости, — уж больно оно оказалось внезапным и, чего греха таить, смелым. При том что Эйдан не был уверен, что понял Моник до конца.

— Да, это похоже на волос Магдалины, — согласился он, по старой памяти воздержавшись от более категоричных утверждений. Мало ли чей волос мог осесть у него на пиджаке, в самом деле. — Но кто же, по вашему мнению, должен выпить это оборотное зелье? Может быть, ваша очаровательная помощница из приёмной? — мина, которую Эйдан состроил, задавая этот вопрос, намекала на то, что он, возможно, и догадался о другом существующем варианте, но, если уж на то пошло, хочет услышать о нём от хозяйки ателье напрямую. Если ей хватило дерзости ума на то, чтобы выдумать такую схему, то наверняка должно хватить и смелости без обиняков предложить её гостю. А он пока подумает, стоит ли посчитать эту идею чересчур фривольной или же, напротив, использовать её для установления особо доверительных отношений и того самого сокращения дистанции, о котором он задумался совсем недавно. И да, на этот раз Магдалина точно его убьёт. Но только если будет, из-за чего убивать. И если она вообще об этом узнает. Жёлтый сигнал светофора в сознании Эйдана начал подмигивать, стремясь сменить свет. Интересно, между прочим, о чём думала сама Моник, предлагая своему клиенту на целых полтора часа принять облик собственной жены?

+4

11

- Я думаю, вы уже давно поняли, дорогой мсье Эйвери, что у меня не просто банальная швейная мастерская. А что касается зелья, - Моник улыбнулась и опустила веки, скрывая выражение глаз. - Конечно же его никто и никогда здесь не использовал. Но мало ли очень важных случаев, когда оно совершенно необходимо.
Ситуация и правда была не совсем стандартная, но не такая уж редкая. Подобрать волосок с лацкана пиджака, а потом безо всяких дополнительных примерок представить важному гостю мантию, которая сидит не просто хорошо, а и-де-аль-но. И все, этот клиент ваш. Всего-то и нужно что иногда подбирать волоски... Говорят, за день их выпадает до ста штук.
Маленькая же ложь мистеру Эйвери была не более чем вуалью на шляпке - правду не скроет, но придаст ей нужный флер - в данном случае, ощущение полной конфиденциальности для заказчика.
- Моя консультантка - очень милая девушка, но мы оба с вами знаем, что просто милые девушки - это прекрасный, но не всегда абсолютно надежный стаффаж, - Моник откинулась назад и положила ногу на ногу. - Я иногда подумываю о том, чтобы нанять немую помощницу, но ведь гости иногда любят, чтобы с ними поговорили, предложили... Так что пока эта дилемма неразрешима, мне придется предложить вам иной выход. Итак, моя помощница отпадает, остаемся только мы. Я должна буду правильно снять мерки... О, мсье Эйдан, это целое искусство! Так что если вы хотите порадовать свою любимую жену, то вам придется выпить это зелье самому.
Моник сделала паузу, давай возможность Эйвери изобразить возмущение, удивление или иное чувство, которое он выберет для этой ситуации.
- Разумеется, это останется только между нами. Я не могу позволить себе скомпрометировать вас или вашу супругу. Поверьте, ваше доверие мне очень дорого.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+2

12

Никто и никогда. Ну конечно. Эйдан выразительно хмыкнул, заложил ногу на ногу и откинулся на спинку кресла, зеркально повторяя жест хозяйки ателье. В глазах волшебницы плясали дьявольские огоньки, однако ещё вопрос, кто кому стал отражением в этот раз.

— Моя дорогая мисс Сарте, у меня складывается ощущение, что вас это забавляет, — заметил Эйдан, глядя на Моник с лёгким прищуром, как кот, задумавшийся о том, не интересует ли его попавшая под прицел взгляда особа в качестве возможной добычи и не пора ли переходить в наступление. Ничуть не меньше его занимал другой вопрос: насколько бесхитростна мотивация юной модистки и нет ли в ней двойного дна, а также не стоит ли это дно в любом случае найти. Однако для шантажа тема не годилась в силу своей невинности, а ситуация сама по себе могла вызвать блеск в глазах девушки благодаря общей пикантности обстоятельств — хотя не следовало забывать, что отчасти их спровоцировала она сама. Но только отчасти. В задумчивости полюбовавшись на очаровательную кокетку ещё несколько секунд, Эйдан решил, что она достаточно мила, чтобы не душить сомнительную инициативу на корню и поиграть в эту игру, покуда её правила приемлемы для них обоих. К слову, пришло время внести в них свои коррективы.

— Вы смелая девушка, Моник, — выдержав паузу в неподвижности, констатировал он и сменил позу, коснувшись пола обеими подошвами. — Несите ваше зелье.
Эйдан поднялся с кресла, выпрямляясь во весь рост, и начал стягивать с себя пиджак.

— Я предпочёл бы, однако, чтобы лишнюю одежду сняли с себя мы оба, — сообщил он с мягкой усмешкой, пристраивая пиджак на спинку кресла, с которого только что поднялся, и машинально поправил узел галстука. — Не всю, разумеется, но равноценную часть — чтобы доверие между нами стало ещё более крепким, а невозможность скомпрометировать друг друга — взаимной и обоюдной. Согласны?

Эйдан не улыбнулся, когда произносил эти слова, а глазами цепко и требовательно перехватил взгляд Моник — но и только. В конце концов, ничего предосудительного он ей не предлагал — в точности, как и она ему.

+4

13

- Забавляет? О mon Dieu, мсье Эйвери, ну как вы могли подумать? Мне всего лишь доставляет удовольствие моя работа, поэтому я всегда нахожусь в прекрасном настроении. Я сейчас вернусь.
Взгляд ее больших глаз, совсем не светски перехваченный Эйвери, был безоблачен и чист, как у юной девочки, еще настолько наивной будто в мире вообще не существует лжи и хитрости. Моник ответила улыбкой, взмахом палочки воздвигла вокруг заказчика высокую длинную ширму, образующую почти полный круг и затянутую светлым, но плотным жаккардом, по которому паслись единороги цвета слоновой кости, и на пару минут скрылась в глубине зала.
Вернулась Сарте быстро. В правой руке она держала вешалку с длинным, бархатистым на ощупь мужским халатом цвета горячего шоколада без молока, которую повесила на стойку ширмы. В левой был небольшой серебряный поднос. На нем стоял фиал с зельем и старинный бокал с гравированной на тулове виноградной кистью, на тот случай, если мсье не захочет пить зелье, так сказать, из горла.
- Прошу вас! - на Моник оставалось все то же платье цвета спелого граната, под которым вряд ли было что-то кроме белья и чулок. - Мой дорогой мсье Эйдан, мне очень печально, но я вынуждена отклонить ваше пожелание. На мне нет лишней одежды. Поверьте, я вообще не терплю ничего лишнего - все должно быть в меру и на своем месте. Я никогда не позволяла себе снимать мерки с вашей супруги, будучи одетой неподобающим образом. И теперь тоже не могу позволить себе так оскорбить ее... образ. Так сказать, что позволено Юпитеру, то не позволено быку, - и Моник скромно опустила ресницы, спрятав смеющийся взгляд и всем своим видом демонстрируя, что она никак не претендует на то, чтобы быть Юпитером или Юноной. Как бы ни звучали ее слова.
Одновременно она протянула поднос внутрь уютного круга, образованного ширмой вокруг мсье Эйвери и его кресла.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+3

14

Такая обезоруживающая невинность выглядела слишком несоразмерной столь тесно связанному с общением ремеслу, которое избрала для себя мадемуазель Сарте, чтобы Эйдан мог поверить в её истинность. Нет, Моник прекрасно всё понимала, считывала все знаки и интонации и интуитивно угадывала недостающие части — в этом он убедился. Однако она, очевидно, действительно ценила дело своей жизни и не желала использовать его ненадлежащим образом, или же попросту предпочитала сама диктовать правила игры, потому что это позволяло ощущать контроль над ситуацией и, следовательно, не выходить из зоны комфорта, даже подталкивая к её границам других. И избранная линия поведения по-прежнему оставалась чрезвычайно смелой с её стороны.

Не стоило, впрочем, забывать и о том, что дело касалось не только мисс Сарте и его самого. Эйдан подумал о Маг. Узнает она когда-нибудь об этом натурном эксперименте или нет — дело десятое. Но для него это точно была возможность узнать свою жену, в самом буквальном смысле, с другой стороны. Не сказать, чтобы Эйдан так уж жаждал выяснить, как может ощущать себя беременная женщина, — он предпочёл бы провернуть нечто подобное, когда Магдалина была в лучшей форме — и всё же он находил выпавшую ему возможность любопытной. Тем более что этот опыт не продлится дольше полутора часов. Тем более что додумался до такого он не сам, и что сегодня у него имелся редкий повод воплотить столь сумасбродную затею в жизнь, исключив при этом потенциальные спекуляции об извращённости собственного мышления.

— А вот мне это кажется весьма забавным, — хмыкнул Эйдан, ослабляя узел галстука и одну за другой расстёгивая пуговицы рубашки. Жаль, никто из них не додумался до такой схемы, пока они были в школе. Но что, в сущности, отличало его от того мальчишки?

Воздвигнутая вокруг него ширма с единорогами вызвала у Эйдана минутное умиление и ассоциации с полузабытым древним эпосом, в котором такая же рогатая лошадка сражалась со змеем. Если расценивать последнего как символ искушения, можно было предположить, что единороги призваны защитить Моник от известного рода низменных порывов. Эйдан усмехнулся, отбросил рубашку на кресло и щёлкнул пряжкой ремня. Мисс Сарте появилась очень вовремя, а вместе с ней прибыл и поднос с оборотным зельем.

— Весьма прискорбно это слышать, Моник, — немного утрированно вздохнул Эйдан. — Уверен, моя супруга ничуть не оскорбилась бы. Тем более что она об этом даже не узнает, — продолжая говорить, он перелил не самую приятную субстанцию в бокал и покрошил в неё тёмный волос со своего пиджака. Тянуть не было смысла. — Ну что ж, за женщин!

Эйдан задержал дыхание и выпил содержимое залпом, как лекарство. Он чуть поморщился, ощутив знакомый вкус оборотного зелья, которое периодически использовал для пожирательских операций, и постарался расслабиться: в стремительных трансформациях собственного тела приятного мало. Брюки упали на пол, живот начал расти и округляться, центр тяжести сместился, и Эйдан глухо охнул, хватаясь за спинку кресла, чтобы не упасть. К счастью, всё закончилось достаточно быстро. К несчастью, всё только начиналось. Впрочем, уже через несколько секунд дыхание восстановилось, и Эйдан сумел найти положение, позволявшее ему выпрямиться в полный рост, не заваливаясь ни вперёд, ни назад. Первым его импульсом после этого было опустить взгляд на грудь — и, разумеется, обхватить её руками. В женских ладонях она даже ощущалась по-другому. Хуже помещалась.

— Не так уж это и страшно, — оптимистично заметил Эйдан и продолжил с интересом ощупывать тело супруги с непривычного ракурса, игнорируя заботливо припасённый хозяйкой ателье халат. — Но мне однозначно необходимо зеркало!

Кажется, видоизменённый мозг тоже начинал работать как-то по-своему. И это отчасти немного настораживало.

+4

15

Это было уже... на грани. Мсье Эйвери раздевался как человек, которого в этом мире вообще мало что может смутить, и Моник подумалось, что ширма выполняла здесь совершенно второстепенную роль инструмента для соблюдения приличий. Не более. Подавая ему поднос с фиалом и обманчиво стыдливо опуская ресницы, она, разумеется, бросила быстрый любопытный взгляд на своего клиента. Эйдан Эйвери находился в прекрасной форме. Для его возраста, конечно. Лишнее тому подтверждение, что несмотря на годы, близкие возрасту ее отца, воспоминание о последнем Моник даже не посетило.
Мысли ее были, скорее, чуть более фривольны, чем позволительно, и тут уместнее было бы подумать о Саваже и представить, что он сказал бы ей по поводу сегодняшней несколько эксцентричной процедуры снятия мерок. Вряд ли был бы настолько интеллигентно сдержан как обычно. Идея вывести его из обычного равновесия именно таким образом была заманчивой, но опасной.
Сам момент трансформации Моник пропустила, деликатно отступив за ширму, и отреагировала лишь на отчетливо женский полувздох-полустон.
- Все в порядке? Как вы себя чувствуете? Может быть, воды? - она появилась в проеме ширмы и окинула быстрым взглядом чету Эйвери, даже в лучшие годы своего брака никогда не казавшуюся настолько единой как сейчас.
М... Интересно, кого-нибудь из особенно творческих любовников когда-нибудь посещала мысль одновременно выпить оборотное зелье и попробовать как же все это выглядит, а главное ощущается с другой стороны?
Мадам Магдалену без избытка одежды она видела уже не раз, но супруг в ее обличье представлял настолько... нетривиальное зрелище, что Моник все же набросила ему на плечи халат. Носки на подтяжках и полусползшие с увеличившегося живота мужские трусы на теле всегда элегантной и любившей красивое дорогое белье мадам Эйвери выглядели комично. Но Моник сейчас успешно могла бы конкурировать с лучшими актрисами столетия - лицо ее выражало лишь умеренную обеспокоенность и внимательность. А взгляд... Ну что взгляд? Если не смотреть в глаза собеседнику, то понять его невозможно.
- Может быть, присядете, ма... мсье Эйвери? У вас не кружится голова?
Взмахом палочки она создала перед Эйвери зеркало.
- Вот, прошу.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+5

16

— Спасибо, я в порядке, — бодро отозвался Эйдан. Голос звучал чужеродно и незнакомо и, как казалось, не принадлежал ни ему самому, ни Магдалине. Виной тому, конечно же, были изменившиеся условия и совершенно непривычный для его уха резонанс, но не сказать, чтобы это как-то примиряло Эйдана с действительностью.

— Вроде бы, — уже не столь уверенно прибавил он, увлечённый вполне естественной манипуляцией — попыткой пощупать себя между ног и не ужаснуться. Эффект вышел в точности обратным: ужаснуться у него получилось, а нормально пощупать — не очень: живот приобрёл такие чудовищные размеры, что «обойти» его оказалось крайне затруднительно. Все движения выходили какими-то странными, неестественными и несуразными, и даже просто сохранять равновесие в вертикальном положении стало нелегко. — Да как она вообще с этим живёт?!

«Она» — это, разумеется, была Магдалина, а под «этим» подразумевался тяжеленный живот, который уже по прошествии тридцати секунд захотелось непрерывно поддерживать руками. Сложно сказать, зачем. Чтобы не оторвался, что ли? Да пусть бы лучше сквозь землю провалился ко всем хвосторогам!

— Моник, я должен вас расстроить, — торопливее, чем мог от себя ожидать, обратился Эйдан к хозяйке ателье. — Ваша затея провалилась, мерки мы не снимем. Я не могу с этим стоять, это пытка хуже круциатуса.

Оставалось надеяться, что подобное сравнение мадемуазель Сарте воспримет, как фигуру речи и не более того, потому что подумать о своих словах заранее и остановиться вовремя у Эйдана не получилось. Интересно, это воздействие стресса, или уменьшившийся объём мозга так влияет на интеллектуальные способности? Слава Мерлину, это всего на час… На целый час?!

Эйдан тихо застонал, и, конечно же, именно в этот момент рядом появилась Моник с халатом и зеркалом. То, что он увидел в отражении, вызывало, мягко говоря, противоречивые эмоции, однако первой его реакцией — вероятно, к счастью — стал столбняк. Ну, если не считать того, что он (почти!) непроизвольно нашёл дополнительную точку опоры в виде локтя очутившейся рядом волшебницы. Эйдан, между прочим, обратил внимание на то, как Моник якобы смущённо стрельнула в него глазками, когда он начал беззастенчиво стягивать с себя одежду, не дожидаясь «превращения». Жаль, что оно произошло так быстро…

— Вам есть, где залечь на дно? — серьёзнее некуда осведомился Эйдан, когда снова смог дышать. — Потому что если моя жена об этом узнает, она точно нас обоих убьёт.

+5

17

- Мсье Эйвери, у меня всегда все удается, поверьте, - спокойным тоном завила Моник, направляя на Эйдана палочку. - Нужно только чуточку потерпеть. Меньше минуты. Вот, обопритесь на меня.
Ждать Моник не стала, а то вдруг мсье Эйдан решит продемонстрировать все отрицательные стороны взбалмошной беременной э... личности и вообще откажется снимать мерки. Из кончика палочки выскользнула гибкая измерительная лента и, как живая, обвила бедра Эйдана-Магдалены, потом скользнула выше - на живот, еще выше... В общем, мерки были сняты почти молниеносно, после чего лента с нужными метками отделилась от палочки и скользнула на пол. Моник подняла ее и повесила на ширму.
- Вот и все, а теперь можно присесть и отдохнуть. Вы только представьте как мадам Магдалена обрадуется обновке. А у нас здесь уже прошло минут пять, а то и десять - осталось подождать чуть больше часа, - оптимистично заявила Моник.
Мановением палочки она трансфигурировала стул в кресло - достаточно высокое, чтобы не было нужды неловко падать в него и достаточно широкое, чтобы сесть удобно и даже слегка развалившись и откинувшись назад.
- Просто ваша жена привыкала к этому постепенно, а вы заполучили в один момент. Привычка - великое дело. Не знаю как насчет круциатуса - не пробовала, но, возможно, кто-то с несколько извращенным восприятием действительности мог бы привыкнуть и к нему.
После последней фразы Эйдана Моник удивленно подняла правую бровь.
- Мой дорогой мсье Эйвери, зачем вы так драматизируете. Дно, конечно, тут неподалеку, ваш Лютный - это просто вершина лондонского дна. Но там слишком грязно - и в прямом, и в переносном смыслах, поэтому залегать там совсем не хочется. Давайте будем логичны - я и раньше видела вашу супругу э... полуобнаженной. А мы с вами не совершили решительно ничего такого, за что нам могло бы быть стыдно или неловко, даже наоборот - мы всеми силами пытаемся сделать мадам Магдалене приятный и неожиданный подарок. Подарок - это хорошо, за удачные подарки не убивают. А вы приобретете новый уникальный опыт. По-моему, у нас сплошные плюсы. Может быть, кофе или свежевыжатый сок?

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+3

18

Следовало отдать Моник должное — работа у неё шла действительно молниеносно. Эйдану, тем не менее, хватило того короткого промежутка времени, который ушёл у мисс Сарте на снятие мерок, чтобы примириться с бренностью бытия в образе беременной женщины с бушующими гормонами и оценить ситуацию с другой стороны. Потому что Моник была совершенно права: в этом состоянии он оказался ненадолго, и вполне можно было немного потерпеть — если не ради идеального платья для любимой жены, то хотя бы во имя приобретения неповторимого опыта.

Хозяйка ателье, между тем, продолжала невозмутимо щебетать, успокаивая разнервничавшегося с непривычки клиента, и Эйдан невольно задумался о том, насколько часто ей приходится вот так забалтывать пользующихся её услугами взбалмошных особ в целом и его дорогую супругу в частности. В пору посочувствовать этой чудесной девушке. Впрочем, она получала за это моральную компенсацию в виде галлеонов, поэтому всё было честно. Ему, в отличие от неё, за общество Магдалины никто не доплачивал.

— Знаете, моя дорогая Моник, — вернувшись в себя если не физически, то хотя бы морально, вдруг вдохновенно обратился к волшебнице Эйдан, напрочь проигнорировав любезное предложение о чашечке кофе и глядя на мисс Сарте с внезапным воодушевлением, — вы абсолютно правы! И в том, что мы с вами делаем замечательное дело, и в том, что для меня это совершенно невероятный, уникальный опыт. Поэтому было бы настоящим преступлением потратить этот час, сидя в кресле за закрытыми дверями.

В принципе, намёк на заявление, которое последует за этим, был вполне прозрачен, но Эйдан не стал тянуть кота за хвост, чтобы не давать очаровательной мисс Сарте ни одного мгновения на изобретение условно убедительных отговорок.

— В вашем ателье, несомненно, найдётся что-то, что я могу накинуть на себя, чтобы не привлекать излишнего внимания, — утвердительно произнёс он и тут же безапелляционно продолжил: — Я хочу выйти в город. Не в Лютный переулок, разумеется — как вы справедливо заметили, это не самое подходящее место для приличной женщины — к слову, просто удивительно, насколько хорошо вы о нём осведомлены — но хотя бы прогуляться по Косой Аллее мы с вами просто обязаны. Не откажите мне в этой маленькой любезности. Обещаю, я этого вам не забуду.

Магдалина всё равно вечно сидит дома, так что шансы нарваться на неё на улице Эйдан оценивал как минимальные. А вот провести, так сказать, натурный эксперимент и прогуляться по улице в её облике было бы весьма увлекательно.

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [08.06.1978] Главное, чтобы костюмчик сидел


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно